России нужен криминальный прогноз

На площадке Совета Федерации началась дискуссия о концепции уголовной политики России

России нужен криминальный прогноз  

Эксперты предлагают вернуться к модели, когда следователь по уголовным делам сосредотачивался на исследовании обстоятельств, а обвинение формировал прокурор. В Совете Федерации пятого апреля обсудили возможные пути совершенствования и ориентиры уголовного права до 2025 года.

Гуманное уголовное право

Уголовный кодекс РФ вступил в силу с января 1997 года. За 20 лет в него внесли около тысячи поправок. Как отметил председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас, нельзя сказать, что эти изменения укладываются в какую-либо концепцию. Принимались они зачастую на злобу дня, что в уголовном праве приводит к опасным последствиям — за схожие по степени опасности преступления могут применять совершенно разные меры пресечения.

Открывая публичную дискуссию о концепции уголовной политики России, Клишас подчеркнул — в дальнейшем все реформы уголовного законодательства должны осуществлять в строгом соответствии с той политикой, которая будет установлена государством.

Андрей Клишас. Фото пресс-службы Совета Федерации

Первые предложения о «дорожной карте» уголовной политики на ближайшие восемь лет изложены в докладе, подготовленном экспертами под эгидой Центра стратегических разработок Алексея Кудрина. Один из авторов работы, доктор юридических наук, профессор НИУ ВШЭ Геннадий Есаков отметил, что первым ключом к решению проблем уголовного права являются нестабильные и неясные правила игры, особенно в судах.

8-е место в мире занимает Россия по количеству заключённых на сто тысяч населения
«Мы наблюдаем разорванность между ключевыми «игроками» на правовом поле — законодателей, правоприменителей, научного сообщества. Показательный пример: когда изменения в УК принимаются даже на фоне резких замечаний Верховного суда России», — сказал эксперт.

Есаков считает, что уголовная политика у нас «объективно отсутствует» — отсюда и хаотичное внесение поправок в законодательство, и кризис криминологической науки. Некоторые политики и правоведы предлагают решать вопрос радикально — принимать новый Уголовный кодекс. Однако авторы доклада уверены: необходимости в такой масштабной реформе нет — убирать нестыковки надо путём «точечной» модернизации существующего кодекса. В частности, устранять некоторые перекосы, например в карательной политике государства.

Исследования учёных, к которым апеллируют эксперты и авторы доклада, показывают: излишне суровые меры наказания, многократные и длительные сроки содержания под стражей нередко приводят к обратному эффекту — к рецидивам преступлений, которые в России составляют, по официальным данным, до 40 процентов случаев. А свыше 60 процентов осуждённых находятся в зоне «криминологического невозврата» — то есть это люди, которые потеряли способность в ресоциализации (речь прежде всего идёт о возвращении их в поле правового поведения) .

Парламентские слушания «Уголовная политика – дорожная карта (2017 – 2025 годы)». Фото пресс-службы Совета Федерации

Эксперты центра Алексея Кудрина также наметили три направления, по которым нужно идти в модернизации уголовного права. Первое — гуманизация наказаний к лицам, совершивших преступление впервые, без насилия и без злого умысла. Аргумент — это сократит «тюремное население» в России.

Второе — сужение уголовно-правового поля. Третье — новый подход, по  которому государство не может применять репрессии на любое преступление. Менять ситуацию, по мнению авторов доклада, надо потому, что наблюдается явный дисбаланс санкций, которые выписывают преступникам суды. Например, по статье о превышении полномочий 75 процентов осужденных получают наказание по «нижней планке», а по статьям по нарушению правил дорожного движения тренд колеблется в сторону более строгих пределов.

Увести следователя от обвинения

Доклад экспертов ЦСР получил большую порцию критики от учёных и правоведов. Уполномоченный по правам человека в России, доктор юридических наук Татьяна Москалькова отметила, что труд должен быть дополнен анализом и предложением в области уголовно-процессуального права — только тогда этот труд может претендовать на то, чтобы быть представленным президенту в качестве концепции уголовной политики.

По данным омбудсмена, вопросы, касающиеся уголовных дел, занимают первое место в общем объёме обращений граждан к уполномоченному по правам человека. Всего таких обращений в прошлом году было 13 366: на первом месте нарушения в области вынесения справедливых приговоров, на втором месте  — нарушения в ходе следствия, на третьем  — отказ в возбуждении уголовного дела.

Татьяна Москалькова. Фото пресс-службы Совета Федерации

«Сегодня накоплен богатейших опыт, который позволяет сказать — УК и УПК РФ требуют новых концептуальных подходов. Моё мнение, как учёного, — в действующей уголовно-процессуальной модели есть несколько крупномасштабных проблем», — заявила она.

Среди них Москалькова назвала наличие стадии возбуждения уголовного дела. Введённая в 1937 году, она постепенно превратилась в процессуальное действие, увеличилась по срокам (до 30 суток) и потеряла своё первоначальное значение.

«Ряд стран уже отказались от этой стадии», — заметила Москалькова. Также среди ключевых проблем она выделила то, что  следователь отнесён к стороне обвинения и в такой ситуации неизбежен обвинительный уклон работы. В связи с этим она предложила вернуться к модели, когда следователь исследовал обстоятельства, а обвинение формулировал прокурор.

Также, по мнению Москальковой, не выдерживает критики та глава УПК России, согласно которой несколько миллионов граждан России получают такой иммунитет, которого не имеют граждане ни одной страны мира. «Следователь не должен стоять на коленях перед Госдумой или судом, чтобы снять иммунитет с депутата или судьи», — убеждена уполномоченный по правам человека в России.  

Дискуссию продолжат осенью

Строго в отношении высказались представители МВД (указано на противоречие в представленных предложениях) и Следственного комитета России (обращено внимание на то, что никак не упоминаются сразу несколько ключевых сфер, включая правоприменительную политику) — по их мнению, доклад экспертов ЦСР не может рассматриваться как «дорожная карта» уголовной политики до 2025 года. Того же мнения придерживаются и представители науки — они обратили внимание на «сырость» представленных инициатив по реформированию уголовного права.

От них прозвучали и конкретные предложения, что должно стать структурными элементами «дорожной карты». По мнению профессора кафедры уголовного права МГЮА Валерия Цепелева, ими должны стать: во-первых, уголовно-правовой мониторинг законов. Во-вторых, анализ криминальной ситуации и прогноз её развития в России (это компенсирует кризис криминологической науки). В-третьих, подготовка к изменению законодательства — что и как нужно менять. В-четвёртых, комплексная экспертиза решений по изменению законов (надо или нет?).

Глава ЦСР Алексей Кудрин отреагировал на критику сдержанно: он отметил, что представление доклада имело целью начать серьёзную дискуссию об уголовной политики, и эта цель достигнута. «Абсолютно уверен, что накопившиеся противоречия в уголовном праве мешают социально-экономическому развитию страны. Они вызывают недовольство и беспокойство, и нам надо их решать. На площадку Совета Федерации мы можем привлечь разные силы — уверен, что нам надо завершить эту работу, пройдя круги дискуссий», — считает российский политик.

Андрей Клишас, в свою очередь, поделился планами на будущее — в дальнейшем его комитет планирует провести следующий раунд дискуссии осенью. До этого времени эксперты смогут поработать и обслужить это с коллегами из академического сообщества.



Автор: Никита Вятчанин

Ещё материалы: Андрей Клишас, Татьяна Москалькова

Просмотров 1470

06.04.2017

Популярно в соцсетях