Виктор Озеров о возможном решении МОК: Россия под белым флагом не пойдёт

Виктор Озеров о возможном решении МОК: Россия под белым флагом не пойдёт

Фото пресс-службы Совета Федерации

Олимпийский комитет России настаивает на тщательном расследовании допинг-скандала и продолжит защищать права «чистых» спортсменов. В последние годы форматы работы WADA и сама антидопинговая система постепенно превращаются в инструмент оказания давления не только на спортсменов, но и на государства. Можно ли этому что-то противопоставить? Подорожает ли связь от вступления в силу антитеррористического «пакета Яровой» и чего ожидать от предстоящего визита спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко в Японию? Об этом «Парламентской газете» рассказал председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров.

- Виктор Алексеевич, в данную минуту решается судьба нашей сборной по лёгкой атлетике, которая по решению Международной ассоциации легкоатлетических федераций может «пролететь» мимо Олимпиады в Рио. Если Спортивный арбитражный суд в Женеве сегодня не встанет на сторону российских атлетов, каковы могут быть последствия для российской лёгкой атлетики и всего нашего спорта?

- В случае негативного решения последствия для российских спортсменов и в целом российского спорта будут тяжёлыми. Это понятно. Ясно и то, что нужны системные решения, охватывающие всю сферу отечественного спорта. С другой стороны, и Международная ассоциация легкоатлетических федераций также нуждается в глубочайшем реформировании, да и не только она одна.

К сожалению, ожесточённая геополитическая борьба, развернувшаяся в мире, закономерно затрагивает все сферы жизнедеятельности, спорт высоких достижений — не исключение.

Согласитесь, что сложившаяся на международном уровне практика дискриминации и давления на наших спортсменов (вспомним, например, выступление Алексея Немова на Олимпийских играх в Афинах в 2004 году) была всегда, но не всегда достигала целей, поставленных заказчиками. В данной связи в последние годы форматы работы WADA и сама антидопинговая система постепенно превращаются в инструмент оказания

давления не только на спортсменов, но и на национальные спортивные союзы и ассоциации, а через них и на государства. При этом в «правила антидопинговой игры», как представляется, всё чаще вмешиваются «околоспортивный бизнес» и транснациональные фармацевтические компании, руководствующиеся конъюнктурными соображениями.

Независимость этой организации, на мой взгляд, находится под большим сомнением. Решения WADA против российских спортсменов и спортивных ассоциаций — своеобразный способ обеспечения «легитимности» предложений наших недругов лишить Россию права участвовать в Олимпийских играх. А это уже политика, а не спорт!

В связи с этим считаю, что нам и нашим партнёрам за рубежом, в первую очередь по международным организациям, таким, например, как Шанхайская организация сотрудничества, надо подумать о создании новых форматов и площадок международного спортивного движения и спорта высоких достижений, свободных от заокеанского диктата и политических конъюнктурщиков.

- После обнародования своего антидопингового расследования руководство WADA рекомендовало Международному олимпийскому комитету и Международному паралимпийскому комитету не пускать в Рио всю российскую сборную. Допуск к участию нашим спортсменам предлагается выдавать в индивидуальном порядке и при условии, что выступать они будут под нейтральным флагом. Следует ли нам заранее объявить бойкот Олимпиаде в Рио?

- Я не хочу предвосхищать решение МОК и надеюсь, что здравый смысл всё-таки восторжествует. Если даже к соревнованиям будет индивидуальный допуск, то всё равно спортсмены должны показать свою принадлежность к стране, а не выходить под белым флагом. Хоть в данном случае он и олимпийский. Россия никогда не выбрасывала белого флага.

При любом другом суровом, но справедливом решении МОК мы должны участвовать в Олимпиаде. Убеждён, бойкот не принесёт России дивидендов. Он не нужен. Тем более нельзя допускать неких «зеркальных» мер во время ЧМ-2018 по футболу. Это наш чемпионат, который следует провести качественно, на уровне зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи. Вот в этом и будет наш ответ.

- Ещё о спорте. Как вы оцениваете выступление нашей сборной по футболу на ЧМ-2016? В Интернете россияне собирают подписи за её расформирование. На ваш взгляд, как должны отнестись к народному возмущению в Минспорта?

- Результат выступления сборной России по футболу во Франции крайне негативен. Как говорится, «такой футбол нам не нужен»! Отсюда и инициатива болельщиков по сбору подписей за её расформирование. Министр спорта России и президент РФС Виталий Мутко уже назвал эту петицию некой оценкой не только качества выступления сборной, но и сегодняшнего уровня отечественного футбола, и её нужно учитывать при формировании новой команды.

В этом я солидарен с Виталием Леонтьевичем — до проведения чемпионата мира 2018 года времени уже практически нет, но мы должны сформировать именно новую команду, коллектив бойцов-единомышленников, который будет сражаться за достижение высокого результата, а не «мериться счетами в банках».

- Вы один из авторов усиления антитеррористического законодательства. Споры вокруг поправок шли до самого последнего момента — противники даже просили Президента наложить вето на закон, одобренный Советом Федерации. Почему была такая реакция, ведь всё это делается для безопасности россиян?

- Действительно, вокруг так называемого пакета Яровой возникло множество дискуссий, часто отдельные критики склонялись к тотальному неприятию предложенных нами поправок. Мы это ощущали, но считаем, что такая чрезмерная реакция беспочвенна.

Надо сказать, что закон принимался не в «безвоздушном пространстве», парламентарии внимательно оценивали реакцию общества. Например, правозащитники были не согласны с предложениями по расширению оснований для лишения гражданства и ограничений на выезд из страны, которые, по их мнению, неконституционны и

нелогичны. Наши оппоненты ставили под сомнение и то, что это сможет остановить потенциального террориста-смертника. В этой части их доводы были убедительны и названные положения во втором чтении законопроекта были исключены.

На мой взгляд, это подтверждает, что процесс разработки проектов федеральных законов совершенно справедливо называют законотворчеством. Результат этого процесса в идеале — закон, отражающий баланс интересов общества, личности и государства. Данное обстоятельство предопределяет необходимость постоянного мониторинга правоприменительной практики и кропотливую работу по совершенствованию законодательства в различных сферах, особенно в такой «чувствительной», как антитеррористическая!

- Нас пугают тем, что закон вызывает повышение тарифов на связь и Интернет. Операторы говорят о будущих расходах на триллионы рублей и недополученных бюджетом миллиардах.

- Если операторы объективно докажут, что пользователям сотовой связи и Интернета грозит значительное, в несколько раз, повышение тарифов, то Совет Федерации вновь вернётся к этой норме закона и в случае необходимости внесёт в неё изменения. Пока же все заявления коммерческих компаний эмоциональны, в них нет необходимых доказательств в том, что принятый пакет поправок приведёт не только к повышению тарифов, но и к деградации услуг связи в стране.

Ведь что получается? Приняла Госдума закон и операторы сразу же заявили о возможном увеличении тарифов для пользователей связи в 2—3 раза. Проходит ещё два дня — и мы уже слышим новый вариант — в 5 раз. Как это может быть? Это не расчеты, а какие-то эмоциональные вбросы.

Ещё один момент: критики нашего закона говорили о том, что мы опять будем кормить иностранных производителей, так как вся аппаратура иностранная. В этой части имею возможность отметить, что Президент России Владимир Путин поставил однозначную и конкретную задачу для реализации целей закона «загружать свои предприятия» и использовать российское оборудование и программное обеспечение. В данной связи Минпромторг и Минкомсвязи уже готовят соответствующие технические задания. Кроме того, Президент России поручил подготовить пакет актов, которые направлены на минимизацию рисков, связанных с модернизацией оборудования, имеющегося у отечественных операторов связи. А вот что касается порядка хранения информации, то его определит Правительство, и здесь будут учтены в том числе и финансово-экономические факторы.

Повторю, я также не исключаю, что в будущем возможно внесение поправок в принятый закон. Совет Федерации готов к диалогу, мы ждём максимально объективные расчёты и предложения, направленные на поиск и реализацию оптимальных моделей пресечения и предупреждения террористической деятельности с использованием современных технологий передачи и обмена данными.

Призываю помнить, что безопасность дешёвой не бывает, а скупой платит дважды!

- В Совете Федерации вы отвечаете за межпарламентские связи с Японией. Как политик, вы посвятили российско-японским отношениям более 20 лет. Когда мы подпишем мирный договор и так ли он нужен? В чем главное отличие в подходе к переговорному процессу между Москвой и Токио?

