В поисках Бразильской души

По Рио из Крыма не в белых штанах

В Рио-де-Жанейро, на Олимпиаду-2016, приезжают спорт­смены и болельщики со всего мира. Для одних Бразилия - это джунгли Амазонки и футбол, для других - знаменитый карнавал или место, где «много диких обезьян», мечта Остапа Бендера о прогулках в белых штанах, а ещё Адриана Лима, Таис Оливейра и другие сногсшибательные бразильские модели. А вот какой увидел эту страну собственный корреспондент «Парламентской газеты» в Крыму Александр Мащенко.

Сан-Паулу - один из самых больших мегаполисов мира. С пригородами - около двадцати миллионов человек населения. Группа местных ребят при поддержке муниципальных властей проводит бесплатные экскурсии по историческому центру города. Дело здесь, впрочем, не столько в халяве, сколько в возможности побродить по старому Сампа в сопровождении знающих город как свои пять пальцев аборигенов. Нас в тот день собралось на экскурсию человек двадцать со всего мира - из России, США, Великобритании, Германии, Швеции, Швейцарии, Австралии, Японии, Аргентины… Как кто-то заметил, были представлены четыре континента. Не хватало - по понятным причинам - Африки. Там не до туризма.

Экскурсантов просят заполнить небольшие анкеты. Я записываю: «Александр Мащенко, Симферополь, Крым, Россия», внося свой скромный вклад в обеспечение международного признания российского статуса полуострова. Американец Стив, услышав о Крыме, тут же интересуется, как мне там живётся под московскими оккупантами. Я рассказываю ему, что абсолютное большинство жителей полуострова счастливы, что Крым вернулся в состав России. Стив слушает молча - заметно, как не совпадает мой рассказ с тем, что вдалбливает ему в голову американское телевидение. Наверное, думает, что я агент КГБ.

Боги футбола

Впрочем, я отправился в Бразилию не для того, чтобы просвещать там американских туристов и не в пику Белому дому. У меня с детства… вирус Зико. Не Зика, а Зико. Артура Антуньеша Коимбра. Пацаном, в далёком 1982-м году, я плакал горючими слезами после того, как бразильцы проиграли 2:3 итальянцам и вылетели с чемпионата мира по футболу. Ту команду, хоть она и осталась без медалей, до сих пор считают одной из величайших в истории самой футбольной в мире страны. Больше того, двое игроков из той команды причислены в Бразилии к… лику ангелов. Убедиться в этом можно в Музее футбола на стадионе «Пакаэмбу». Одна из экспозиций так и называется - «25 ангелов». В этом сонме рядом с Зико и Сократесом другие великие бразильцы - Пеле, Гарринча, Диди, Жаирзиньо, Ривелино, Ромарио, Роналдо, Роналдиньо…

Одно из самых ярких впечатлений от Бразилии - джунгли. Буйная всепобеждающая растительность. Кажется, она связана с национальным характером жителей этой страны. Может быть, даже во многом определяет этот характер, выплёскивающийся в знаменитом бразильском карнавале, страстном бразильском футболе и каменном хаосе бразильских мегаполисов. Посреди Сан-Паулу есть маленький клочок воссозданного атлантического леса - парк Трианон. Те самые настоящие джунг­ли. Вот что здесь было в 1554 году, когда сюда пришли иезуиты нести дикарям свет европейской цивилизации. И вот что стало… В ХХ веке на смену первозданным джунг­лям пришли джунгли каменные. На них можно посмотреть сверху вниз - с крыши знаменитого небоскреба «Италия», а можно погрузиться в них, бродя по центру города.

Однако вернусь к футболу. В Бразилии это гораздо больше, чем спорт. Чем счёт на табло. Чем пять кубков мира. Это национальное искусство. Или, ещё точнее, культ. Не случайно ведь та музейная экспозиция, о которой я уже упоминал, сравнивает Пеле, Гарринчу и прочих великих игроков с ангелами. А другое расхожее сравнение гласит, что они - боги футбола.

В разное время Бразилия экспортировала разные товары - сахар, кофе, какао, каучук, золото, нефть. Сейчас один из главных видов национального экспорта - футболисты. Тысячи бразильцев играют в профессиональных лигах по всему миру, включая Россию. Маурисио - в «Зените», Марио Фернандес - в ЦСКА, Ромуло - в «Спартаке», Гильерме - в «Локомотиве», Ари, Вандерсон и Жоаозиньо - в «Краснодаре»… Денежные переводы бразильских легионеров на родину - это сотни миллионов долларов в год. Один Неймар в «Барселоне» зарабатывает около 10 миллионов. Такие себе бразильские «заробитчане».

