Индия — страна политиков, кому за 60

На днях в стране завершились очередные всеобщие парламентские выборы, которые проходили аж в 9 туров

Сделать правильный выбор всегда важно. Выбор ещё важнее, когда речь идёт о руководстве страны. Мы уже давно привыкли, что в среднем явка избирателей редко превышает 50 процентов, а общее количество людей, исполняющих свой гражданский долг, как правило, менее 80 миллионов человек. Теперь представим, что избирателей более 800 миллионов при 66-процентной явке, а новоизбранному руководству придется управлять страной численностью близкой к полутора миллиардам человек или одной пятой всего населения Земли. Такое возможно только в одной стране мира — Индии — самой большой демократии на Земле, причем в буквальном смысле.

На днях в Индии завершились очередные всеобщие парламентские выборы, которые проходили аж в 9 туров. 35 дней понадобилось для того, чтобы осуществить волеизъявление народа, в котором приняли участие свыше полумиллиарда человек. С учётом особенностей избирательной системы в Индии, в соответствии с которой граждане голосуют на своих избирательных участках за представителей политических партий, всего на выборах было зарегистрирован 8 251 кандидат. По всем этим показателям нынешние выборы стали самыми масштабными в истории не только этой дружественной нам страны, но и всего мира. Причем эти рекордные цифры стали не единственными.

Правящая коалиция во главе с социал-демократической партией Индийский национальный конгресс (ИНК) претендовала на лидерство в стране в третий раз подряд. Как и все предыдущие 30 лет, её главным соперником выступала религиозно-националистическая Индийская народная партия или Бхаратия джаната парти (БДП). Несмотря на то, что эти ведущие политические силы пользуются поддержкой сотен миллионов человек, уже длительное время они предпочитают идти на выборы во главе коалиций, чтобы повысить свои шансы на успех, где каждый голос может стать решающим. Исходя из этого определяется их предвыборная кампания, которая впоследствии приводит либо к победе, либо к поражению.

К нынешним выборам ИНК подошла в весьма противоречивом состоянии. С 2009 года, когда состоялись прошлые выборы, партия смогла добиться многих положительных моментов для развития страны. В первую очередь это касалось её имиджа на международной арене. Индия укрепила свою роль в качестве ответственного игрока международного сообщества. Её участие в решении последствий глобального финансового кризиса обеспечило лидирующие позиции в Большой двадцатке. Всё больше стран склоняются к тому, что Индия достойна места постоянного члена Совета безопасности ООН. Активнейшим образом Дели помогает в восстановлении инфраструктуры и экономики Афганистана. Кроме того, правительству Манмохана Сингха удалось существенно продвинуться в обеспечении энергетической безопасности страны. Были достигнуты ключевые договоренности с США, Францией и Россией о строительстве новых атомных станций, созданы предпосылки для сланцевой добычи в стране собственного газа. Постепенно начал либерализовываться рынок страхования и финансовый сектор, что также привлекло в страну дополнительные инвестиции. Одновременно с этим, учитывая преклонный возраст Манмохана Сингха (82 года), династия Ганди продвигала нового молодого политика, правнука самого Махатмы Ганди — 43-летнего Рахула. Казалось бы, для успеха большего и не нужно.

Однако на другой чаше «достижений» ИНК находилось крайне сложное экономическое положение и страны, и её населения. Темпы экономического роста Индии год от года снижались: 2009/10 — 10,5%; 2010/11 — 6,3%; 2011/12 — 3,2%; 2012/13 — 4,8%; 2013/14 — 6,2%. Прогнозы по росту экономики при этом неоднократно пересматривались в сторону уменьшения, а внешние заимствования росли. Правительство Манмохана Сингха — того самого, который был признан индийским экономическим гением в начале 90-х годов и, собственно, создал необходимую базу для стремительного превращения Индии в одну из ведущих экономик мира, не смогло уберечь население от инфляции и не создало достаточного количества рабочих мест, потребность в которых каждый год увеличивается на 20 миллионов. К этому ещё добавилась недальновидная политика Дели по отношению к Тегерану. Поддержав санкции США против Ирана, Индия лишила себя возможности импортировать оттуда дешевый и столь необходимый экономике природный газ. Как результат, рост цен на энергоносители внутри страны и, как следствие, недовольство населения.

