Суэцкий кризис: напоминание

60 лет назад на Ближнем Востоке разгорелся, но был оперативно потушен опаснейший конфликт, вошедший в историю под  названием «Суэцкий кризис». С полным основанием он считается одним из переломных событий в развитии международных отноше­ний второй половины ХХ века.

Суэцкий кризис: напоминание  

О подоплеке и уроках событий 1956 года рассказывает почетный президент Ассоциации российских дипломатов, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР Погос АКОПОВ

Не пересказывая учебники истории, напомню, что Суэцкий канал, крат­чайший морской путь из Европы в Азию, был открыт почти 150 лет назад, в 1869 году. Задуман он был как франко-египетский проект, строился египетскими феллаха­ми на египетской земле, а в итоге оказался иностранным анклавом и чужой собственностью — после того как долю египетского прави­тельства во Всеобщей компании Су­эцкого канала еще в 70-е годы XIX века выкупили англичане, которые в конечном счете и стали ее хозяе­вами. До 1956 года в зоне канала по договору с Египтом стояли британ­ские войска.
«Старый добрый» колониальный порядок оказался нарушен в на­чале 50-х годов с приходом к вла­сти в Египте националистически настроенных офицеров во главе с Гамалем Абдель Насером. Их ам­биции превратить свою страну в самостоятельную и влиятельную силу, центр притяжения арабского и африканского мира никак не впи­сывались в геополитические планы западных держав и тем более Изра­иля, чье возникновение и право на существование Египтом, как и всем арабским миром, отторгалось.
Хотя спичкой, запалившей фи­тиль войны осенью 1956 года, при­нято считать решение Насера о национализации Суэцкого канала, подталкивала к ней вся логика собы­тий предшествовавших лет. Следует отметить, что ни сам Насер, ни его сотоварищи из «Свободных офице­ров» первоначально никаких теплых чувств к Советскому Союзу и тем более к коммунистическим идеям не испытывали, о чем свидетельству­ют хотя бы репрессии, которые они, придя к власти, обрушили на соб­ственных египетских коммунистов.
Но, помимо идеологии, существу­ет логика исторических событий, диктующая линию поведения. Об­ращение Насера к западным стра­нам за помощью в переоснащении армии современным оружием оказа­лось проигнорировано, что побудило его искать и получить эту помощь у СССР. После чего Великобритания, США и контролировавшийся по­следними Международный валют­ный фонд отказали Египту в финан­сировании строительства Асуанской плотины — ключевого проекта раз­вития страны. Это спровоцировало Насера форсировать национализа­цию Суэцкого канала, а та, в свою очередь, подтолкнула уязвленные старые колониальные державы — Ве­ликобританию и Францию — препо­дать строптивым египетским нацио­налистам предметный урок на тему «кто в доме хозяин».
На секретной встрече 22-24 ок­тября в Севре под Парижем они со­вместно с Израилем расписали роли и утвердили сценарий: Израиль ата­кует на Синае, египтяне, естественно, отвечают, Лондон и Париж уль­тимативно требуют от обеих сторон прекратить военные действия, после чего Англия и Франция оккупируют зону канала под предлогом обеспе­чения свободы судоходства.
Выполнение плана началось 29 октября, а уже через два дня британ­ская и французская авиация бомби­ла египетские города. Я первый раз был в Порт-Саиде три с половиной года спустя, но он и тогда выглядел, как развалины Сталинграда. Не слу­чайно и символично, что Порт-Саид и Волгоград уже более полувека яв­ляются городами-побратимами.
5 ноября в районе Порт-Саида был высажен англо-французский десант, а израильтяне заняли Шарм- эль-Шейх. Поздним вечером того же дня их послам, срочно вызванным в здание МИД СССР на Смоленской площади, было вручено заявление советского правительства, вошедшее в историю как «меморандум Булга­нина» (по имени тогдашнего пред­седателя Совета министров СССР), хотя у арабов он известен как «хру­щевский ультиматум». Его текст как почетный экспонат и поныне хранит­ся в Военном музее в Порт-Саиде.
Можно сколь угодно спорить, на­сколько реальным посчитали адреса­ты советское предупреждение о го­товности применить силу вплоть до ракетных ударов «для сокрушения агрессора и восстановления мира на Ближнем Востоке», но отрезвля­ющее действие оно, бесспорно, ока­зало. Уже 6 ноября вступило в силу соглашение о перемирии, а 15 нояб­ря в зону канала прибыли «голубые каски» — началась первая в истории операция миротворческих сил Орга­низации Объединенных Наций.
Нельзя не отметить, что объек­тивно в тот момент СССР и США оказались по одну сторону барри­кад. Американцев тоже не устраивал ход разворачивавшихся событий, хо­тя и по иным причинам. Во-первых, атлантические союзники позволили себе опасную и непростительную самостоятельность, начав военные действия без американского одобре­ния. Во-вторых, они вторично проиг­норировали мнение США, наложив в Совете Безопасности ООН вето на резолюцию о прекращении огня, внесенную Соединенными Штатами. В-третьих, эта их «самодеятельность» переключила внимание мира с венгерских событий, которые Америка стремилась использовать для орга­низации международной изоляции СССР, да еще и принесла Советскому Союзу признательность и симпатии не только Египта, но арабского мира, да и всего третьего мира в целом.
Война же на тот момент вообще меньше всего была нужна амери­канской администрации: она накла­дывалась на президентские выборы в США и никак не вписывалась в имидж Эйзенхауэра, шедшего на второй срок как «президент мира» — закончивший корейскую войну и ни одну новую не начавший.
Как и приведшие к столкновению причины, последствия Суэцкого кри­зиса тоже оказались многоплановы. Он подтолкнул Египет и его араб­ских соседей к переосмыслению и переоценке ценностей и привычных союзов. Ускорился распад старых колониальных империй:       страны
третьего мира убедились, что дни неоспоримого могущества прежних хозяев позади, им можно не просто бросать вызов, но и побеждать. В за­падном мире США укрепили свои позиции единоличного лидера, без согласия и одобрения которого ини­циатива младших союзников может быть наказуема. Вырос авторитет ООН, продемонстрировавшей спо­собность в кризисной ситуации со­действовать восстановлению мира.
Решительная позиция Советского Союза не только подтолкнула к более широкому и тесному сотрудничеству Египет, арабские страны и развиваю­щийся мир в целом, но и на долгие годы завоевала сердца простых лю­дей. Сопровождая в поездке по стра­не нашу делегацию во время визита Хрущева, могу свидетельствовать: от Александрии до Асуана египтяне встречали его так, как ни одного ино­странного гостя ни до ни после.
Такова цена правильного реше­ния, принятого вовремя. Как гово­рил мне не раз министр иностран­ных дел Андрей Андреевич Громы­ко, в политике следует руководство­ваться принципами. Отступишь от принципов — и твоя политика развалится как карточный домик.
 
Подготовил Сергей Борисов
 
Порт-Саид, ноябрь, 1956 год. Затопленные корабли при входе в Суэцкий канал         Фото АР/ТАСС
Порт-Саид, ноябрь, 1956 год. Затопленные корабли при входе в Суэцкий канал

Просмотров 2219

02.11.2016

Популярно в соцсетях