Киберпространство: воевать или предотвращать войны

Два принципиально противоположных подхода к поведению государств в киберсфере обсудили на международной конференции в Москве

Киберпространство: воевать или предотвращать войны  

70 миллионов кибернападений совершается на Россию в год. Посол по особым поручениям, специальный представитель Президента РФ по вопросам международного сотрудничества в области информационный безопасности Андрей Крутских называет это прямой кибервойной.

Впрочем, добавляет он, приведённая цифра не является мировым рекордом — число взаимных кибервторжений между США и Китаем, например, ещё выше… Посол Крутских был главным спикером на международной конференции «Актуальные вопросы информационной и кибербезопасности» с участием политических и общественных деятелей, дипломатов, учёных и специалистов из России, стран СНГ и дальнего зарубежья, организованной журналом «Международная жизнь» при поддержке МИД РФ.

Готовься к войне?

Более 140 государств в той или иной форме сегодня активно готовятся к кибервойнам. Тема «российских хакеров», созданная и вброшенная уходящей американской администрацией, стала неотъемлемым и постоянным элементом как внутриполитических разборок в США, так и внешнеполитических угроз, с которыми на самом высшем уровне выступили президент Обама и вице-президент Байден.

Россия не имеет намерения ни развязывать кибервойны, ни подставлять вторую щёку.

Как сообщил газете «Нью-Йорк таймс» информированный собеседник в Белом доме, советники президента и спецслужбы США в последние месяцы неоднократно предлагали Обаме различные варианты кибервоздействия на Россию, но они пока были отвергнуты, как недостаточно неэффективные или слишком рискованные. «Хорошим вариантом», по словам источника, считается такой, при котором конфликт завершится с выгодой для США. Будь таковой предложен, президент его уже использовал бы.

Со своей стороны Россия не имеет намерения ни развязывать кибервойны, ни подставлять вторую щёку, ежели у кого-то из «партнёров» появится непреодолимое желание проверить её уязвимость в этой сфере. Как сформулировал на конференции Андрей Крутских, «повторения 22 июня 1941 года не состоится».

Информационная безопасность

5 декабря Владимир Путин утвердил Доктрину информационной безопасности Российской Федерации, обозначившую основные направления деятельности по обеспечению стратегической стабильности. Среди них: формирование системы международной информационной безопасности, обеспечивающей противодействие использованию информационных технологий в военно-политических, террористических, экстремистских, криминальных и иных противоправных целях; создание международно-правовых механизмов в целях предотвращения и урегулирования конфликтов в информационном пространстве; обеспечение равноправного сотрудничества всех заинтересованных сторон в информационной сфере. 

Держа порох сухим, в принципиальном плане Москва выступает за предотвращение конфликтов в киберпространстве, прекращение гонки кибервооружений. Со своей стороны США и их партнёры исходят из признания милитаризации киберсферы свершившимся фактом и предлагают вести переговоры уже по кодификации конфликтов. Принципиальные противоречия не позволяют выйти на универсальный международный договор по кибербезопасности, но добровольное принятие странами правил поведения в данной сфере позволит сформировать неконфронтационное пространство, заявил на конференции в Москве замминистра иностранных дел РФ Олег Сыромолотов.

Правила поведения

«Нашей ключевой инициативой и приоритетом на данном направлении является разработка и принятие под эгидой ООН универсальных правил ответственного поведения государств в информационном пространстве, — подчеркнул Олег Сыромолотов. — В условиях, когда принципиальные противоречия не позволяют выйти на заключение универсального международного договора, разработка и принятие добровольных правил поведения позволит сформировать широкую политическую договоренность о неконфронтационном статусе информпространства».

Схожих позиций придерживаются страны — партнёры РФ по Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), а также БРИКС. Определённые надежды и сдержанный оптимизм порождают сигналы, что администрация избранного президента Трампа в определённой мере собирается переформулировать стратегические цели и задачи для Америки. К любым утечкам, разумеется, следует относиться с разумным скептицизмом, как и к экзальтированной реакции на них, особенно в лагере проигравших.

Действительно ли Россия не будет фигурировать в новом списке приоритетов, как враг номер 1, мы узнаем после 20 января. Но характеристике президента-прагматика, каковым представляется Дональд Трамп, вполне соответствует, что в любых вариантах таких списков, активно обсуждаемых в СМИ, фигурирует выработка «всеобъемлющей киберстратегии».

Резолюция Генассамблеи не будет носить обязывающего характера, но явится прелюдией к более серьёзно проработанному и детализированному международному соглашению.

Рабочая группа с участием представителей 25 государств, созданная в ООН по инициативе России, должна к лету будущего года подготовить и представить на суд Генерального секретаря и Генассамблеи свои рекомендации и проект соответствующей резолюции. «В известной мере это компромисс, — признает Андрей Крутских. — Речь идёт о так называемом мягком праве — нужно посмотреть, как предлагаемые принципы в случае их одобрения будут работать. Резолюция Генассамблеи не будет носить обязывающего характера, но явится прелюдией к более серьёзно проработанному и детализированному международному соглашению, которое положит конец киберанархии, творящейся сейчас в мире». 

Спецпредставитель Президента РФ напомнил также, что на недавнем Совете министров иностранных дел ОБСЕ в Гамбурге глава российской дипломатии Сергей Лавров предложил созвать международную конференцию по информационной безопасности и мерам доверия, формализовать работу группы правительственных экспертов в рамках ОБСЕ и создать отдельную структуру внутри организации.

Просмотров 2527

21.12.2016 16:15