Грозы терроризма над Германией будут продолжаться

Обстановка в странах Европы настолько наэлектризована, что трудно понять, где рванёт в следующий раз

Но рванёт обязательно, убеждены эксперты. И «мюнхенский стрелок», как успели окрестить журналисты восемнадцатилетнего Али Сонбали, и сирийский беженец Моххамед, яростно размахивавший мачете в городе Ройтлингер, и сирийский беженец, взорвавший себя на музыкальном фестивале в Ансбахе, вроде бы никак не связаны с радикальными террористическими или экстремистскими группировками. Что же вызвало в прежде благополучной Германии три трагедии в одни выходные?

Правые партии наберут вес

Канцлер Германии Ангела Меркель ещё шесть лет назад говорила: «Попытки интеграции мигрантов провалились». Однако дальше заявлений дело не пошло: правительство выделяло деньги, открывались курсы для мигрантов, которые те посещали не вполне охотно, однако реальных и внятных шагов по ассимиляции вновь прибывших в немецкое общество сделано не было.

«В Германии сейчас тревожно, — рассказал «Парламентской газете» известный немецкий политолог Александр Рар. — Буквально за несколько дней случились три кровавых происшествия, каждое из которых анализируется. В Мюнхене виновником оказался немец иранского происхождения, который не по террористическим мотивам стрелял в иностранцев, в двух других участвовали выходцы из Сирии, которые недавно приехали в Германию».

 

Эксперт сообщил, что, говоря о происшествии в Мюнхене, в Германии предлагают больше контролировать Интернет, чего нет сейчас, а также ужесточить политику по отношению к беженцам, в частности правила учёта и контроля.

«И это правильно. Пустить в страну более полутора миллионов беженцев, никак не проверенных, было опасной затеей», — считает он.

Александр Рар убеждён, что происшедшее даст основания партиям правого толка набрать политический вес.

Тень Брейвика

Гражданин ФРГ иранского происхождения Али Сонбали в момент совершения преступления кричал: «Я — немец». Говорят, он был непопулярен в школе, учился плохо, лечился от депрессии в клинике, при этом увлекался видеоиграми и проявлял интерес к биографии норвежского террориста Андерса Брейвика. Напомним, трагедия в Мюнхене произошла день в день, только спустя пять лет после того, как Брейвик стрелял по людям, хладнокровно убив 77 и ранив более 150 человек.

«В Германии есть версия, что стрельбой в торговом центре в Мюнхене поклонники Брейвика могли отметить страшную круглую дату того преступления», — сообщил «Парламентской газете» Александр Рар.

«В Германии в течение десяти последних лет не происходили никакие подобные эксцессы, — сказал «Парламентской газете» директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров, — Притом что в других странах такое было. Немецкие спецслужбы достаточно хорошо выстроили работу с теми диаспорами, которые там были к тому моменту, то есть десять лет назад. А вот с теми, кто приезжает в Германию сейчас, со всеми этими потоками беженцев им ещё работать и работать».

 

Семён Багдасаров убеждён, что мюнхенский стрелок хоть и родился в Германии, проблемы в голове у парня были явно не немецкие.

«Представьте, он даже говорил, что его травили турки и арабы, — удивляется эксперт. — То есть здесь и религиозный, и национальный момент. Германия получила целый клубок проблем, с которой ей придётся немедленно разбираться. И сделать это будет очень нелегко. Инциденты, устроенные одиночками, очень опасны в отличие от тех, что устроили приверженцы каких-либо радикальных групп. Там может сработать на упреждение оперативная работа, а в голову каждому ведь не залезешь. Вот он возненавидел всех и вся, взял мачете или пистолет и пошёл рубить или стрелять всех. Это трудно управляемый процесс, боюсь, что он может иметь место и в других странах Европы».

Эксперт связал такую возможность с неурегулированными миграционными вопросами.

«Джинн может быть выпущен, а загнать его в бутылку будет очень сложно», — добавил он.

Провал политики мультикультурализма очевиден

Нельзя, впрочем, назвать ни одну страну в Европе, где создана хоть мало-мальски приемлемая модель отношений мигрантов первой, второй и новой волны с местным населением. В разных странах проблемы разные, но все они имеют общий корень.

«Германия теперь видит, что в политике привлечения большого количества трудовых мигрантов есть не только плюсы, связанные с пополнением трудовых ресурсов, заполнения непрестижных вакансий, на которых не очень хочет работать местное население, но и жирные минусы, — считает руководитель Центра по изучению народонаселения экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Валерий Елизаров. Мигранты даже во втором поколении трудно интегрируются, часто живут общинами, в которых сохраняются порядки, не устраивающие коренное население. Поэтому такие конфликты неизбежны.

По мнению эксперта, большое количество терактов и инцидентов в последнее время в Европе связано с огромным наплывом мигрантов новой волны, цель которых — вовсе не интеграция в немецкое или французское общество. Всё это создает нервную обстановку в странах Старого Света.

«Достаточно вспомнить нападение на женщин в Германии в новогоднюю ночь, — говорит Валерий Елизаров. — Государства, которые принимают «чужаков» в таких количествах, конечно же, должны были задуматься о последствиях, о выработке более конкретной политики в этом отношении. Пока этого нет, а значит, инциденты будут продолжаться».

Совершенно очевидно, что в Германии, да и по всей Европе сейчас столь сложная психологическая атмосфера, что рвануть может где угодно. И обязательно, к сожалению, рванёт.

 

«Процесс сегодня приобретает какую-то неуправляемую форму, — говорит член Комитета Совета Федерации по международным делам Анатолий Лисицын. — Если в Европе не поймут, что противодействовать экстремизму можно только вместе, не прислушаются к инициативе Владимира Путина об объединении сил, прорехи, которые есть в национальной безопасности стран Европы, будут давать возможности для совершения таких преступлений. Это очень серьёзная угроза».


Просмотров 1039

25.07.2016

Популярно в соцсетях