Стена длиной в эпоху

Берлинская стена — инженерно-оборудованная и укрепленная государственная граница ГДР с Западным Берлином

55 лет назад 13 августа 1961 года по рекомендации совещания секретарей коммунистических и рабочих партий стран Варшавского договора и на основании решения Народной палаты Германской Демократической Республики была возведена Берлинская стена - инженерно-оборудованная и укрепленная государственная граница ГДР с Западным Берлином 

Стена длиной в эпоху 1961 г. Банденбургские ворота после строительства Берлинской стены фактически оказались в западной зоне/ Фото_ТАСС
В августе 1961 года инже­нерным частям армии ГДР потребовалось всего двое суток, чтобы разделить Берлин ко­лючей проволокой, материализо­вав таким образом черчиллевскую фигуру речи о железном занавесе. BerlinerMauer («Берлинская стена») не простояла и тридцати лет, но за этот исторический миг успела превратиться в едва ли не главный символ эпохи под названием «хо­лодная война».
 

БЕРЛИН РАЗДОРА

По сути, Берлин, подобно многим другим звеньям в цепи договорен­ностей держав-победительниц о по­слевоенном устройстве мира, стал вместо этого объектом жарких споров и конфронтации по мере углубления их фундаментальных геополитических противоречий. Как и всю Германию, «большой Бер­лин» поделили на четыре сектора, из которых советский, занимавший восемь восточных районов, был са­мым крупным и по территории (46 процентов), и по населению (30 про­центов). Поскольку же город как таковой оказался в сердце совет­ской зоны, с момента подписания Лондонских протоколов (1944 г.) об оккупационном статусе герман­ской столицы после капитуляции Третьего рейха СССР рассматривал разделение города и присутствие там западников как сугубо времен­ный реверанс в сторону союзников. С чем, разумеется, те были катего­рически не согласны. Разногласия по Берлину лишь отражали раскол в коалиции в отношении путей по­слевоенного устройства Германии в целом.
Потсдамские соглашения на весь период оккупации рассматривали Германию как единое экономиче­ское пространство. Однако к 1949 году произошло объединение за­падных зон, в июне 1948 года в них была введена новая денежная еди­ница — отпечатанная в США дойч­марка, в официальный оборот кото­рой был включен и Западный Бер­лин. Это стало поводом для совет­ской блокады, перерезавшей связы­вавшие его с Западной Германией железнодорожные, водные и авто­мобильные пути. Прекратились по­ставки электроэнергии и продуктов из советской зоны, город снабжался только по воздуху.
Берлинская стена23 мая 1949 года в Париже от­крылась шестая, и как оказалось, последняя сессия Совета мини­стров иностранных дел держав-победительниц. В повестке значилось обсуждение германского вопроса, но за несколько часов до начала заседаний телеграф принес изве­стие: на территории объединенных западных зон оккупации вступил в силу Основной закон Федератив­ной Республики Германия (ФРГ). 30 мая в советской зоне была приня­та конституция социалистического немецкого государства. 7 сентября в Бонне открылось первое засе­дание западногерманского парла­мента — бундестага, а 7 октября временный парламент Восточной Германии — Народный совет — объ­явил о создании Германской Демо­кратической Республики (ГДР) со столицей в Восточном Берлине. 26 мая 1952 года правительство ГДР объявило о создании на всем про­тяжении внутригерманской грани­цы запретной зоны с колючей про­волокой, погранзаставами, патру­лями. Послевоенный раскол страны завершился.
На этом фоне Берлин с его не­урегулированным статусом пре­вратился в яблоко раздора в отно­шениях уже не только между экс-союзниками по антигитлеровской
коалиции, но и между ФРГ и ГДР. Послевоенный статус Берлина от­кровенно «подвис», перестав отра­жать изменившиеся реалии. Разде­лительная линия длиной в 45 кило­метров между западной и восточ­ной частями города, прочерченная прямо по улицам и домам, каналам и реке Шпрее, оставалась фактиче­ски открытой: ежедневно ее в обо­их направлениях пересекали от 300 тысяч до полумиллиона человек. Но причиной главного беспокойства для восточногерманских властей служили не столько сами по себе человеческие контакты, сколько тот факт, что через это открытое «окно» тысячами утекали на Запад люди, в первую очередь получив­шая бесплатное высшее образова­ние молодежь и квалифицирован­ные инженерные и рабочие кадры. С 1953 по 1961 год западноберлин­ский «пылесос» втянул 2,4 миллиона перебежчиков из социалистической Восточной Германии, в том числе 207 тысяч в 1961 году, что, разуме­ется, не могло не беспокоить и не раздражать ее руководство.
В 1958 году ГДР заявила о пре­тензиях на суверенитет над Запад­ным Берлином на том основании, что тот находится на ее терри­тории. Эти претензии поддержал советский лидер Никита Хрущев. Обвинив западные державы в нару­шении Потсдамских соглашений и, как следствие, заявив об отмене Со­ветским Союзом международного статуса Берлина, он в ультиматив­ной форме потребовал немедленно начать переговоры о ликвидации послевоенного четырехстороннего управления и превращении Запад­ного Берлина в «демилитаризован­ный вольный город».
Хотя ультиматум формально был отвергнут, переговоры глав ди­пломатических ведомств четырёх стран действительно состоялись в Женеве весной и летом 1959 го­да, но, как и следовало ожидать, ни к чему не привели. В августе 1960 года правительство ГДР ввело огра­ничения на посещения Восточного Берлина гражданами ФРГ, объяснив это необходимостью пресечь «ре­ваншистскую пропаганду». В ГДР также указывали на рост «прово­кационных нарушений» границы, обвиняли «агентов ФРГ» в организа­ции диверсий и поджогов. На сове­щании первых секретарей компар­тий стран Варшавского договора в Москве в начале августа 1961 года восточногерманский руководитель Вальтер Ульбрихт получил долго­жданное «добро» на закрытие гра­ницы в Берлине.
 