Бразильская мечта - стать футболистом и вырваться из нищеты. Другого пути наверх у миллионов пацанов из бедных семей просто нет. И наверное, ещё и поэтому именно дети - главные посетители футбольных музеев. Кто знает, может быть, лет через десять-пятнадцать кто-то из ребят, встреченных мною в Музее Пеле в Сантусе, принесёт Бразилии шестой или седьмой кубок мира.

Собственно говоря, Пеле и есть воплощение бразильской мечты. Мальчишка из бедной провинциальной семьи, превратившийся в короля футбола. Причём это выражение не просто метафора. Настоящие короны, и не одна, которыми увенчивали Пеле, хранятся в его музее. А сразу за окнами дома, в котором расположен музей, начинаются трущобы. Или, по-бразильски, фавелы.

Туристические открытки с видами Сантуса, которые продаются в ларьках, выглядят одновременно и издевательством, и надувательством. На самом деле этот город представляет собой довольно жалкое зрелище - даже если смотреть на него из окна скрежещущего допотопного туристического трамвайчика. А уж если побродить по улицам чуть в стороне от туристического маршрута…

- Музэу Пе-ле? - спрашивал я прохожих.

- Пеле! - оживлялись они и, бросив все свои дела, принимались объяснять мне, гринго, куда двигаться дальше.

- Руссо туристо, - объяснял я. - Облико морале. Привет вам с родины Льва Яшина, который был большим другом Пеле. Последней фразы, естественно, никто не понимал. И только один старик наклонил голову, прислушался и произнёс:

- О-о-о, Йа-шин!

И показал большой палец.

«Романтика» трущоб

Фавелы - один из символов Бразилии, романтизированный и одновременно демонизированный писателями, журналистами, кинематографистами и туристическими путеводителями. Трущоб в стране действительно хватает. На выезде из Сан-Паулу в сторону Сантуса они, например, тянутся на несколько километ­ров. Если верить Бразильскому институту географии и статистики, по всей стране в фавелах живут около 12 миллионов человек. А мне так, например, показалось, что ещё больше. Вот только, в отличие от многих, я не вижу в фавелах ничего романтического. Равно как, кстати, и ничего необыкновенного. Не верите - прогуляйтесь, например, по Старому городу в Симферополе. Думается, я не случайно так и не смог досмотреть до конца «Город Бога» Фернанду Мейреллиша - это всего-навсего история из жизни шпаны, которой хватает в любой стране мира.

Преувеличенной мне показалась и проблема преступности, которую так любят живописать средства массовой информации. Просто, как в любом мегаполисе мира, не нужно разевать варежку, шляться по окраинам и бродить ночью в одиночку по безлюдным улицам. Абсолютное, подавляющее большинство бразильцев - открытые, радушные люди, которые не собираются никого грабить, насиловать или убивать, да и власти стремятся сделать всё возможное, чтобы обезопасить «курортников», - все туристические места патрулируют вооружённые до зубов полицейские.

Пожалуй, главная бросающаяся в глаза «косметическая» проблема Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро - это тот факт, что центры этих городов «оккупировали» бездомные, страшные, источающие непередаваемый смрад бродяги. Их сотни - и куда их девать, решительно непонятно.

Бразилия - огромная страна. Одна из самых больших в мире. Больше неё только Россия, Канада, Китай и США. Обустроить такую громадину «от и до» - архисложная задача. Тем не менее успехи Бразилии последних лет не заметить нельзя. Не случайно она добилась права провести два крупнейших спортивных соревнования планеты - чемпионат мира по футболу в 2014 году и Олимпиаду, которая начнётся через несколько дней в Рио-де-Жанейро. Это не просто спортивные, но и политические, экономические, инфраструктурные проекты, которые свидетельствуют о возможностях современной Бразилии. Провести два таких форума подряд на достойном уровне под силу далеко не каждой державе. И, кстати говоря, это роднит Бразилию с Россией. У нас ведь вслед за сочинской Олимпиадой грядёт чемпионат мира по футболу - 2018.

Всё это - и новые рабочие места, и новые спортивные и инфраструктурные объекты, которые будут служить ещё многие годы после окончания соревнований. Ну и, конечно, новые туристы со всего мира.

