Косачев: говоря об отношениях с США, Путин сделал акцент на ценностях

Пресс-конференция Президента России и в ее внешнеполитической части была подведением итогов весьма обильного на важные события 2016 года. Отмечу те моменты, которые особенно запомнились.

Ожидаемо много внимания было уделено российско-американским отношениям после президентских выборов в США. Путин сделал акцент на ценностях. Слова Барака Обамы о том, что 37% сторонников Республиканской партии США, мол, симпатизируют деятельности российского президента, он прокомментировал именно как симпатию к нашим представлениям о традиционных ценностях, о том, как должен быть устроен мир, чем мы должны заниматься, где наши общие опасности и проблемы.

Это важный момент — речь не идет о чистой прагматике, о чём преимущественно говорили после американских выборов, но о сфере идей и ценностей, в которых также существуют предпосылки для хороших отношений между двумя народами. Несомненно, это можно рассматривать своего рода протянутой рукой «одноэтажной Америке», основному электорату Дональда Трампа, чье настроение, по словам Путина, новый президент США «тонко почувствовал». Полагаю, и Трампу было бы важно «тонко почувствовать», что в России он может найти не только партнера по геополитическим или экономическим «торгам», и нас не разделяет идеология и мораль, как это было в период холодной войны. В ходе первой встречи с Трампом российский лидер планирует обсудить нормализацию российско-американских отношений, и это не просто дипломатический оборот: очевидно, что вопрос будет поставлен вполне предметно, возможно даже в формате некой «дорожной карты».

Твердая позиция была высказана по гонке вооружений: это точно не наш выбор, не мы ее начали, не мы ее разгоняем и не собираемся втягиваться в такое соперничество, которое не можем себе позволить. Президент России четко обозначил точку отсчета: предпосылки новой гонки ядерных вооружений были созданы после выхода США из договора по ПРО. Мы лишь вынуждены отвечать на этот вызов.

Точно так же складывалась ситуация в отношениях с Европой. Президент подчеркнул: мы не были инициаторами ухудшения отношений с Европой, не вводили санкций, алишь ответили на рестрикции, введенные против российской экономики. И в этом случае исходной точкой были не действия России, а, можно сказать, бездействие европейцев, выступивших гарантами соглашения между украинским президентом Януковичем и оппозицией, но буквально на следующий день поддержавших госпереворот. Все последующие события, включая самоопределение Крыма и конфликт на Донбассе — это следствие, а не причина. При том что после госпереворота процесс евроинтеграции Украины только затянулся.

Обратил внимание и на то, что Президент твердо и однозначно поддержал предоставление безвизового режима с Евросоюзом для украинцев. Любые спекуляции на эту тему, будто Россия либо «ревнует» к прогрессу Украины на этом направлении, либо каким-то образом хотела бы препятствовать этому — все это получило вполне недвусмысленный ответ. Более того: президент России предлагает европейцам быть последовательными — предоставить украинцам и право на работу, ибо отсутствие такой возможности будет стимулировать нелегальную занятость и социальную необеспеченность трудовых мигрантов в Европе. Думаю, многие на Украине оценят, что именно Путин выступил в роли их «адвоката», в то время как собственные власти заняли позицию покорного ожидания «подачек» из Брюсселя. По мнению российского президента, визовый режим в Европе — анахронизм. И это уже прямое указание на тех, кто на самом деле сохраняет и поддерживает разделительные линии между государствами и народами в Европе.

По словам Путина, мы хотим видеть в Европе надежного, сильного и, что немаловажно, самостоятельного партнера. Ибо если для выстраивания отношений приходится обращаться в третьи страны, то, как сказал президент, какой смысл тогда говорить с Европой? Однако внутренние процессы в Европы — это ее собственное дело. Происходящее там не является следствием каких-то действий извне, но объективно вызвано существованием двух позиций, двух видений самой модели, как Европы суверенитетов и независимых государств, или как квазифедеративного государства. Очевидно, Россия готова к диалогу в любом формате — с единой Европой или с отдельными государствами. Главное, чтобы этот диалог развивался.

Применительно к российско-турецким отношениям примечательно признание Президента России о том, что он ранее скептически относился к версии, будто наш военный самолет был сбит без санкции турецкого руководства. И сейчас, после убийства российского посла в Анкаре, он уже начинает верить, что все возможно. Это, на самом деле, важное подтверждение решительного настроя на развитие отношений с Турцией и подтверждение того, что убийцам российского дипломата своих целей добиться не удалось.

Путин особо отметил и роль Турции в сирийском урегулировании, развивающемся сегодня в трехстороннем формате Россия — Турция — Иран, при активной роли Дамаска. Все стороны смогли обеспечить реализацию «крупнейшей в мире международной гуманитарной акции» по выводу более 100 000 человек из Алеппо.

Сотрудничество в этом формате будет продолжено, причем на новой площадке — в Астане, любезно предложенной Президентом Казахстана. Но обратил бы внимание и на слова российского лидера о том, что непременно должны быть учтены и интересы других важных региональных государств — Иордании, Саудовской Аравии, Египта, а также такого глобального игрока, как США. В этом явный посыл и странам региона — что никто не собирается решать проблемы Сирии без них, и, конечно же, сигнал уже новой команде в Белом доме — что ее конструктивная позиция по сирийскому урегулированию также будет учтена.

Опубликовано на странице сенатора в Facebook.

Ещё материалы: Константин Косачев

Просмотров 2230

23.12.2016 16:40