Выборные от народа

108 лет назад в России началась история парламентаризма

27 апреля 1906 года залы Таврического дворца заполнила пёстрая толпа. Революция заставила Николая II согласиться, «чтобы никакой закон не мог восприять силу без одобрения Государственной Думы и чтобы выборным от народа обеспечена была возможность действительного участия в надзоре за закономерностью действий поставленных от нас властей».

Законы должны были обязательно проходить через Думу и Государственный совет, но не могли «восприять силу без утверждения государя императора». Дума утверждала бюджет, но 40 процентов статей оказывались «забронированными». Правительство не назначалось Думой и не отвечало перед ней. Выборы были непрямыми, неравными (один депутат выбирался разным количеством голосов по куриям землевладельцев, городских избирателей и крестьян) и не всеобщими: не голосовали женщины, учащиеся, военнослужащие, «бродячие инородцы» Сибири и всё население Средней Азии. Действовала система цензов по возрасту (25 лет), осёдлости (1 год), имуществу или уплачиваемым налогам.

Власть и народ не были готовы к совместной работе. Депутаты потребовали упразднить «самовластие чиновников», отменить смертную казнь, ввести бесплатное всеобщее образование и принудительное отчуждение помещичьих, царских и монастырских земель — всё и сразу! Правительство же заявило, что «будет поступать так, как будто их не существует». Первая Дума была распущена; вторую разогнали, нарушив избирательную систему. Только третья по счёту Дума смогла худо-бедно сотрудничать с правительством П.А. Столыпина. Но его программа реформ встретила сопротивление и сверху и снизу. А царь и его окружение стремились урезать и так узкие возможности легальной политической деятельности — в 1913 году Николай готовился разогнать даже послушную IV Думу. А министр финансов В.Н. Коковцов заявлял депутатам: «У нас парламента, слава Богу, ещё нет!» У старой России не осталось времени на усвоение новой политической культуры. Первая мировая война рассорила царя-неудачника с Думой и вызвала кризис доверия к династии — и вековая монархия пала на удивление легко.

Россия ненадолго стала одной из самых демократических стран в мире. 25 марта 1917 года было образовано «Особое совещание» по подготовке закона о выборах. Первое заседание оно провело через два месяца, списки избирателей были составлены в сентябре, а проект новой конституции — к концу октября. Временное правительство медлило (спорили, давать ли избирательные права бывшему царю) и боялось «отклониться» от «стандартов» демократии. B этой ситуации победителями вышли радикальные вожаки, опирающиеся на тех, кто не желал ждать. Разогнавший в январе 1918 года бессильное Учредительное собрание матрос стал предвестником нового «советского» представительства, напоминавшего не столько парламент, сколько крестьянскую общину.

Игорь Курукин, доктор исторических наук

О современном состоянии российского парламентаризма выразили своё мнение депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации Федерального Собрания РФ:

Геннадий Зюганов

лидер фракции КПРФ

- Нынешняя Конституция не позволяет парламенту осуществлять его главные функции. Ведь основная функция парламента — не просто принимать законы, но и следить за тем, чтобы они неукоснительно соблюдались. Если бы у законодательной ветви власти имелись контрольные полномочия, позволяющие спросить с любого министра, у нас не появились бы в правительстве сердюковы, голодцы, ливановы и им подобные. Тогда бы там работали люди профессионально подготовленные, способные мирно, умно и демократично решать проблемы в чрезвычайных условиях.

Я думаю, что мы всё же примем решения, позволяющие повысить эффективность всех наших законодательных органов. Нам крайне необходим закон о Конституционном Собрании, потому что «ремонт» этой Конституции неизбежен. Очень необходим закон об администрации президента. Она довольно часто вмешивается в законотворческую деятельность, диктует свою волю, и партия власти утром нажимает одну кнопку, а вечером — другую. И нам крайне важен бюджетный федерализм.

Это означает — треть доходов должна идти в пользу местного самоуправления, примерно треть — для развития республик, краев и областей, и еще треть — для решения общенациональных российских проблем. Сегодня, к сожалению, местные советы и органы власти оказались без денег, а самые большие долги — у субъектов Федерации. И они будут только возрастать.

За годы моей работы в парламенте произошёл целый ряд ярких событий. Среди них можно выделить голосование по импичменту президенту Ельцину, когда не хватило буквально нескольких голосов, признание независимости Абхазии и Южной Осетии, законодательное утверждение возвращения Крыма и Севастополя в состав России.

