Евгений Брюн: В Москве пьют в два раза меньше, чем по стране

Евгений Брюн: В Москве пьют в два раза меньше, чем по стране

Фото Михаила Нилова

Главный внештатный нарколог Минздрава России, директор Московского научно-практического центра наркологии, профессор, доктор медицинских наук Евгений Брюн рассказал «Парламентской газете» о том, что в маленьких городах  по-прежнему пьют больше, чем в мегаполисах, что всё дело в дозе, а также почему люди с низким достатком употребляют больше зелья. 

 

— Евгений Алексеевич, вы утверждаете, что за последние пять лет россияне стали на треть меньше пить и настолько же реже травились спиртным. Эта статистика  касается  Москвы или же всей России?

— Мы имеем некие общие  цифры по  стране. Везде идёт снижение употребления алкоголя. Сейчас взрослый человек потребляет в среднем в год 12,8 литра абсолютного алкоголя (этилового спирта). Пять-шесть лет назад официальная цифра была 18 литров. Думаю, что есть определённые  внутренние закономерности. В городах с численностью населения около миллиона и более миллиона жителей пить стали заметно меньше. В городах, где проживают порядка пятисот тысяч и меньше,  пьют больше, чем в городах-миллионниках. Что делается в городах с численностью населения меньше тридцати тысяч, мы вообще не знаем: исследований, сколько там пьют, не проводилось. Однако по общим представлениям считается, что там пьянство достаточно высоко распространено.

— Почему такая градация?

— Понятно, что в больших городах есть куда тратить деньги, есть чем себя занять и как себя реализовать, поэтому пьют меньше. В Москве пьют в среднем в два раза меньше, чем  по стране.

— Связываете ли вы  снижение  спроса на зелье с  экономическим кризисом?

—  Есть закономерность.  Люди сейчас обеднели, в связи с кризисом и пить стали  меньше. Если люди совсем обнищают, то пить они станут больше. Это такая  общая цивилизационная закономерность. Нищие всегда пьют много, потому что жизнь беспросветна, потому что  те небольшие крохи денег, которые у них есть, всё равно  никуда не вложишь. Значит, остаётся одно: приложиться к стакану. А вот «среднебедный» человек пьёт как раз меньше, потому что есть шанс выбраться из этой бедности и он это чувствует.

— Если данные по предпочтениям россиян? Какие напитки предпочитают  в столицах, и какие в регионах?

— Недавно попалось на глаза исследование, в котором говорилось, что в Москве и Санкт-Петербурге предпочитают более дорогие напитки: коньяки, текилу, джин. В остальных регионах пьют более дешёвые напитки. Понятно, что мы не знаем уровень самогоноварения и сколько потребляется  самогона. Таких исследований никто серьёзно не проводил.

— Правда, что  самогоноварение становится модным занятием у россиян?

 

— Закон не запрещает варить самогон для себя. В свободной продаже действительно много  самогонных аппаратов и специальных дрожжей, в Интернете полно рецептов «особого» самогона. Вы знаете, люди проходят через это увлечение. Какое-то время они развлекаются таким  образом, а потом прекращают это делать и покупают заводской алкоголь. Это всё-таки трудоёмко, это долго, со временем  люди склоняются покупать алкоголь в магазине.

— А с  точки зрения врача, что лучше — самогон или водка?

— Могу сказать, что самогон хуже водки, дешёвый алкоголь естественно хуже дорогого. Понятно, что   всё дело в очистке, это дорогой процесс. Чем меньше примесей, тем продукт безопаснее. А дальше вступает в силу закон дозы. Чем больше  потреблённая доза, тем больше токсический эффект.

— Есть мнение, что алкоголизация в стране началась после окончания Великой Отечественной войны, после 1945 года. И постепенно народ пил  всё больше и больше. Сейчас пик пройден?

— Да, это действительно так. Мы дошли до пика примерно в 2009—2010 годах, до 18 литров на душу населения.  Но тут должна быть серьёзная поправка и точных исследований тоже нет. Это цифра проданного алкоголя. А вот сколько из него выпито — неизвестно. А сколько к этому выпито ещё самогона — тоже неизвестно. Поэтому все эти цифры — это такое наукообразное лукавство. Однако я думаю, что пик пройден и пройден давно. У нас есть объективные показатели: обращаемость за наркологической помощью в  среде употребляющих алкоголем снизилась на 20—30 процентов, число отравлений алкоголем сократилось на 30 процентов. Это  всё-таки говорит о том, что  народ стал пить меньше. Помимо этого,  технологии лечения алкоголизма ушли вперёд, поэтому и смертей стало меньше, и число случаев тяжёлых отравлений снизилось. И в реанимационные отделения, которые раньше были забиты под завязку алкоголиками, сейчас очередей нет.

— Государственная Дума уже дважды отклонила разработанный сенатором Вячеславом Фетисовым законопроект о продаже алкоголя гражданам моложе 21 года. Ваше мнение на этот счёт? Этот закон нужен?

— Когда общественное мнение созреет, оно надавит на депутатов и те примут закон.

По данным Росстата, в I квартале 2016 года в стране было продано 23,9 миллиона декалитров алкоголя, это на 0,7 миллиона декалитров меньше, чем за тот же период прошлого года. Около 40 процентов продаж пришлось на водку, 38 процентов — на пиво. От отравления алкоголем за первые два месяца года умерло 1,7 тысячи человек. 

беседовал Дмитрий Олишевский


Просмотров 2792

20.05.2016

Популярно в соцсетях