В то же время в не менее противоречивой ситуации оказалась накануне выборов и БДП. После провала на выборах в 2004 году и ухода с поста президента её ключевой фигуры Атал Бихари Ваджпаи в партии начались неспокойные времена. Ключевые партийные посты сменяли одни лица другими, идеологическая основа была полностью подорвана, а политические кампании проводились вяло и без какой-либо чёткой программы действий. Как результат, ряд сокрушительных поражений не только на общенациональном уровне, но и на местах. Старожилы БДП чётко осознавали, что для вывода партии из затянувшегося кризиса нужна сильная энергичная личность, способная стать настоящим национальным лидером, и повести за собой избирателей. У БДП был такой лидер — главный министр штата Гуджарат 63-летний Нарендра Моди.

При нём с 2001 года штат превратился из сельскохозяйственного дотационного региона в передовой индустриальный центр. Моди за годы своего правления сумел не только справиться с чиновничьим произволом и бюрократией, но и договориться с бизнесом, привлечь инвестиции, создать сотни тысяч новых рабочих мест. Сегодня Гуджарат — самый бизнес-ориентированный штат в стране. Вместе с тем добиваться этого Моди приходилось, в том числе, и силой. В 2002 году в Гуджарате произошли крупные столкновения между мусульманами и индусами, в результате которых погибло более тысячи приверженцев Ислама. Из-за этого инцидента Моди обвинили в яром религиозном национализме, хотя никаких доказательств его причастности к произошедшему так и не нашли. Международное сообщество также осудило события в Гуджарате, а самому Моди запретили въезд такие страны как США и Великобритания. Именно по этой причине верхушка БДП всячески сопротивлялась выдвижению Моди в качестве своего лидера, опасаясь, что его националистические взгляды не позволят партии добиться сколько-нибудь значимых успехов на выборах. Тем не менее, кризисное положение БДП всё-таки заставило действовать решительно и объявить Нарендра Моди своим кандидатом на всеобщие парламентские выборы 2014 года.

Итоги избирательного процесса показали, что главный министр штата Гуджарат добился такого успеха, которого БДП не добивалась с самого своего основания в 1980 году. Кроме того, набранных партией мест в нижней палате парламента хватило на то, чтобы самостоятельно, вне коалиции, сформировать правительство — чего не случалось с 1984 года (тогда после убийства премьер-министра Индиры Ганди был последний случай, когда ИНК смогла единолично сформировать правительство). Таким образом, БДП, по итогам подсчётов, набрало 282 места из 543 (при простом большинстве 272), а ИНК — лишь 44. За всю свою историю Конгресс не набирал меньше 100 мест в нижней палате парламента, и это — сокрушительный удар по партии.

В Индии считается, что политикой раньше чем в 60 лет заниматься рано. 63-летний Моди уверенно «переиграл» своего 43-летнего оппонента Рахула.

Очевидным является вопрос, какой будет политика нового правительства Индии по отношению к России. Здесь будет уместно напомнить, что именно при БДП в 2000 году между Россией и Индией была подписана историческая Декларация о стратегическом партнёрстве между двумя государствами. С тех пор наши отношения развиваются по возрастающей. Как ожидается, заняв место премьер-министра, Нарендра Моди будет проводить прагматичную, ориентированную на конструктивное деловое сотрудничество политику. Его успешный опыт построения инвестиционно привлекательного региона может быть применён к управлению страной. При этом можно не сомневаться, что и наш бизнес, и наши военно-техническое и атомное сотрудничество по-прежнему будут находиться в числе приоритетных направлений развития отношений с Россией.

Просмотров 625

21.05.2014 16:49