ОПК теснит нефтяников по доходности

Президент России проводит совещания по проблемам обороны

В Сочи Президент России Владимир Путин проводит серию совещаний с руководителями Министерства обороны и военно-промышленного комплекса. Понятно, тема закрытая, особой информации из зала заседаний не поступает, хотя приоритеты и определены: довести уровень боеготовности военной техники в частях до 92 процентов (заметим, таких показателей не удалось достигать и в Советской армии), последовательно наращивать степень обновления вооружения, которая возросла за несколько лет с 30 до 50 процентов. А это возможно лишь при опережающем развитии ОПК. Какие же выводы можно ожидать по итогам этих встреч?

Денег на безопасность не жалеть

Армия и оборонная промышленность, напомню, долгое время находились на вторых ролях, когда власти определяли структуру расходов государства. Боевые действия 2008 года в Южной Осетии, хотя и закончились безоговорочной победой российских войск, выявили массу армейских проблем — от устаревшего вооружения до нехватки грамотных офицеров. Выводы были сделаны незамедлительно. В частности, была разработана и принята федеральная целевая программа «Развитие оборонно-промышленного комплекса России на период 2011—2020 годов». Тогда расходы на модернизацию ОПК были определены в общей сложности в 30 триллионов рублей. И хотя некоторое время спустя все цифры, касающиеся финансирования оборонных расходов, были засекречены, тем не менее будем ориентироваться на эту немалую сумму, говоря о государственных тратах на оборонную промышленность.

Насколько эффективно были использованы эти ресурсы за прошедшие пять лет? Вот некоторые данные. За прошедшие пять лет реконструированы или модернизированы 368 промышленных объектов. Только в 2015 году ввели в строй 37 новых заводов и научно-производственных мощностей, в том числе 16 в авиационной промышленности и 5 в электронном машиностроении. Больше, чем за весь период с 1991 по 2005 год! Можно констатировать, что сегодня закладывается фундамент экономики второй половины XXI века подобно советской индустриализации 1930-х годов.

ОПК — локомотив экономики

Так что государственные деньги вложены эффективно. И очевидно, что по итогам встреч в Сочи бюджетное финансирование оборонки не будет урезано как минимум, а вполне вероятно, и увеличено, несмотря ни на кризис, ни на возражения либеральных правительственных экономистов, считающих, что ОПК — «чёрная дыра» экономики, безвозвратно поглощающая ресурсы. Это не так. В среднем за прошедшие годы экспорт военной продукции составлял около 15 миллиардов долларов в год, что эквивалентно примерно триллиону рублей. Учтём примерные годовые затраты бюджета в три триллиона рублей и получим доходность от вложений в 30 процентов! Банковский сектор, любимое детище либералов, не дает такой уровень рентабельности.

К тому же в 2015 году заключены экспортные контракты на 26 миллиардов долларов, всего же портфель заказов по продаже продукции за рубеж составил без малого 60 миллиардов долларов. Сравните с прошлогодними поступлениями от резко подешевевшей нефти — около 90 миллиардов долларов, и станет ясно, что структурная перестройка экономики, о необходимости которой говорят последние десять лет, уже идёт. И началась она в оборонной промышленности. Ведь модернизация военных заводов — производителей конечной продукции с высоким уровнем добавленной стоимости — неизбежно влечёт обновление и десятков смежных производств по технологической цепочке — станкостроителей, нефтехимиков, электронщиков и так далее, создавая тысячи новых рабочих мест. Артём Туров, член Комитета Государственной Думы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, считает, что инвестиции в военпром имеют мультипликационный эффект, становясь «обратным драйвером», развивающим смежные гражданские производства.

Об этом же свидетельствует и статистика: при общем падении в 2015 году валового внутреннего продукта на 3,7 процента предприятия ОПК увеличили объём произведённой продукции в среднем на 12,7 процента, причём в такой высокотехнологичной отрасли, как радиоэлектроника, в том числе и бытовая, — на 32,6 процента.

Исторически сложилось так, что оборонная промышленность была максимально конкурентоспособной на мировом рынке и сохранила эту свою особенность во всех кризисах постсоветской России. «Сегодня оборонка вполне может стать тем локомотивом, который вытянет нашу страну из экономического кризиса, обеспечив самостоятельную внешнюю политику в национальных интересах, — считает член Комитета Государственной Думы по обороне Игорь Зотов. — В моей родной Туле заводы ожили, получив заказы, уменьшилась безработица, начали возрождаться квалифицированные инженерные и научные кадры, так что если будет решено увеличить финансирование ОПК, туляки двумя руками проголосуют «за».

Но развитие оборонных отраслей невозможно, если не отказаться от нынешней либерально-монетаристской политики в российском варианте, который, заметим, имеет мало общего с классическим монетаризмом чикагской школы. Ресторан можно открыть за неделю, магазин — за месяц, банк — за пару месяцев, имея деньги и желание. Высокотехнологичный завод или научно-производственная структура требуют длинных денег, срок их строительства или модернизации исчисляется годами равно, как и срок окупаемости. А политика экономических ведомств и Центробанка ориентирована на короткие деньги, обслуживающие преимущественно торгово-посреднические и экспортные операции. Государственное планирование, несмотря на принятый закон о переходе к планированию стратегическому, имеет горизонт всего в один год! Так что последовательное развитие оборонной промышленности может не только модернизировать экономику, подняв её на новый технологический уровень, но и стать поводом, чтобы кардинально преобразовать социально-политическую ситуацию в стране.


Просмотров 1127

11.05.2016

Популярно в соцсетях