СТЕНА

Берлинская стенаВ час ночи 13 августа 1961 года 25 тысяч членов военизированных «боевых дружин» под прикрытием полиции и армейских частей бло­кировали внутригородскую линию раздела на всем ее протяжении.
К 15 августа колючая проволока отгородила восточную часть горо­да от западной, были перекрыты четыре линии метро и несколько линий городской железной дороги. После этого началось возведение стены как таковой («Антифашист­ского оборонительного вала» — Antifaschistisсher Schutzwall по официальной терминологии).
В первоначальном своем вариан­те она была готова всего за 10 дней. Затем на протяжении нескольких лет стена неоднократно меняла свой облик в сторону все большей и большей неприступности, пока в 1975 году не превратилась в слож­ное инженерно-техническое соору­жение из бетонных блоков высотой 3,60 метра общей протяженностью 106 километров с 300 сторожевы­ми вышками, ночной подсветкой, сложной системой барьеров, рва­ми (105,5 км), противотанковыми ежами, контрольно-следовой по­лосой, металлической сеткой (66,5 км), сигнальным ограждением под электротоком (127,5 км). Прилегав­шие к стене дома были выселены, окна и двери, выходящие на Запад­ный Берлин, заложены кирпичом. В перспективе планировалось до­оборудовать границу видеокаме­рами, датчиками движения и си­стемами оружия с дистанционным управлением.
Для жителей Западного Берли­на, граждан ФРГ и иностранных граждан министерство внутренних дел ГДР установило семь уличных и один железнодорожный пункт для перехода через границу. Впо­следствии их число было сокраще­но до трех. Жителям Восточного Берлина и гражданам ГДР пере­сечение границы воспрещалось, для посещения Западного Берлина требовалось получить специальное разрешение. Право свободного про­хода было оставлено только пенси­онерам. Попытка бегства каралась тюремным сроком до восьми лет, повреждение оградительных соору­жений — до пяти лет.
Впрочем, существовала вполне легальная возможность в прямом смысле выкупить восточногерман­ских «крепостных», чем на протя­жении четверти века занимался адвокат из ГДР Вольфганг Фогель. До 1989 года он на деньги Западной Германии устроил переход грани­цы для 250 тысяч своих сограждан. Бюджету ФРГ это обошлось в 3,5 миллиарда марок.
Менее удачливые за попытку уй­ти на Запад платили более дорогую цену. Документально при попытке преодолеть стену подтверждена гибель 125 человек (застрелены по­граничниками, утонули, разбились и так далее), хотя некоторые счи­тают, что число жертв занижено на порядок. Убиты нарушителями гра­ницы и выстрелами с территории Западного Берлина были восемь пограничников ГДР. Успехом увен­чались 5075 попыток побега — через выкопанный подземный ход, вплавь, на воздушном шаре, дельтаплане.
К концу 60-х острота блоково­го противостояния в германском и конкретно берлинском вопросах заметно снизилась — во многом бла­годаря «новой восточной политике» западногерманского канцлера Вил­ли Брандта. Накануне Рождества 1972 года два германских государ­ства подписывают Договор об ос­новах взаимоотношений, открыв эпоху не просто взаимного призна­ния, но и будущего сотрудничества в экономике, культуре, спорте.
Этому событию предшествовало заключение в сентябре 1971 года четырехстороннего соглашения по Западному Берлину. Советский Со­юз допустил наличие политических и экономических связей Западно­го Берлина с Западной Германией и признал право США, Великобри­тании и Франции держать войска в городе, что фактически гаранти­ровало выживание Западного Бер­лина. Со своей стороны, западные державы подтвердили, что Запад­ный Берлин не является землей ФРГ, хотя на него распространяют­ся заключенные Западной Германи­ей соглашения и договоренности. Федеративная республика полу­чила право представлять интере­сы его жителей в международных организациях по вопросам, не ка­сающимся безопасности и статуса города.
 