На перекрёстке трёх стран

Туристический потенциал Бразилии грандиозен. Ежегодно эту страну посещают десятки миллионов туристов со всего мира. Ночные клубы Сан-Паулу, пляжи Рио-де-Жанейро, джунгли Амазонки, водопады Игуасу…

После Сан-Паулу городок Фос-ду-Игуасу и его окрестности выглядят глухой деревней. Это напоминает контрастный душ. Глубокое синее небо, оглушительный стрекот насекомых, ни с чем не сравнимый запах тропиков. После смога и пробок Сампа - настоящий рай в двух часах лёта.

Водопады Игуасу - одно из общепризнанных чудес света. В мои задачи не входит их описание - это сделали авторы сотен путеводителей. Могу лишь сказать, что не родился ещё тот человек, который смог бы словами передать великолепие Игуасу что по одну, что по другую сторону бразильско-аргентинской границы.

Поэтому расскажу лучше о Светлане, с которой я познакомился, осматривая водопады. Она родилась в Тольятти, жила в Севастополе, потом на Донбассе. 12 лет назад уехала оттуда в Аргентину. Сейчас у неё небольшой бизнес в Буэнос-Айресе. Разговор, естественно, зашёл и о Крыме, и о Донбассе.

- Как у вас там со светом сейчас? - с уже появившимся едва уловимым акцентом интересовалась моя собеседница, демонстрируя хорошую осведомлённость о ситуации на полу­острове.

- Все окей, завершили строительство энергомоста с Кубани, - рапортовал я.

Так что русская диаспора в Латинской Америке с крымчанами.

А ещё водопады дали мне возможность отметиться в Аргентине. Заглянуть хоть на полдня в страну Эрнесто Че Гевары и Диего Марадоны было делом принципа. Во всяком случае, для меня. Да и виды оттуда открываются на водопады как минимум не хуже, чем из Бразилии.

На аргентинской стороне индейцы гуарани торговали всяким хламом на туристическом рынке. Видеть этих ребят в амплуа барахольщиков было грустно, учитывая, что мои романтические представления о них формировали Фенимор Купер и Майн Рид. Обидно стало за деградацию гордого индейского народа, но я всё-таки купил у потомков Чингачгука и Ункаса (не нужно мне рассказывать о том, что Чингачгук и Ункас - из другого племени и вообще жили в Северной Америке, я знаю) калабасу и пачку мате. Теперь вот, лежа на диване, потягиваю любимый напиток Че Гевары и сочиняю эти заметки.

Если в Аргентину я заглянул на полдня, то в Парагвай - на несколько секунд. В прямом смысле - одной ногой. Дело в том, что в Фос-ду-Игуасу есть такое место - три границы. Там даже обелиск специальный установлен. Направо пойдёшь - попадёшь в Аргентину, налево - в Парагвай, прямо - в Бразилию…

Ну и я, значит, одной ногой в Парагвай и бежать от парагвайских пограничников в аэропорт. На рейс в Рио-де-Жанейро.

Шесть миллионов жителей, и ни одного человека в белых штанах

Представления об этом городе среднестатистического россиянина базируются на романах Ильфа и Петрова «12 стульев» и «Золотой телёнок». Я прилетел в город мечты Остапа в белых… носках. Белых штанов у меня нет. И, вы знаете, может быть, это даже хорошо, что Бендер так и не попал в Рио. Иначе его ждало бы страшное разочарование. За пять дней я не встретил там ни одного человека в этих самых белых штанах. Хрупкое сердце командора могло не выдержать такого удара. Да и вообще, представление о Рио как о городе-празднике если и не полностью ошибочно, то уж, во всяком случае, однобоко. Хотя жители Сан-Паулу действительно немного презирают пляжников из Рио-де-Жанейро.

Главный пляж города - конечно, Копакабана. Хотя есть ещё Леблон, Ипанема, Ботафого, Фламенго и многие другие. Пляж в Рио - это стиль жизни, олицетворение которого  - beach boys - загорелые спортивные парни, которые, кажется, проводят на песке у берега Атлантического океана подавляющую часть своего времени. Здесь ведь никто толком и не купается - в нашем привычном, «черноморском» смысле этого слова. Так, зайдут на пару минут в полосу тяжёлого океанского прибоя и назад - к футволею.

На самом деле, в пляжный футбол на Копакабане не играют, во всяком случае, я не видел ни разу. Неудобно это, играть в футбол на пляжном песке - неудобнее, чем на огороде. А вот в футволей, волейбол без рук, шпилятся много и с удовольствием. Пляж в Рио - это философия, экзистенциализм по-бразильски. Жизнь здесь и сейчас.

