Стальная рука в лайковой перчатке

Парламентская дипломатия становится инструментом для решения серьёзных вопросов внешней политики России

Кризисные явления в мире определяют особую геополитическую роль России в решении ключевых мировых проблем. О том, как наша парламентская дипломатия участвует в этом процессе и как она приобретает новое качество, рассуждает в своей авторской статье депутат Госдумы от фракции КПРФ Сергей Гаврилов - парламентарий, который регулярно посещает с официальными и рабочими визитами страны Европы и Азии.

Доктрины США деградировали до уровня «дипломатии канонерок»

Традиционно долгие годы парламентская дипломатия не обеспечивала работу наших законодателей, она не являлась основой проведения международных форумов и поддержания стабильных отношений между странами. В нашей стране она не имела серьёзной повестки, не имела наступательного потенциала и самостоятельной роли. События, связанные с экономическим кризисом, с изменением геополитической ситуации и значения международного права, изменили и  роль России в мире. Они  заставили российских политиков переосмыслить свои действия на международной арене. И в первую очередь это коснулось парламентариев России и особенно ярко проявилось в контексте  последствий переворота на Украине,  конфликта в Сирии,  борьбы с терроризмом и с экспансией НАТО. 

Мы согласны с позицией МИД России  о том, что многие наши партнёры, в том числе из Европы, оказались аморальными, несамостоятельными и ненадёжными. Нам приходится регулярно общаться с представителями парламентов многих стран мира, лидерами государств. Первое, что бросается в глаза — разность в поведении политиков. Если Башар Асад или Си Цзиньпин могут позволить себе не просто высказывать свою позицию, но и отстаивать её, то лидеры из стран Старого Света позволяют себе только мечтать об этом. А первые лица Украины и Прибалтики не имеют роскоши даже задумываться над самостоятельной позицией! И сложности в реализации Россией внешней политики связаны, по сути дела, с третьей волной американской экспансии, цель которой  — выстроить  «санитарный кордон» на границах с Россией.

Чтобы понять и проанализировать происходящее в мире, в том числе смоделировать предстоящие последствия принимаемых решений, на мой взгляд, нужно переосмыслить опыт истории. После развала Советского Союза и отказа стран Запада от сбалансированного отношения к международному праву политическая практика была отброшена на сто лет назад. Это сопровождалось ещё и деградацией внешнеполитических доктрин США и НАТО до уровня «дипломатии канонерок». Сегодня мы видим новое издание неоколониальной, милитаристской политики Соединенных Штатов в мире, их  экспансии в отношении России. Мы наблюдаем попытку покончить с суверенитетом государств, создав «под крышей» ООН псевдоправовую основу для вмешательства во внутренние дела стран, которое происходит под прикрытием решений «гуманитарных» проблем. Идёт неприкрытое выстраивание системы лимитрофов — совокупности государств на границе с Россией, которые построены по полицейскому, марионеточному принципу и которые обязаны не препятствовать размещению у себя баз НАТО. Это попытка экономически давить на нашу страну, разгонять новую гонку вооружений.

Парламент России может позволить себе самостоятельную политику

Считаю, что наша парламентская дипломатия вместе с общей внешней политикой России приобретает новые качества. Это не разворот на 180 градусов, не изоляционизм, а учёт всего многовекового опыта российской внешней политики. По сути, линия, проводимая спикером Госдумы Сергеем Нарышкиным — это сочетание подходов таких видных государственных деятелей прошлого, как Александр Горчаков и Андрей Громыко. Наша политика активная, принципиально жёсткая, но при этом она соответствует международному праву и направлена на отстаивание российских интересов в широком плане.

Активно ведут международную деятельность и наши коллеги из Совета Федерации и лично спикер палаты регионов Валентина Матвиенко, имеющая за плечами богатейший дипломатический опыт. Всё это свидетельствует о том, что парламентская дипломатия становится инструментом решения серьезных вопросов нашей внешней политики — от  продвижения определённой группы российских товаров на внешние рынки до выстраивания сложной системы защиты наших интересов в экономике, в области безопасности, культуры, защиты наших соотечественников во всех странах мира.

