Все в мире меняются, за исключением Соединенных Штатов и их представления о мире…

В разгар холодной войны и ракетно-ядерной гонки, жестко соперничая и будучи движимы различными мотивами, СССР и США сумели объединить усилия, в том числе в ООН, чтобы по­тушить на Ближнем Востоке Суэцкий кризис.

Все в мире меняются, за исключением Соединенных Штатов и их представления о мире… Военные учения в Грузии с участием США и Великобритании Noble Partner-2016 на базе Вазиани Фото ZUMA/ТАСС

В разгар холодной войны и ракетно-ядерной гонки, жестко соперничая и будучи движимы различными мотивами, СССР и США сумели объединить усилия, в том числе в ООН, чтобы по­тушить на Ближнем Востоке Суэцкий кризис. Почему по­добное не удается сегодня? об этом размышляет член Комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов.

 - Воздержимся от сравнений международной ситуации тогда и сейчас — сравнения всегда хрома­ют. И все же, почему в 2016 году в Сирии не получилось добиться того же, что в 1956 году в Египте?
-  90-е годы ослабили Россию до такой степени, что Соединенные Штаты беспрепятственно, а подчас с согласия и чуть ли не при прямом содействии тогдашнего российского руководства, заполнили собой, сво­им влиянием и вмешательством гео­политический вакуум, возникший после исчезновения с карты мира Советского Союза и Организации Варшавского договора. Провозгла­сив себя победителями в холодной войне, американцы принялись на­саждать стратегию глобального до­минирования. В первую очередь им удалось убедить европейских союз­ников по НАТО, что в силу своей ис­ключительности США имеют «есте­ственное» право решающего голоса в любых региональных конфликтах, в которых они, разумеется, хотели бы всегда видеть себя исключитель­но победителями. Так было в Югос­лавии, Ираке, потом последовала целая цепочка «цветных революций» на Ближнем Востоке. Ее апофеозом стал развал и уничтожение государ­ства в Ливии, где вовсе не существо­вало внутренних конфликтов столь глубоких и острых, что разрешить их могли бы лишь гражданская вой­на и внешняя военная интервенция. В итоге мы видим там сегодня прак­тически неуправляемую из центра лоскутную территорию, наиболь­шей властью и влиянием на которой пользуется местная «Аль-Каида».
Кавычки  
Однополярность приучила американский истеблишмент к мысли, что только США и никто другой должны и вправе определять мировую политику и их точка зрения должна быть доминантной»
Мне представляется, что амери­канцы сейчас ментально не могут вернуться в ту историческую реаль­ность, когда международные кри­зисы и конфликты регулировались двумя мировыми полюсами, двумя центрами силы путем выработки некоего медианного, консенсусного ре­шения, отражающего точки зрения и не наносящего ущерба интересам ни одной из сторон. За последние четверть века все без исключения сменявшие друг друга американские администрации демонстрировали неспособность и нежелание смо­треть на мир с учетом историческо­го опыта и позиции других сторон.
Если сегодня Россия, набравшая силу и уверенная в ней, говорит,  что однополюсный мир ведет чело­вечество к гибели, то американцы демонстрируют неспособность мен­тально перестроиться на эту новую волну. Они остаются в плену иллю­зий о собственном превосходстве и неуязвимости. О чем президент Обама счел нужным напомнить не­сколько раз с трибуны ООН. По­добная политическая близорукость неизбежно ведет к конфликтам, причем не только на мировой арене, но и внутри страны. Несоответствие глобального вызова и внутренних ресурсов должны заставить заду­маться нового президента США: все в мире меняются, за исключением Соединенных Штатов и их представ­ления о мире и своей роли в нем.
Найти развязку быстро и дей­ствуя если не совместно, то парал­лельно, как это было во время Су­эцкого кризиса или потом во вре­мя арабо-израильских войн 1967 и 1973 годов, из-за такого отношения Америки уже не представляется возможным. Теперь новому прези­денту США потребуется какое-то время, чтобы понять, решить для себя: бороться с международным терроризмом можно только вместе, Америке в одиночку эта задача не по плечу. Это ярко продемонстриро­вали события, последовавшие за 11 сентября 2001 года: теракты в Лон­доне, Мадриде, Париже, Брюсселе, действия талибов в Афганистане, «Аль-Каиды» на Ближнем Востоке, «Боко харам» в Африке. Терроризм не знает границ. Он представляет собой глобальный вызов, и бороть­ся с ним можно только всем вместе.
 
- Но вместе как раз американ­цы не желают, а самостоятельно не могут?
- Очаг международного терро­ризма, образовавшийся сегодня в Сирии и Ираке, не получится за­давить иначе как договорившись и объединив усилия. Крайне пе­чально поэтому выглядит ситуа­ция, когда главы дипломатических ведомств тратят огромные усилия и бесконечные часы в переговорах по сближению позиций, выходят на реальные соглашения о механизме урегулирования военного конфлик­та, а это вызывает отторжение у американского правящего класса, и Пентагон, обрушив бомбы и ракеты на правительственные войска, на­носит удар в спину с единственной целью опровергнуть мнение, будто с русскими можно договориться.
Наблюдая за политическими процессами в сегодняшних Соеди­ненных Штатах, особенно в период нынешней президентской кампа­нии, мы не можем ретроспективно перенестись в 1956 год. Это не калька. Сегодня США, наоборот, демонстрируют неготовность к до­говоренностям. Внешней политике нынешней Америки присуща се­рьезная системная ошибка: они не видят, не хотят видеть мир меняю­щимся. Есть все основания думать, что в случае победы на выборах г-жи Клинтон такой ущербный под­ход к международным делам ока­жется законсервированным еще на несколько лет. Трампу с чистого ли­ста легче смотреть на мир новыми глазами, и тогда появляются шансы на «сирийский Суэц» в 2017 году.
 
- То есть получается, амери­канцы — заложники собственных демонов?
- В первую очередь они залож­ники своего четырехлетнего пре­зидентского цикла. И набранной за четверть века инерции сознания своего превосходства. Однополярность приучила американский истеблиш­мент к мысли, что только США и ни­кто другой должны и вправе опреде­лять мировую политику и их точка зрения должна быть доминантной.
К сожалению, европейцы в силу различных соображений кто согла­сился, а кто смирился с этой аме­риканской «исключительностью». Теперь перед нами непростая за­дача — убедить Запад и Америку в первую очередь принять новую систему взглядов на мир, ставший глобальным, принять как данность, что однополярным он больше не будет. Думаю, укрепляя сотрудни­чество с Китаем, повышая вес и влияние БРИКС, ШОС, других меж­дународных объединений с нашим участием, этой цели мы достигнем.
 
Беседовал Сергей Борисов

Просмотров 2195

02.11.2016

Популярно в соцсетях