Цена вопроса — миллион за сотку заповедной земли

«Лесной амнистии» для особо охраняемых природных территорий не может быть в принципе!» - предупреждает Николай Валуев.

Первый заместитель председателя думского Комитета по экологии и охране окружающей среды Николай Валуев приехал в Павловскую слободу в Истринском районе Подмосковья, чтобы поддержать местных жителей, отстаивающих клочок заповедной земли.

Борьба за болото

«Несмотря на судебную тяжбу, продажа идёт. Никого не стесняясь работает строительная техника. Собрались местные жители, недовольные тем, что их пытаются ввести в заблуждение. Сегодня только по Московской области таких проблем — огромное количество», — так депутат Государственной Думы Николай Валуев комментирует панорамное видео, которое снимает на свой смартфон, стоя возле забора, за которым развернулась масштабная стройка.

Гранатная улица, Малахитовая, Живописная, Чистопрудная — даже по названиям видно, что коттеджный посёлок Павлово-2 задумывался как местечко для райской жизни. Однако в последние годы этот маленький оазис превратился для его жителей в ад бюрократических склок. Объединившиеся в Товарищество собственников недвижимости (ТСН) жильцы борются с землевладельцами, решившими застроить жилыми домами полоску территории, вплотную прилегающей к природному заказнику.

«Мы привлекаем к этому спору экологические организации и делаем всё, что в наших силах: обращаемся в суды, к районным властям, областным, федеральным, — рассказывает руководитель ТСН Сергей Ковбасюк. — Настаиваем на том, что здесь нужно проводить полноценное расследование и выяснять, как особо охраняемая природная зона попала в коммерческий оборот».

За последние 35 лет, по словам местных жителей, заповедная территория в 1500 гектаров сократилась до 400 с небольшим. Последний рубеж битвы мелких собственников с латифундистами — восемь гектаров земли, прилегающей вплотную к болотам. Если их застроят, местные жители лишатся не только живописных природных видов, но и элементарных удобств, поскольку посёлок рискует стать заболоченным.

«Застройка этой территории будет способствовать тому, что болото постепенно деградирует, так как в эту водно-болотную систему будут попадать всевозможные загрязнённые стоки, в том числе поверхностные», — рассказывает экологический активист, представитель Общероссийского народного фронта Антон Хлынов. По его словам, вся экспертная документация, составленная на эту территорию ещё в советское время, кричит о том, что застраивать её нельзя. Однако землевладельцам, как удалось выяснить местным правдолюбам, удалось изменить категорию назначения участков с рекреационного на пригодное для индивидуального жилого жилищного строительства.

Строительство должно быть запрещено

Теперь вся эта территория разбита на участки и огорожена заборами, на которых висят плакаты, рекламирующие начало продаж. Цена вопроса — миллион рублей за сотку земли. Впрочем, компания-застройщик ссылается на постановление региональных властей, согласно которому указанные восемь гектаров — отнюдь не заказник.

«Сведения о границах указанных участков внесены в Государственный кадастр недвижимости в установленном порядке без обременений в использовании. Земельные участки предоставлены для целей, допускающих строительство объектов недвижимости», — приводят представители компании-застройщика цитату из постановления областной прокуратуры.

Вместе с тем представители муниципальной власти занимают в конфликте интересов сторону местных жителей. «Существует постановление администрации от 2008 года о том, что эта зона относится к рекреационной и строительство на ней запрещено», — рассказал «Парламентской газете» замначальника отдела территориальной безопасности администрации Истринского района Подмосковья Михаил Коваль. Вслед за Николаем Валуевым чиновник выразил надежду, что соответствующее постановление вынесут на ближайшем заседании и муниципальные депутаты Истринского района.

Амнистия не для всех

На вопрос о том, как его визит в Павловскую слободу поможет экологическим активистам, Николай Валуев отвечает сдержанно: «Я тут не могу, извините, кулаками размахивать. Всё должно решаться только в правовом поле. Мы со стороны комитета будем держать этот вопрос на контроле, реагировать запросами в соответствующие органы. А дальше мы должны с вами уповать на справедливость — на то, что суды примут взвешенные решения, а исполнительные власти — в первую очередь МВД, Следственный комитет и генеральная прокуратура — предпримут необходимые меры».

По оценке Валуева, ситуация в Павловской слободе — только вершина айсберга. «Очень похожая ситуация наблюдается в целом по Московской области, да и вообще по России, — сетует парламентарий. — Порядка 20 миллиардов долларов — стоимость одной только подмосковной земли, которая пересекается с особо охраняемыми природными территориями, уже захвачена и переоформлена. Тысячи гектаров изъяты из заповедной зоны, другими словами — украдены у государства».

Застройщики, как следует со слов депутата, втихаря переоформляют по всей стране заповедные земли в надежде, что всё спишет «Лесная амнистия». Однако закон принимали совсем не для этого. «Именно по этой причине наш комитет все особо охраняемые природные территории — как региональные, так и федеральные — вывел из-под действия этого закона. Никакой амнистии на ООПТ не может быть в принципе!» — предупреждает Валуев.

В ходе ознакомительной экскурсии по посёлку и его ближайшим окрестностям депутату показывают прилегающую к поселению часть леса, которая, по информации членов ТСН, также передана в частную собственность и вскоре уйдёт под застройку — если, конечно, этому не успеют помешать отчаянные селяне. «О, а ведь это посадки, — взглянув на подлесок, даёт оценку Валуев. — Здесь деревьям лет по 50, при Брежневе их сажали, а то и при Хрущёве».

«Теперь главное, чтобы при нынешней власти их не спилили», — отзываются жители Павловской слободы. Перед тем, как отпустить законодателя, жители посёлка просят его сфотографироваться с ними и дать автограф, а некоторые приглашают на совместную охоту и рыбалку.

Автор: Фидель Агумава, Игорь Самохвалов

21.11.2017

Популярно в соцсетях