Подчеркну, что российский парламент — это один из немногих парламентов в мире, который позволяет себе самостоятельную политику. Неожиданно для многих в мире Госдума и Совет Федерации оказались самостоятельными, активными институтами в системе российской внешней политики. Замечу, что можно пересчитать  по пальцам те страны, где парламенты отражают самостоятельную позицию государств не только исключительно в связке с МИДом, но и представляют собственное видение ситуации. Считаю, что это во многом обусловлено принципиальной позицией Сергея Нарышкина и Валентины Матвиенко — опытных государственных деятелей, работавших на ключевых постах в стране. Это — стальная рука в лайковой перчатке, и такой стиль  вызывает огромное уважение у наших потенциальных, тайных и явных союзников. Внешняя интеллигентность и компетентность сочетаются с жёстким и очень последовательным стилем ведения переговоров. Это стиль предельной концентрации на основных задачах. Считаю, что именно такой стиль вызывает огромный интерес к России в мире.

Опора на самостоятельных игроков

Этот интерес отмечен и в ходе встреч с лидерами БРИКС, и встречами с парламентскими лидерами Евразии. Представители Китая, Индии, Ирана, не говоря уже о Северной Корее — это очень сложные переговорщики со своей внешнеполитической культурой, своими традициями ведения переговоров. И с ними непросто отстаивать наши интересы. Но это самостоятельные игроки, и договорённость с лидерами парламентов этих стран означает, что наши совместные решения будут исполняться вне зависимости от окриков из-за рубежа. Потому мы рассматриваем данное направление как очень перспективное. Подчеркну, что это -  не «линейный» разворот нашей политики на Восток, а серьезная многовекторная политика, основанная главным образом на взаимодействии с самостоятельными субъектами международного права. То есть с теми, кто готов к работе в долгосрочном, ответственном режиме. Именно в таком ключе происходит  активизация наших внешнеполитических интересов и в Африке, и в Латинской Америке.

Особенно важно сегодня укреплять отношений с нашими историческими партнёрами — прежде всего, это Куба, Китай, Вьетнам, Индия, Бразилия, ЮАР. Это страны, где немало выпускников российских и советских вузов, где руководство, в том числе, парламентов традиционно сориентировано на ценностное содружество с нашей страной. Именно в таких отношениях проявляется высокий потенциал КПРФ. А их забвение приводит к потере наших позиций. Последствия печальные: об этом свидетельствует попытки переворотов в Египте, Венесуэле,  Бразилии. Отмечу, что мы должны  активно работать с теми, кто проявляет интерес и готовность к партнёрству в экономике и оборонной сфере. В том числе — на парламентском уровне.

Сегодня российские парламентарии активно работают на международной арене. Только за последние месяцы мне довелось встречаться с представителями  Сирии, Китая, Индии. Среди важных тем, которые обсуждались — поддержка беспрепятственных прямых расчётов в национальных валютах, прямых горизонтальных кооперационных отношений, интеграционных процессов в области высоких технологий, энергетики, сельхозпереработки.

Решение на каждом из этих полей несут в себе большие перспективы не только для двусторонних отношений, но и для стабилизации ситуации в мире. Думаю, что наши совместные программы по производству вооружений, авиационной и космической техники, совместное решение транспортных вопросов — это то, что даёт нам шанс избежать ужесточения экономического прессинга и блокады со стороны американцев, которые сегодня выстраивают внешнеэкономические альянсы со странами  Западной Европы и  Азиатско-Тихоокеанского региона.  Это важно, в том числе для развития регионов России, — например авиационно-космического комплекса в Воронеже. Убеждён также, что именно  такие  совместные решения позволят выжить России в XXI веке вне зависимости от конъюнктуры цен на энергоносители.

Сергей Гаврилов,

председатель Комитета Государственной Думы по вопросам собственности, координатор  группы по связи с парламентом КНР.


Просмотров 859

27.04.2016

Популярно в соцсетях