Ещё одна визитная карточка Рио-де-Жанейро - легендарная «Маракана», когда-то вмещавшая 200 тысяч (!!!) зрителей. После реконструкции вместимость знаменитого стадиона стала поменьше - тысяч 170, но всё равно впечатляет. Да и не только во вместимости дело. «Маракана» - символ бразильского футбола, самого лучшего (по совокупности наград) футбола в мире. Я приехал на стадион за несколько дней до финального матча чемпионата штата между «Васко да Гама» и «Ботафого». Вокруг огромной чаши вилась очередь из нескольких тысяч человек - не видел такой ни разу в жизни - из желающих купить билеты на игру. Увы, матч был назначен на день, в который я улетал в Россию. Так что смотреть его пришлось дома, в записи. Игра завершилась со счётом 1:1, но по сумме двух матчей победу одержал «Васко да Гама» - 2:1.

Рио-де-Жанейро - это, как сейчас выражаются, набор вьюпойнтов. Смот­ровых площадок, с которых открываются пейзажи необыкновенной красоты. Самая известная из них - гора Корковадо, на вершине которой установлена статуя Христа. Большинство бразильцев - ревностные католики, это самая большая католическая страна в мире. У папы римского здесь паствы больше, чем во всей безбожной старушке Европе. Хотя, с другой стороны, искать местных на вершине Корковадо - гиб­лый номер, если, конечно, не считать обслуживающий персонал. Зато наверняка за день здесь можно встретить граждан едва ли не всех стран мира.

Вьюпойнт №2 - гора «Сахарная голова». Это название - дань… структуре национальной экономики. Сахар был первым богатством Бразилии. Её белым золотом. Основой экономики. Да и до сих пор страна остаётся крупнейшим в мире производителем этого продукта.

Великолепные виды открываются также с двух фортов по краям Копакабаны и с мыса Арпоадор на стыке Копакабаны и Ипанемы. Однако я не путеводитель пишу. Путеводителей по Бразилии без меня написано сотни. Я пытаюсь понять Бразилию как страну моей детской мечты.

Вкус Бразилии

«Я беспечный русский бродяга родом с берегов реки Волги, - пел у меня в наушниках Гребенщиков. - Я ел, что дают, и пил, что Бог пошлёт под песни соловья и иволги. Я пил в Петербурге и я пил в Москве, я пил в Костроме и в Рязани. Я пил Лагавулин и я пил Лафройг, закусывал травой и грибами».

Не знаю, может быть, я и правда был бродягой в какой-нибудь прошлой жизни. Так или иначе, но на этот раз я пил в Сампа и в Рио-де-Жанейро. Бог посылал кашасу и кайпиринью. Закусывал шураско, фейжоадой и разными тропическими фруктами. Пробовал страну на вкус.

«Я упал в Енисей, я выплыл из Невы, хотя, может быть, это была Припять, но я вышёл элегантно сухой из воды и немедленно нашел, с кем здесь выпить», - продолжал бормотать в наушниках Борис Борисыч. Я достал из старенького походного рюкзака номер «Парламентской газеты» с фотографией Президента России Владимира Владимировича Путина - может быть, единственного русского, которого знают в лицо бразильцы, и спросил своего случайного собутыльника Родриго: «Ты его уважаешь?» Родриго меня, конечно, не понял. Но поднял вверх большой палец - точно так же, как тот старик в Сантусе при упоминании Льва Ивановича Яшина.

Главная цель любого путешествия - почувствовать ту страну, то место, в котором ты оказался. Потому что изучить их, в скучном, школьном значении этого глагола, можно по учебникам и по телевизору. Просто усвоить набор фактов. Столица, население, география, экономика. Как говорил по другому поводу один из героев этих заметок Остап Сулейман Берта Мария Бендер-бей Задунайский: «Скучно, девушки».

Для того чтобы почувствовать город, регион, страну, нужно время. Иногда - дни, иногда - месяцы, бывает - годы. Это зависит от многих факторов. У меня на то, чтобы почувствовать Бразилию на месте, было всего несколько дней. Хотя, с другой стороны, как я уже говорил, моё познание этой страны началось много лет назад. С телевизионных репортажей с чемпионатов мира по футболу. С книг известного советского журналиста Игоря Фесуненко - «Чаша Мараканы» и «Пеле, Гарринча, футбол…». С авторизованной биографии Пеле «Моя жизнь и эта прекрасная игра». С песен Карлоса Сантаны, хотя это, конечно, было уже попозже. Black magic woman. Got your spell on me, baby. Got your spell on me…

«Тело Бразилии находится в Америке, а душа - в Африке», - прочитал я в Национальном историческом музее в Рио высказывание священника Антониу Виейра. И, по крайней мере отчасти, он прав. За 400 лет работорговли в Америку привезли от 10 до 15 миллионов африканских рабов. И около сорока процентов из них пришлось на Бразилию.

