В новой Концепции внешней политики РФ возросла роль «мягкой силы» — Косачев

Сенатор выделил задачу по упрочению позиций России как одного из мировых центров влияния

Утверждение Президентом России новой Концепции внешней политики Российской Федерации – «новость особого порядка». Такое мнение высказал глава Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

Сенатор отметил, что концепция принимается всего спустя три года после появления на свет прежней, хотя такого рода стратегические документы принимаются на долгосрочный период. Среди причин появления Концепции-2016 он выделил изменение мировых реалий: на это большое влияние оказал украинский кризис, усиление международного терроризма и миграционных потоков, обострение северокорейской тематики как угрозы расползания ядерного оружия в мире, а также «фаза турбулентности», в которую вступил Запад.

Среди позитивных предпосылок – успешно продвигается процесс евразийской интеграции. «Всё это требует адекватной оценки на концептуальном уровне и соответствующей внешнеполитической реакции со стороны России. Тем не менее я бы предостерёг от поиска каких-то революционных новаций в новой концепции. И это важный момент, на котором стоит акцентировать внимание – тем самым обеспечена преемственность, последовательность и предсказуемость внешней политики России и, соответственно, её самой как партнёра и влиятельной мировой державы», — считает Константин Косачев.

Среди новаций концепции он выделил то, что цели прежней в новом документе перечислены в виде задач. «В качестве отдельной задачи выделено упрочение позиций России как одного из влиятельных центров силы современного мира – эта идея фактически сквозной мыслью проходит через весь документ и обосновывается его положениями», - заметил сенатор.

В числе актуальных задач Константин Косачев назвал укрепление позиций российских СМИ в глобальном информационном пространстве и доведение до международной общественности российской точки зрения на мировые процессы. «С учётом уже фактически объявленной против нашей страны информационной войны появление этого пункта было практически неизбежным», — уверен он.

Отдельно он обратил внимание на возросшую роль инструментов «мягкой силы» в Концепции-2016. Среди них информационно-коммуникационные ресурсы и ресурсы гражданского общества. Это, по мнению сенатора, повышает роль парламентской дипломатии: «Мы видим это сегодня, когда нередко именно парламентские каналы оказываются ключевыми для диалога с рядом государств, принципиально свернувшими отношения с Россией на других треках».

Роль российского парламента в новой Концепции-2016 осталась неизменной, что означает, как подчеркнул Константин Косачев, «сохранение востребованности и важной миссии по законодательному обеспечению российской внешней политики и выполнению нашим государством его международных обязательств». Более глубоко в тексте прописаны задачи и возможности субъектов Федерации в сфере международного сотрудничества. «Вижу в этом и определённый сигнал и, одновременно, мандат непосредственно Совету Федерации поддержать эту активность регионов», — сказал парламентарий.

В целом, по мнению Константин Косачева, новая Концепция внешней политики даёт всем, кто так или иначе задействован в сфере внешней политики, чёткие ориентиры и параметры действий во внешних делах. «Она задаёт логику и конечный смысл этим усилиям. «Это очень своевременный и актуальный документ —  из тех, что часто называют «матчастью», обязательной для изучения каждым практиком», — считает Константин Косачев.

Напомним, что Президент России утвердил новую концепцию внешней политики России вчера, 1 декабря.

Просмотров 1911

02.12.2016 14:58