Вас оскорбляли в Интернете?

Вопрос недели

Вас оскорбляли в Интернете?  

Пространство глобальной Сети — территория особая. И не только по безграничным возможностям общения, познания и развлечения, но и по уровню безнаказанности и даже, зачастую, жестокости. Редкий человек, хоть раз попадавший в социальные медиа, на форумы и в чаты, не сталкивался с примерами откровенного хамства и какой-то нечеловеческой злобы ко всем и вся. Как правило, этот темный поток исходит от анонимов или кого-то, скрывающегося за невычислимыми никами. Как бороться с хамством в Сети и как ему может противостоять отдельный человек, попавший в инфосферу, мы спросили у наших депутатов и сенаторов.

Вопрос недели: Вас оскорбляли в Интернете?

Ярослав Нилов, председатель Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций, фракция ЛДПР:

- К оскорблениям в мой адрес в сети отношусь снисходительно. Человек имеет право быть несогласным с моим мнением, позицией и это несогласие высказывать. Главное, чтобы оно было аргументировано. Если же оппонент переходит на эмоции и выплёскивает отрицательную энергию, потому что он так привык — диалога не выйдет. С другой стороны, учитывая уровень воспитания, образования, общую психологическую и эмоциональную составляющую в нашем обществе, я даже где-то понимаю, почему так происходит. Люди перенасыщены отрицательной энергией и ищут способы её выплеснуть. Поэтому пусть лучше оскорбляют меня, чем совершают преступления.

Валерий Рязанский, председатель Комитета Совета Федерации по социальной политике:

- Если сталкиваюсь с оскорблениями в интернете, стараюсь их не читать - хамство в сети присутствует зачастую в самых грубых своих проявлениях. Даже на телевидении оно есть. Мы столкнулись с этим совсем недавно, когда на программе «Право голоса» услышали от оппонентов Закона о волонтёрстве обвинения, что мы якобы обманываем людей. Порочная практика оскорблений у нас, увы, сложилась, но она, на мой взгляд, недопустима. Поэтому считаю, что всякое оскорбление и клевета должны непременно наказываться. Для этого необходимо терпение, чтобы отстаивать свою честь в суде.

Для меня в этом отношении примером для подражания является первый замглавы администрации Президента РФ Вячеслав Володин — он никогда не оставлял без внимания клевету в свой адрес. Понятно, что судиться ему было нелегко, нужны были силы, время. Но, ещё работая в Государственной Думе, он в разное время выиграл иски о клевете у двух депутатов, которые были приговорены к довольно серьёзным мерам материального наказания — штрафам по одному миллиону рублей на каждого. И дело не в размере штрафа, а в принципиальной позиции в защите чести и достоинства.

Роберт Шлегель, член Комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи, Фракция «Единая Россия»:

- Я думаю, что человек оскорблён тогда, когда принимает оскорбление. Попытки в мой адрес могу исчислять тысячами. В большинстве случаев я их игнорирую, а пользователей блокирую. Бороться с хамством в сети нужно, но инструмента для этого у законодателей нет. Мы не можем определить точно, какой человек и вообще гражданин ли России скрывается за тем или иным именем. Единственная возможность сегодня — фильтр читателей и пользователей, которые имеют возможность вам написать. Добавлю, что депутатам, в силу работы, надо быть открытыми, поэтому приходится не обращать внимания на провокации.

Олег Нилов, член Комитета Государственной Думы по транспорту, фракция «Справедливая Россия»:

- Да, оскорбляли, но не так, чтобы у меня возникало желание судиться. Хотя теоретически я это вполне допускаю. По аналогии я бы назвал это «лёгкими телесными повреждениями». Что делать? Не общаться с такими «друзьями». Я несколько человек внёс в чёрный список, хотя у нас были не принципиальные разногласия, а их болезненные, странные проявления в мою сторону. Эти люди ненавидели даже не лично меня, а, видимо, всех. В проявлении этой ненависти для них был смысл общения в интернете.

При этом я уверен, что никакие специальные законы, контролирующие процесс общения в интернете нам не нужны. Ведь интернет - отражение общества, живого общения. Поэтому, как и в жизни, если нанесён моральный ущерб, надо идти в суд.

Илья Костунов, член Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции, фракция «Единая Россия»:

- Бывает, оскорбляют в сети. Меня это даже иногда веселит. Зачастую человека блокируешь, а он не унимается, создаёт новый аккаунт и продолжает бомбардировать тебя гадостями. При этом интересуется, почему накануне его заблокировали. Я отвечаю, что, видимо, для меня была неприемлема его лексика. Тогда слышу возмущение: это же интернет, что хочу, то и делаю! Опять блокирую, и на третий раз человек становится нормальным — говорит вежливо.

Уверен, что нужно придумать систему, повышающую уровень культуры виртуального общения. Например, разделить интернет на два уровня. Первый — интернет, где на пользователей распространяются все законы государства и общества, и второй уровень - «интернет — ад». Более того, считаю, что этот ад может делиться по Данте на 9 кругов. И, если человек свой моральный, культурный и интеллектуальный уровень определяет как адовый, не надо выходить с ним в приличное общество.

Константин Толкачев, председатель Госсобрания Башкортостана:

- Регулярно веду свой интернет-дневник, общаюсь с блогерами. Ни разу не слышал от них гадостей в свой адрес, напротив, общение проходит конструктивно и интересно. Оскорбления в интернете встречаются, но исходят исключительно от неопознанных лиц. Трудно понять даже пол и возраст анонима, виден только культурный уровень. Интернет сегодня — это такая среда, где каждый волен делать все, что ему угодно, и ничего ему за это не будет. А безнаказанность провоцирует на злоупотребления.

Владимир Платонов, председатель Московской городской думы:

Константин Добрынин, член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества:

- В Интернете оскорбляют постоянно. Считаю, что просто не нужно на это реагировать.

- Раньше я был более активным в Твиттере, но затем понял, что не смогу всем ответить. А порой даже и читать-то стыдно, не то что отвечать. Если человек хочет самовыразиться, то имеет полное право, я ему не мешаю. Он же под ником, он всё, что хочет, может себе позволить.

Подготовили Ксения Редичкина, Никита Вятчанин, Эдуард Воротников, Татьяна Томилова


Просмотров 131

06.02.2013

Популярно в соцсетях