Туризм - это завоевание мира на новый, постиндустриальный лад. Как там у Гумилёва, «я - конквистадор в панцире железном, я весело преследую звез­ду». Я смотрел в Национальном историческом музее в Рио и в Пинакотеке в Сан-Паулу картины, на которых изображены открытие и завоевание Америки, и представлял себя на месте тех первых европейцев, которые приплыли сюда пятьсот с лишним лет тому назад.

Бразилия была моей.

Прошло двое суток, в которые уместились четыре перелёта. Я сошёл с трапа самолёта. Нет, это был уже не Рио-де-Жанейро. Это был Симферополь. Крым. Россия. Здесь нет таких джунглей, таких водопадов и таких футболистов. Но здесь есть заповедные горные леса, дворцы Большой Ялты, памятники Севастополя, пляжи Нового Света, водопады Учан-Су и Джур-Джур, обрывы Тарханкута и много всего другого. Да и в футбол мы тоже немного играем…

Много лет назад кто-то из советских журналистов поинтересовался у Пеле, когда, на его взгляд, сборная СССР станет чемпионом мира по футболу?

- Наверное, тогда, когда сборная Бразилии станет чемпионом мира по хоккею, - не растерялся король.

Не так давно в Москве завершился чемпионат мира по хоккею. Выиграть его у России не получилось, но она всё-таки заняла третье призовое место. Бразильцев на этом чемпионате, естественно, не было. Наши на следующем чемпионате мира по футболу, который пройдёт в России в 2018 году, точно будут. Так что, во всяком случае, мы в футболе - куда лучше, чем бразильцы в хоккее.

Я вернулся. В тот же день меня стали рвать на тысячу маленьких диких обезьян. И уже к обеду мне казалось, что не был я ни в какой Бразилии. Или того хлеще, как говорил Остап Бендер, «нет никакого Рио-де-Жанейро, и Америки нет, и Европы нет, ничего нет. И вообще последний город - это Шепетовка, о которую разбиваются волны Атлантического океана».

Десять вещей, которые надо сделать в Рио-де-Жанейро

Постоять у ног Христа-Искупителя на Корковадо.

Съесть кусочек тростникового сахара на вершине горы Пан-ди-Асукар (русское название - Сахарная голова).

Сходить на футбол - лучше всего на стадион «Маракана». И обязательно - хотя бы несколько минут попинать мяч с местными мальчишками на пляже.

Купить футболку сборной Бразилии или одного из местных футбольных клубов - «Фламенго», «Флуминенсе», «Ботафого», «Васко да Гама».

Проваляться целый день на песке Копакабаны, время от времени охлаждая своё тело в водах Атлантического океана.

Посмотреть на закат с мыса Апроадор между Копакабаной и Ипанемой.

Попробовать Бразилию на вкус - объесться мясом в шураскарии и немного (только немного) опьянеть от кашасы

и кайпириньи.

Посетить знаменитый карнавал - правда, для этого надо ехать в Рио в феврале. В другое время года можно просто сходить в клуб, где танцуют самбу.

Прокатиться на велосипеде вокруг Лагоа - живописной лагуны, которую иногда называют сердцем Рио-де-Жанейро.

Перечитать роман Ильфа и Петрова «Золотой телёнок».

Кстати

В разное время Бразилия экспортировала разные товары - сахар, кофе, какао, каучук, золото, нефть. Сейчас один из главных видов национального экспорта - футболисты. Тысячи бразильцев играют в профессиональных лигах по всему миру, включая Россию.

По данным Бразильского института географии и статистики, по всей стране в фавелах живут около 12 миллионов человек.

По площади Бразилия занимает пятое место в мире, уступая России, Канаде, Китаю и США.

По численности населения Бразилия занимает пятое место в мире, уступая Китаю, Индии, США и Индонезии.

Сан-Паулу - самый большой город в Южном полушарии. С пригородами его население достигает 20 миллионов человек.

Ежегодно водопады Игуасу посещают около двух миллионов туристов.


Просмотров 1524

05.08.2016

Популярно в соцсетях