НИКОГДА НЕ ГОВОРИ «НИКОГДА»

После соглашений по Берлину и взаимного признания ФРГ и ГДР впору было считать, что герман­ский вопрос наконец закрыт, про­блема решена: мир согласился с существованием двух самосто­ятельных и суверенных немецких государств, да и сами они, казалось, с этим согласились. История, одна­ко, рассудила иначе.
Тогда, в начале 70-х, никто не мог предположить, что всего через полтора десятилетия на советское руководство снизойдет благодать перестройки, нового политическо­го мышления и общечеловеческих ценностей, в результате чего уйдут в небытие и сам СССР, и выстроен­ная им система союзов стран «на­родной демократии».
19 августа 1989 года на венгер­ско-австрийской границе состоялся  «европейский пикник», во время ко­торого по взаимной договоренности на три часа была открыта государ­ственная граница. Этого времени хватило, чтобы в отворившееся окно ушли на Запад 700 граждан ГДР, спе­циально за тем приехавших на ме­роприятие. К концу лета в четырех лагерях в Будапеште и одном на озе­ре Балатон собрались уже 60 тысяч восточных немцев в ожидании, что два германских и венгерское прави­тельство договорятся об их выезде. В итоге Будапешт решился на бес­прецедентный шаг, объявив готов­ность обеспечить гражданам ГДР возможность выезда в любую стра­ну, которая согласится их принять.
В Москве, пожав плечами, при­няли информацию к сведению, в Берлине метали громы и молнии, но сделать уже ничего было нельзя: тысячи людей спешили воспользо­ваться внезапно открывшейся воз­можностью. Берлинская стена вне­запно утратила и значение, и смысл. В ночь на 9 ноября 1989 года народ явочным порядком ликвидировал контрольно-пропускной режим: в те­чение трех дней Западный Берлин посетили свыше трех миллионов вос­точных немцев. Еще через год сама ГДР перестала существовать и стену разобрали за несколько месяцев. Се­годня о железном занавесе в центре Европы напоминает лишь мемориал на рассеченной некогда улице Бернауэр-штрассе, где дома оказались в восточном секторе, а тротуар пе­ред ними в западном.  
                                     
1989 г. Идёт демонтаж Берлинской стены. Фото ТАСС
1989 г. Идёт демонтаж Берлинской стены Фото ТАСС


Автор: Сергей Борисов

Просмотров 2619

02.08.2016

Популярно в соцсетях