Сергей Миронов,

руководитель фракции «Справедливая Россия»

- День парламентаризма — это новый для России праздник. 27 апреля 1906 года начала работать первая Государственная Дума, наследниками которой мы являемся. Ни одна из первых четырёх Дум не проработала полный срок. Потом был перерыв, в течение которого существовали Советы народных депутатов. Но это, мягко говоря, был не парламентаризм. Мы помним голосования, где коммунисты побеждали с результатом 99,99 процента.

Что такое сегодня парламентаризм для граждан России? К сожалению, для россиян само слово «парламентаризм» ничего не значит. Даже когда приходят на приём ко мне, депутату Госдумы, то спрашивают: «Что вы придумали там у себя в Правительстве?» Для многих граждан и Госдума, и Правительство — это просто власть. Людям всё равно, какая власть — законодательная или исполнительная. Власть либо хорошая, либо плохая. Причём если всё хорошо, о власти вообще не вспоминают. Как только сбой, граждане спрашивают, почему власть сделала людям плохо. Депутаты в глазах многих россиян — бездельники, которые бегают по рядам и голосуют за отсутствующих, которые отдыхают на Канарах. Депутаты гребут лопатой деньги, и вообще непонятно, кто их выбирает. Это реалии сегодняшнего дня. В отличие от 200-300-летних европейских парламентов, наш парламентаризм существовал с 1906 по 1917 год, и затем с 1991 года по настоящее время. Но российское общество постепенно начинает понимать, что депутаты голосуют за законы, по которым потом жить людям. Принимаются изменения в пенсионное законодательство, обсуждаются законы о коммунальных тарифах.

Мы живём в таких реалиях, что значимость парламентаризма и законодательной работы для большинства избирателей абсолютно неочевидна. Но это не значит, что парламентаризма нет. Мы решаем те задачи, которые определены для нас Конституцией, принимаем законы, спорим. Фракция «Единая Россия» имеет в Госдуме большинство и часто включает «машину для голосования», даже если остальные три фракции голосуют против. Но со сменой руководства Государственной Думы, с приходом на пост Председателя Сергея Нарышкина, ситуация резко изменилась. Сергей Евгеньевич — настоящий интеллигент, человек, который уважает чужое мнение. И если раньше говорили, что парламент — не место для дискуссий, то сейчас здесь проходят дискуссии. Другое дело, что эти дискуссии часто заканчиваются включением «машины для голосования». Парламентаризм для России — новое явление. Должно пройти время, когда для людей это станет привычным и понятным инструментом, в том числе для их участия в жизни государства. Ведь у законодательной власти есть второе название — представительная. Мы представляем своих избирателей.

За прошедшие двадцать лет было принято много ярких законопроектов. Безусловно, очень значимые законопроекты были приняты совсем недавно в связи с воссоединением Крыма с России. Это исторические законы, начало собирания земель русских, и не случайно во главе этого процесса находится Президент России. С точки зрения того, как работают законодательные технологии и конституционные положения, есть интересный пример. Лет семь назад фракция «Единая Россия» накануне 9 мая внесла на рассмотрение законопроект о знамени Победы. Авторы законопроекта предлагали вместо знамени Победы вывешивать на 9 мая «символ Победы», на котором не будет серпа и молота. Авторы законопроекта, видимо, решив, что во время Дня победы идёт пиар КПРФ. Госдума большинством голосов приняла этот закон, и направила в Совет Федерации, который я тогда возглавлял. Все сенаторы, даже члены партии «Единая Россия» проголосовали против, и направили документ обратно в Госдуму. Там была создана согласительная комиссия, затем депутаты проголосовали за законопроект, преодолели вето Совета Федерации, и направили на подпись Президенту. Президент Владимир Путин тогда возглавлял партию «Единая Россия», но он верховный главнокомандующий, президент всех граждан России и, самое главное, сын фронтовика, воевавшего на Ленинградском фронте. Президент наложил вето на этот абсурдный закон, и здравый смысл победил.

Ильяс Умаханов,

заместитель Председателя Совета Федерации

День парламентаризма — и новый, и старый праздник. Новый, потому что празднуется в соответствии с Указом Президента РФ, который принят всего два года назад. А старый, потому что история российского парламентаризма восходит ещё к временам новгородского вече. И те традиции находят продолжении в современной парламентской практике Госдумы, Совета Федерации и, конечно, региональных заксобраний, которые в начале 90-х годов получили право законодательной инициативы. Это для нас, как палаты регионов, важное событие.

Те новые тенденции парламентаризма, которые мы сегодня можем наблюдать, это итог скоординированной работы с региональными законодателями по внесению законопроектов в Государственную Думу. Это прежде всего деятельность Совета законодателей, регулярные встречи с Президентом страны, которые свидетельствуют о возрастающей роли парламента в жизни нашей страны. Последние события в Крыму показали, что без участия Федерального Собрания принятие важнейших для России решений невозможно.

Среди ярчайших событий в моей парламентской работе в чисто хронологическом порядке память выхватывает, прежде всего, присоединение к России двух новых регионов. Когда мы принимали решение по Крыму и Севастополю, моё сердце наполнялось чувством гордости — в этот момент мне было совершенно не стыдно за память моего отца, старших моего рода, которые проливали свою кровь за освобождение Крыма и Севастополя.

Это, впрочем, не говорит о том, что в моей парламентской жизни не было ярких событий ранее — например, когда работал депутатом Народного собрания Дагестана, там тоже принимались судьбоносные решения. Или решение по поводу конфликта в Южной Осетии. Такие моменты остаются в памяти, потому что охватывают интересы всей страны, находятся в центре общественного мнения. И, что крайне важно, каждое из таких решений с воодушевлением было воспринято россиянами.

Виктор Рогоцкий,

член Комитета совета Федерации по экономической политике

- Российскому парламентаризму — 20 лет. Это очень небольшой срок для такой развивающейся страны, как Россия. И поэтому отечественный парламентаризм находится в состоянии роста, он совершенствуется, идёт к демократизации внутренних процедур, привлечению к выборам большего количества партий, избирателей. Естественно, постепенно количество партий уменьшится, но сейчас пусть их будет больше, потом будет легче отсеивать. Очень важными я считаю реформы в избирательном законодательстве, которые прошли за последние годы в России. Чем больше будет совершенствоваться демократия, тем больше она станет углубляться, «врастать» в нас, граждан России. А как следствие, в стране стабилизируются экономическая и политическая обстановка.

Егор Строев,

член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству

- Сегодня российский парламент представляет из себя реальный институт народовластия. Как бы его не критиковали, он таков. Самые принципиальные и крупные вопросы внутренней и внешней политики не могут решиться сегодня без конституционных норм, представленных в нашем Парламенте. Яркий пример таковых — крымские события. Давайте вспомним как ярко и патриотично поддержали нашего президента и стремление народа воссоединиться. Это ведь то же самое и с курсом экономического развития, рыночной экономики. Также парламентарии поддержали Путина по поводу социальной поддержки населения, высказанной в его семи указов. Особенный акцент был связан с неповышением возраста пенсионеров. Дискуссия тут была очень жестокая. Но парламент настоял на своем. Заморозили тарифы ЖКХ. В общем, ещё раз повторюсь, что наш парламент — институт народовластия сегодня.

Валерий Рязанский,

председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике

- Парламентаризм — важнейший элемент института демократии. Чем выше будет уровень развития парламентаризма, тем устойчивее будет сама организация власти в стране. Только тогда появится возможность вовлечь в решение проблем максимальное количество граждан через систему референдума, выборов, опросов, работу институтов гражданского общества.

Всё это не просто, так как всегда велика роль личности и соблазн взять на себя больше полномочий, чем требуется. Но отмечу, что Россия за последние 20 лет в этом вопросе прошла огромную дистанцию. Это видно на последнем примере — ситуации с Крымом. Для меня нет сомнения в том, что развитие парламентаризма — это инструмент создания устойчивой системы движения страны вперёд. В России сегодня происходит видоизменение партийно-политической картины, появляются некоммерческие организации, идёт поиск оптимального сочетания вертикалей власти с развитием общественных и демократических институтов. Именно поэтому за последние годы не возникало серьёзных конфликтов в обществе, ведь если власть слышит народ, то она максимально устойчива.

Елена Драпеко

первый заместитель председателя Комитета Госдумы по культуре:

- Парламентаризм в России начинался с жёсткого противостояния общественных сил, которое грозило нашей стране гражданской войной. И за эти годы мы всё-таки научились друг друга слышать — накал радикализма, который выливался зачастую в потасовки, перерос всё-таки в цивилизованный диалог. И важно, что сегодня нет угрозы силового противостояния. Это заслуга и власти, и оппозиции, научившейся выражать свои пожелания в квалифицированной форме, обсуждать их и добиваться принятия нужных ей решений.

Ещё несколько лет назад партия власти, пользуясь своим большинством, и слышать нас не хотела при голосовании. А сегодня уже и Президент России рекомендует вести диалог с оппозицией — не побеждать числом, а убеждать. Это относится и к работе Комитета Госдумы по культуре. Например, мы недавно резко выступили против правительственного законопроекта, вносящего поправки в Трудовой кодекс и предусматривающего исключительно контрактную систему работы артистов. Сегодня рассмотрение этого документа отложено. По ряду других законопроектов сложилась такая же ситуация, но представители всех фракций садятся и начинают искать компромиссный вариант решения вопроса. Это и называется «культура парламентаризма».

Что касается законопроектов в области культуры, которые были приняты Госдумой в последнее время, могу отметить несколько из них. Также подчеркну, что на фоне аналогичных европейских законодательных актов российские выигрывают: они — более продвинутые. Я в первую очередь имею в виду 4-ю часть Гражданского кодекса, повествующую об интеллектуальной собственности. Ещё чрезвычайно важны два закона: о русском языке как государственном языке в Российской Федерации и об объектах культурного наследия — они основа российской культуры. В последний мы уже более 10 лет вносим важные поправки, улучшаем. Не менее важны законы о поддержке национального кинематографа и об электронных библиотеках. В работе комитета сегодня находится много законопроектов, среди которых главный — о полномочиях в области культуры, где идёт речь о том, чтобы поднять на уровень районных и муниципальных властей ответственность за культурное обслуживание населения. С соответствующим требованием в скором времени депутаты обратятся в Правительство.

Екатерина Лахова,

заместитель председателя Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций, фракция «Единая Россия»

- Первый парламент — это Верховный совет, созданный в 1990 году. Это было необычно, потому что всегда представительная власть во времена Советского Союза и России не работала на постоянной основе, а приезжала только на сессии, голосовала и уезжала. А законы готовил аппарат. Я пришла в Верховный совет из исполнительной власти. Нас никто не учил, как писать законы. Было сложно, но интересно.

В 1993 году по указу президента впервые прошли выборы в Госдуму. В первой Госдуме оказалось много разных партий. Была в Госдуме и фракция «Женщины России». Мы создали мировой прецедент в парламентаризме — политическое женское движение пошло на выборы, и в парламенте появилась самостоятельная фракция, состоящая из 21 женщины. Именно Госдума сыграла большую роль в становлении многопартийной системы. В сложные для России 90-е годы стало формироваться гражданское общество, очень активны были общественные организации. И важно, что с тех пор Госдума приняла много законов, направленных на развитие гражданского общества.

Для перехода на рыночные отношения нужно было подготовить много законов как в области экономики, так и в социальной сфере. В 1993 году была принята Конституция — самый важный закон. За прошедшие годы работы Государственной Думой был принят целый ряд кодексов: Гражданский, Уголовный, Земельный, Градостроительный, Водный и так далее, что позволило существенно систематизировать законодательство в разных сферах жизнедеятельности. Одним из самых важных для меня был принятый 20 лет назад Семейный Кодекс, и он до сих пор не потерял актуальности, хоть и нуждается в некоторых изменениях. Очень хороший закон — о пособиях гражданам, имеющих детей. Впервые была выработана система: мы определили, сколько видов пособий существует, какой категории граждан они выплачиваются, что оставлено за федеральным Центром, а что передано на уровень регионов. Фракция «Женщины России» готовила закон об уполномоченном по правам человека, который приняла Госдума второго созыва. Из законопроектов последних лет я считаю очень важным закон, установивший запрет за иностранное усыновление российских детей. У нас несколько лет не получалось его принять, и я рада, что наконец-то удалось это сделать, несмотря на то, что мы подверглись критике.

За прошедшие двадцать лет многое изменилось в работе парламента. Изменились, например, подходы к формированию бюджета. Я помню, как мы голосовали за бюджет в Верховном совете, в первом и втором созыве Госдумы. Получалось так: всё израсходуют, а потом принимают бюджет, не обсуждая его, задним числом проводя потраченные деньги. Структура бюджета со временем совершенствовалась, и сейчас он формируется по-новому, на основе государственных программ. Считаю, что сейчас нам нужна отдельная госпрограмма, направленная на повышение роли семьи, семейных ценностей, поддержку семьи и детства в целом, по аналогии с существовавшей 17 лет программой «Дети России», «продвинутой» нашей женской фракцией. Именно Правительство должно инициировать разработку новой программы поддержки семьи и детей.

Подготовили Ксения Редичкина, Мария Соколова, Никита Вятчанин

Просмотров 1011

28.04.2014 12:16