- Вопрос непростой, он имеет длительную историю. В двух словах позиция нашей стороны такова: мы не отдаём Курильские острова, мы не выпрашиваем у Японии мирный договор. Россия как солидная и ответственная держава, как государство-правоприемник Советского Союза в своё время подтвердила, что привержена всем обязательствам, которые брал на себя Советский Союз. Эти обязательства включают советско-японскую декларацию 1956 года, ратифицированную парламентами СССР и Японии. В этой декларации говорится, что стороны обязуются заключить мирный договор и только после этого может быть рассмотрен вопрос о том, что Советский Союз в порядке жеста доброй воли может передать Японии острова Шикотан и Хабомаи. Но прежде всего это означает, что условием этого движения является безоговорочное признание нашими японскими соседями итогов Второй мировой войны. К огромному сожалению, не только в связи с островами, но даже скорее вне зависимости от этой проблемы, наши японские партнёры к этому не готовы. Они остаются, по сути, единственной страной — членом ООН, которая не подтверждает положения Устава ООН. В нём записано, что всё, что сделано державами-победительницами, является незыблемым.

Мы готовы искать пути сотрудничества с нашими японскими соседями, это великая страна, большая нация, которая имеет очень непростую историю, включая историю, мягко говоря, плохих отношений со своими соседями. Но мы все заинтересованы в том, чтобы японский и российский народы жили дружно и извлекали выгоду из взаимного сотрудничества.

По нашему мнению, вести разговор о каком-то приемлемом решении территориального вопроса без признания итогов Второй мировой войны невозможно. Об этом мы говорим японским партнёрам на каждых переговорах. Мы также говорим и о том, что есть множество возможностей для прояснения этой ситуации. В частности, на последних раундах консультаций было предложено рассмотреть исторический аспект этого вопроса, чтобы всем было понятно — Вторая мировая война поставила точку в истории с переходом островов из одних рук в другие.

Конечно, мы понимаем, что у японцев там расположены могилы родственников, живших на этих островах, жив кто-то из людей, проживавших ранее на островах Курильской гряды. Для этого приняты специальные программы безвизовых поездок — японцы посещают Южные Курилы. В ответ жители Сахалинской области, кстати, тоже ездят в Японию, организуются безвизовые группы. Мы очень давно приглашаем японских соседей к тому, чтобы они вместе с нами осуществляли на этих островах хозяйственную деятельность: вкладывали инвестиции, создавали особые экономические зоны. Все это возможно. Надеюсь, что именно в этом направлении пойдёт активность японских коллег. По крайней мере такие приглашения мы им передали. Думаю, что это поможет снять с повестки дня очень многие вопросы. Если для японцев важно, чтобы эти острова были открыты для посещения, для японского бизнеса и гуманитарных акций, то всё остальное, наверное, не столь существенно.

- Либерально-демократическая партия Японии, которую возглавляет премьер Синдзо Абэ, недавно одержала победу на выборах в парламент. Ранее неоднократно упоминалось, что японский премьер сторонник улучшения отношений с Россией. Как это может сказаться на развитии наших отношений?

- Мне представляется, что сложившаяся ситуация есть возвращение дискурса в то русло, которое было обозначено ещё в 2003 году во время российско-японского саммита. Затем этот курс был подтверждён в 2013 году, когда премьер-министр Японии Синдзо Абэ приезжал в Россию.

Заключается этот курс в том, что для решения нами любых возникающих или старых проблем необходимо нарастить совместное партнёрство по всем направлениям, сделать его полномасштабным и стратегическим. Это касается торгово-экономических связей, особенно инвестиционной сферы (взаимных инвестиций), гуманитарных обменов, которые очень востребованы нашими народами, и далеко не в последнюю очередь это касается сотрудничества во внешнеполитической сфере по вопросам безопасности и стратегической стабильности.

Кроме того, российская сторона надеется, что наши японские коллеги впредь будут максимально самостоятельны в определении своего внешнеполитического курса.

- Состоится ли визит в Японию спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко? Когда он пройдёт и какие будут цели у встречи?

- Насколько мне известно, такая поездка намечена на вторую половину текущего года. Отмечу, что этот визит станет важным событием в двусторонних межпарламентских обменах, задаст вектор для их дальнейшего развития. Мы должны продолжать процесс поиска точек соприкосновения, так как народы двух стран испытывают огромный взаимный интерес.

В этой связи могу сообщить, что Совет Федерации в начале года направил японской стороне письмо с просьбой назначить приемлемые даты визита Валентины Ивановны Матвиенко в Японию. В апреле был получен ответ — визит Матвиенко желательно провести в сентябре-октябре 2016 года. Вот из этого мы и исходим.

Беседовал Геннадий Мельник


Просмотров 1920

19.07.2016

Популярно в соцсетях