Слуцкие пояса возрождают в Витебске

Витебский государственный технологический университет занимается восстановлением технологий и традиций производства уникального белорусского промысла

Слуцкие пояса возрождают в Витебске
Заведующая кафедрой дизайна художественно-технологического факультета Витебского государственного технологического университета Галина Казарновская

В конце XVIII века маленький белорусский город благода­ря своим поясам был в числе признанных столиц европейской мо­ды. Me fecit Slucicae («Меня сделали в Слуцке») — такая метка ставилась на каждом изделии. По слуцкой техноло­гии пояса изготавливались в Варшаве, других польских городах и даже во французском Леоне. Более того — хо­тя их ткали во многих странах мира, именно в Слуцке рождались настоя­щие шедевры, служившие образцом для всех других поясов.

Сегодня они — настоящий раритет. В музеях Беларуси хранится 11 целых поясов, из них только пять произ­веденных непосредственно в Слуцке и шесть выполненных по их образцу за границей. Одна из самых больших коллекций находится в Москве, в Го­сударственном историческом музее (80 целых и 60 фрагментов). Сюда они попали благодаря московскому купцу

Старинный слуцкий пояс имеет значение национального символа современной Беларуси и оценивается как крупнейшее достижение белорусского и общеевропейского декоративно-прикладного искусства"

Петру Щукину, который около двух десятков лет скупал слуцкие пояса у виленских и варшавских антикваров. В 1912-м согласно его завещанию кол­лекцию получил Императорский (се­годня Государственный) исторический музей.

В свое время Слуцкая мануфакту­ра выпускала в год около 200 поясов тончайшей работы. Любопытно, что первоначально ее называли «персиярня», поскольку искусство изготовления поясов с золотом и шелком пришло в Беларусь из Османской им­перии, Персии. Великий гетман Ми­хаил Казимир Радзивилл пригласил в Слуцк известного турецкого мастера, армянина по национальности, Ованеса Маджаранца, которого стали звать Яном Маджарским. Кстати, его прав­нучка Елизавета — мать знаменитого композитора и дирижера Станислава Монюшко.

Основатель Слуцкой мануфактуры
Михаил Казимир Радзивилл

Радзивилл

Ян из Турции обучал «работе перской» местных умельцев. В подмасте­рьях ходили не менее семи лет. Тка­чеством занимались только мужчины, поскольку считалось, что от прикосно­вения женской руки золотые и сере­бряные нити потускнеют и пояс будет испорчен. На изготовление одного из­делия уходило от 400 до 800 граммов золота, а его цена порой равнялась годовому доходу офицера армии Речи Посполитой. Слуцкий пояс считался признаком благородного происхожде­ния, и его наличие указывало на бла­госостояние владельца.

В XIX веке ношение этих аксессу­аров было запрещено: считалось, что человек, повязывая пояс, демонстри­ровал свою приверженность старым временам, свободе от царского ре­жима. В 1848 году ткацкая фабрика в Слуцке закрылась. А через некоторое время ее изделия стали предметом коллекционирования. Стоимость од­ного такого раритета может доходить до 50 тысяч долларов.

Долгое время считалось, что тех­нологии древнего ткачества утеряны навсегда. Еще несколько лет назад это соответствовало действительности, но в настоящее время данное утвержде­ние ошибочно. С 2012 года в Беларуси по поручению Президента Александра Лукашенко действует Государственная программа возрождения традиций производства слуцких поясов.

- Проект воссоздания технологии уникального ручного ткачества реа­лизуется уже третий год. Нам удалось адаптировать древнее ремесло к со­временному оборудованию. Уже созда­ны несколько поясов с золотыми и се­ребряными нитями, представляющие собой аналоги изделий Слуцкой ману­фактуры Радзивилла, — поясняет за­ведующая кафедрой дизайна художе­ственно-технологического факультета Витебского государственного техноло­гического университета, кандидат тех­нических наук Галина Казарновская, под руководством которой ведутся научно-исследовательские работы в рамках государственной программы.

Галина Васильевна рассказывает, что держала в руках оригинал, отно­сящийся к первой половине XVIII века, который хранится в Музее древней белорусской культуры. Для лучшего изучения раритетов из Москвы были привезены несколько поясов, которые экспонировались в Национальном ху­дожественном музее Беларуси.

У слуцкого пояса не было изнанки, все стороны являлись лицевыми. На праздники пояс повязывался наружу золотой, красной частью, при трауре использовалась черная сторона, при повседневной носке, как правило, зе­леная, серая.

- Мы привыкли, что цветовые эф­фекты формируются по всей ширине заправки станка, а на Слуцкой ману­фактуре использовалась так называе­мая техника броше, когда цветные ни­ти вводились только на определенном участке. Добиться такого на современ­ном ткацком станке было нелегко, но нам удалось освоить древнюю техно­логию и задать машине соответствую­щую программу, — рассказывает Гали­на Казарновская.

Рисунок современного слуцкого по­яса утвержден республиканским на­учным экспертным советом, в состав которого вошли известные искусство­веды. Первый экземпляр — идеальная копия исторического шедевра — был изготовлен в декабре 2013 года и пода­рен Президенту Республики Беларусь. Сегодня он украшает Дворец Незави­симости. Ширина пояса 35 см, длина -3,5 метра. В Витебском университете появился даже курс о слуцких поясах.

- Это изделие белорусского ручно­го ткачества является не только про­изведением прикладного искусства, но и реликвией белорусов, своеобразной визитной карточкой страны. Для нас слуцкие пояса — национальная гор­дость, наш бренд, — убеждена Галина Казарновская.

Пока на предприятии «Слуцкие пояса» освоили изготовление двух видов копий раритетов XVIII века. Несмотря на их стоимость (от 1000 до 5000 долларов), заказов поступает немало. Старинный слуцкий пояс имеет значение национального символа современной Беларуси и оценивается как крупнейшее достижение белорусского и общеевропейского декоративно-прикладного искусства.

Татьяна Пастернак.
Витебск
Просмотров 3621