Запрет идеологии в Конституции — вредное недоразумение

Полагаю, что возобновившаяся в последнее время дискуссия о целесообразности запрета идеологии в Конституции России не случайна. Проблема идеологии становится одной из самых серьёзных в развитии страны. Читаем 13-ю статью Конституции: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Странно. Так уж и никакая? И ни для кого не может быть обязательной?

Идеология — это система идеалов, ценностей, взглядов и убеждений, посредством которой личность выражает своё отношение как к существующей социальной реальности в целом, так и к конкретным её аспектам. Та или иная идеология лежит в основе любой человеческой деятельности. Деятельность невозможна без целей, а цели человек вырабатывает на основе идеологии.

Государство без целей? Государственные чиновники, действующие вне общепринятой системы идеалов, ценностей, взглядов и убеждений? То есть один может, к примеру, Родину считать ценностью, а другому — не обязательно?

Очевидно, что никакое государство без идеологии существовать не может. Сама российская Конституция — идеология, воплощённая в законе. И все другие законы содержат в себе идеологию. Государство, способ его построения и механизмы функционирования — тоже идеология, воплощённая в реальность. Уже с этой точки зрения Статья 13 — отрицание Конституцией самой себя. Идеология в России — нечто, что существует, но не может быть названо своим именем. Вредная ситуация. 

Если идеология в обществе не сформулирована, не артикулирована, не записана, существует «по умолчанию», то она и не может обсуждаться, оспариваться, сравниваться с другими идеологиями, совершенствоваться. Нечто вроде возврата к первобытному (бессловесному) обществу.

Между тем в ходе многовековой эволюции в мире сложилась практика, при которой общество оформляет свои интересы в виде различных идеологий и на этой основе формирует политические партии. В конкуренции идеологий те или иные партии побеждают и приходят к власти, осуществляя в дальнейшем соответствующую своей идеологии политику от имени государства, имея на то «мандат» от большинства членов общества. Победа партии на выборах имеет смысл потому, что в результате именно её идеология должна реализовываться государственным аппаратом.

Принципиально важно, что организация жизни государства и общества невозможна только принятием законов (называемых в социологии жёсткими регуляторами), так как наряду с ними должны существовать ещё мораль, нравственность, совокупность культурных кодов (мягкие регуляторы), также основанные на идеологии. Победа партии на выборах означает в современном развитом государстве не только возможность принятия парламентом законов, соответствующих её идеологии, но и обязанность чиновничества вести себя в соответствии с мягкими регуляторами этой идеологии.

Задачу выработки и совершенствования национальной идеологии всегда берёт на себя элита. Народ же оценивает результаты, принимает их или не принимает. Если элита успешно справляется со своей обязанностью, в стране наступает период устойчивого социально-экономического развития. Не справляется — страна попадает в беду.

Статья 13 появилась в нашей Конституции в конкретных исторических обстоятельствах, которые остались в прошлом. И живёт как отвалившаяся короста, прибинтованная к зажившей ране.

Конституцию готовили в апреле-ноябре 1993 года реально лучшие умы России того времени, да и нынешнего тоже. Многие из них живы и работают среди нас, пользуются заслуженным авторитетом. Эти люди могут рассказать подробно, какие факторы того момента над ними довлели: в первую очередь — желание учесть горькие ошибки прошлого и поставить конституционные барьеры для волюнтаризма какого-нибудь нового «ЦК КПСС», исключить чью-либо монополию на идеологическое развитие страны.

В комментарии к Конституции от 1994 года (выдающегося правоведа Б.Н. Топорнина и других) обращалось внимание на закрепление в ней идеологического многообразия именно в противовес однообразию советских конституций. Имелось в виду право общества на конкуренцию идеологий, выбор наиболее соответствующей требованиям времени и корректировку её или пересмотр по мере необходимости путём демократических процедур. Статья 13 понималась правоведами тогда и как гарантия гражданских свобод, исключающая преследования людей за их убеждения. Что, безусловно, и сейчас очень важно.

Однако в итоге на сегодня получился запрет на поддержку государством какой-либо идеологии вообще, полное формальное устранение государства из сферы идеологии. Сначала ни о чём подобном даже не думали: «Разработчики стремились не допустить в будущем нового тоталитаризма, когда какая-либо пришедшая к власти политическая партия захочет объявить свою идеологию навсегда верной, не подлежащей критике и пересмотру, — рассказал мне член Конституционного суда РФ Гадис Гаджиев. — Сейчас же, осмысляя данное положение всё глубже и глубже, сопоставляя с канонами юриспруденции, мы встаём перед серьёзными вопросами».

Увы, в официальном комментарии к Конституции, её 13-й статье глава Конституционного суда В.Д. Зорькин вынужден указывать на запрет для государственных чиновников руководствоваться в своей работе чем-либо, кроме конкретных законодательных актов. Он отмечает, что этот запрет распространяется и на иные субъекты права, включая общественные объединения, церковь, учреждения образования, художественного творчества и иные сферы коллективной жизнедеятельности людей. Автор констатирует, что данная норма Конституции «означает существенное сужение пределов государственной власти».

Формально получается, что никому нельзя иметь никакую идеологию, кроме отдельно взятого человека. Только откуда он её возьмет — непонятно. Как известно, идеология по наследству генетически не передаётся. Если следовать данному пониманию 13-й статьи на практике, то газеты могут печатать только законодательные акты, инструкции по садоводству и применению стирального порошка, а вузы и школы — преподавать только естественно-научные знания. Впрочем, и это под вопросом. Ведь строение Вселенной, представления о материи и теория эволюции — тоже идеология. Что примечательно: чиновники, действующие в рамках 13-й статьи, не имеют права руководствоваться в работе своими моральными принципами!

Вот что пишет по этому поводу видный правовед А.И. Александров: «В действительности запрет государственной идеологии является не чем иным, как запретом любой пропаганды со стороны государства, запретом целенаправленной пропаганды гуманистических, общечеловеческих ценностей через структуры органов государственной власти, через учебные и воспитательные учреждения, что вызывает негативные последствия: правовой нигилизм, рост преступности, вытеснение общественного правосознания общественным криминальным сознанием». В общем, интересное получилось у нас в стране конституционное закрепление роли идеологии. Глубоко оригинальное. Нет такого больше нигде и ни у кого. И нужна ли России такая оригинальность — вопрос, требующий серьёзного обсуждения.

Ещё материалы: Александр Запесоцкий

Просмотров 59856

17.11.2016 12:27

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях