Что стоит за извинениями Эрдогана?

Можно ли верить турецкому лидеру и улучшатся ли теперь российско-турецкие отношения

Что стоит за извинениями Эрдогана?

Фото с сайта Кремля

Сегодня, 27 июня, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в послании Владимиру Путину выразил соболезнования в связи с гибелью пилота Су-24. По словам пресс-секретаря главы российского государства Дмитрия Пескова, турецкий лидер рассказал о готовности сделать всё возможное для восстановления традиционно дружественных отношений между двумя странами.

 

Эрдоган в послании Президенту России также заверил, что у Анкары «никогда не было желания и заведомого намерения сбить самолет, принадлежащий Российской Федерации» и назвал Россию «другом и стратегическим партнером».

Словам верить нельзя

Напомним, отношения России и Турции ухудшились после того, как Анкара в конце 2015 года сбила в сирийском небе российский Су-24. После этого руководство Турции не раз заявляло о желании наладить отношения с Россией. В Москве, в свою очередь, подчеркнули, что это возможно только после того, как Анкара принесет извинения за случившееся. Что же подвигло турецкого лидера написать покаянное письмо?

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров считает, что главным мотивом действий Эрдогана была изоляция со стороны Запада.

«После принятия Бундестагом резолюции о геноциде армян и других христиан Османской империей, после заявления ряда политических деятелей Евросоюза, того же Кэмерона, ему всё стало ясно, — сказал эксперт «Парламентской газете». — Особенно беспокоили Эрдогана действия американцев, казалось бы, главного союзника Турции по НАТО, в том числе, когда они сбросили огромное количество  оружия отрядам самообороны курдов, которое находили потом у членов Рабочей партии Курдистана. Согласитесь тут есть  повод задуматься, а что же происходит? Вот, наверное, он решил сманеврировать, показать,  что может пойти на сближение с Россией в пику  отношениям с США и их союзниками со всеми вытекающими из этого последствиями. Вот что происходит, а не то,  что ему нужно срочно помидоры распродать и туристов принять, хотя одно другому не мешает».

Заявлениям Эрдогана ни в коем случае нельзя верить, убежден эксперт. По его мнению, нельзя сбрасывать со счетов и остальные претензии России в адрес Турции, в числе которых — поддержка ИГ, запрещённого на территории России, торговля нефтью с террористами, переправка антиквариата,  доставка оружия для бандформирований.

«Нельзя всё  это сбрасывать со счетов и сближаться  с Эрдоганом. Логика должна быть такого решения, а я её  пока не вижу. Если мы поведемся, думаю, будет еще один «нож в спину», — пояснил свою позицию Семён Багдасаров.

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский убеждён, что не стоит придавать большого значения письму Эрдогана.

«Пока что случилось? Он принёс извинения? Замечательно! А как там насчёт компенсации, как насчет наказания виновных? Причём наказания виновных в убийстве нашего лётчика уже после того, как был сбит самолёт, а не за то, что они перешли улицу в неположенном месте! Улучшатся ли отношения России и Турции? Что ж, увидим», — сказал он «Парламентской газете».

Россия действовала правильно

Ранее Эрдоган заявлял, что Турция не будет извиняться за инцидент со сбитым российским Су-24. По его словам, турецкие пилоты и вооружённые силы «просто выполнили свои обязанности, которые состояли в том, чтобы дать ответ на нарушение».

Председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачев убежден,  что письмо Эрдогана подтверждает, что линия, избранная Россией, ранее  была  «на 100 процентов корректной и правильной». Письмо, по его мнению, содержит «два ключевых тезиса, на которых настаивала Россия: во-первых, извинения, во-вторых, готовность к любой инициативе для «облегчения боли и тяжести нанесенного ущерба» семье погибшего пилота Су-24 Олега Пешкова». Об этом сенатор написал на своей странице в социальной сети. «Это важный шаг в сторону России», — считает он.

Сенатор убеждён, что не стоило осуществлять «ни военных ответов, к чему призывали некоторые политики, ни уступок и оставления инцидента без ответа».

По его мнению,  «экономический удар» оказался самым эффективным. «Эрдоган явно не ожидал ни такой решимости от России, ни масштаба последствий её действий. Пляжи без россиян в Турции и стройки без турок в России впечатлили гораздо сильнее любых военных или политических угроз. При этом дипломатия была ювелирной: ни слова о враждебности к туркам или о том, что это конфликт между народами. Будем считать, что первый шаг к преодолению конфронтации сделан. Но, разумеется, это только начало», — объяснил Косачев.


Просмотров 3638

27.06.2016

Популярно в соцсетях