Пример

Алексей​ Майоров: у опасных производств должны быть финансовые резервы на случай техногенных катастроф

В парламенте обговаривают с Правительством варианты обязательств и ответственности​ нефтедобывающих компаний за​ ущерб экологии

Алексей​ Майоров: у опасных производств должны быть финансовые резервы на случай техногенных катастроф

Алексей Майоров. фото: Игорь Самохвалов / ПГ

Президент России Владимир Путин 19 июня в ходе совещания о ликвидации последствий разлива дизельного топлива в Норильске поручил ускорить работу над законопроектами, которые направлены на предотвращение подобных аварий. По словам главы государства, «в законодательстве следует предусмотреть механизмы предотвращения подобных ситуаций, адекватного, своевременного и комплексного реагирования на них и компенсации последствий». Законодатели планируют до конца года принять целый ряд соответствующих норм. Поправки, как сообщила вице-премьер Виктория Абрамченко, уже согласованы и будут рассмотрены на заседании Правительства 25 июня.

Речь идёт о повышении штрафов за нарушение природоохранного законодательства и о проекте​ закона​ о нефтеразливах на суше, который приняли в первом чтении ещё в марте 2018 года. Об этом рассказал​ «Парламентской газете» председатель Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Алексей Майоров. По его мнению, иметь на случай аварии финансовые гарантии, которые позволят ликвидировать возможные​ последствия, должны не только нефтяные компании, но и другие организации, занятые опасным производством.

- Алексей Петрович, какие выводы сделаны после аварии в Норильске?

- Президент поручил до конца весенней сессии парламента ввести изменения в нормативно-правовые документы, которые направлены на то, чтобы впредь подобных аварий не случалось. Мы поддержим изменения в «Закон об охране окружающей среды», которые предложило Правительство. Должны появиться требования к организациям, которые осуществляют деятельность по разведке, переработке, транспортировке, хранению углеводородов, чтобы у них обязательно были планы ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов на суше. При этом будет чётко прописано, как эти планы должны разрабатываться, что должны в себя включать и каким образом реализовываться, когда подобные техногенные катастрофы происходят. Также установлены требования к составу и оснащению аварийно-спасательных служб, что тоже немаловажно.

Кроме этого, вводится обязательное финансовое обеспечение, которое должно быть у компаний, которые эти планы разрабатывают, чтобы было на что ликвидировать аварию, если она случится. Здесь ещё остаётся вопрос, как это обеспечить.​ Правило может быть такое: если вы занимаетесь опасным производством, то должны иметь либо банковскую гарантию, либо договор страхования, либо создать резервный фонд. Сейчас мы вместе с Правительством определяем, каким путём лучше пойти.

- К законопроекту в его первоначальном виде были претензии. В Комитете Госдумы по экологии и охране окружающей среды говорили о том, что в нём не хватает конкретных механизмов финансового обеспечения на случай разливов для нефтедобывающих компаний. И парламентарии предлагали уточнить их ко второму чтению. Это будет сделано?

- Это можно доработать ко второму чтению законопроекта, а можно предусмотреть в нормативных правовых актах, чтобы не мельчить в федеральном законе. То есть Правительство должно будет утвердить положение о финансовых гарантиях и всё подробно расписать. Дело в том, что там много нюансов. Фонды, гарантии, страхование — это всё стоит денег, и это большая нагрузка на бизнес. Поэтому могут быть предложены разные механизмы. Например, можно создать один резервный фонд на несколько компаний, и каждой из них придётся вкладывать в него меньшую сумму, хотя денег будет достаточно, чтобы ликвидировать аварию, произошедшую на любой из них. Не могут же одновременно случиться аварии в 20 точках.

На самом деле финансовое обеспечение важно не только когда речь идёт о компаниях, которые занимаются нефтью. В чём тут суть? Сейчас авария случилась на предприятии, которое принадлежит крупной состоятельной структуре. Но ещё более опасно, когда предприятие банкротится, всё бросает, а последствия приходится устранять на государственные деньги.​ Так произошло с целлюлозно-бумажным комбинатом на Байкале, где до сих пор не ликвидировали залежи лигнина. Или Химпром в городе Усолье, где осталась ртуть, но нет​ собственников. Там просто экологическая катастрофа. Чтобы этого не было, должны быть финансовые гарантии.

- То есть обязанность иметь, например, банковские гарантии, страховку или деньги в резервном фонде надо распространить на все опасные производства, а не только нефтяные компании?

- Я считаю, что да. Что бы я ещё отметил? Вопрос, который не войдёт в закон, но которым надо заняться — методика расчёта ущерба, прежде всего по воздуху и воде. Надо, чтобы методики были объективны. Несмотря на то что на ликвидацию аварии в Норильске потратят огромные деньги, на​ устранение её последствий​ уйдут годы. Да и то до конца зачистить всё не смогут, так как топливо попало в реку. Поэтому надо утвердить методику оценки ущерба, чтобы было понятно, сколько надо возмещать, если произойдёт​ авария.

Ещё важно, что проектом нового​ Кодекса об административных правонарушениях предусмотрены повышенные штрафы за нефтеразливы для компаний и в целом за нарушение природоохранного законодательства как для юридических, так и для физических лиц. Это инициатива Росприроднадзора, и мы считаем, что она правильная.

Просмотров 1425

19.06.2020 16:27

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях