Во что вступила Россия пять лет назад

В 2012 году наша страна оформила своё членство во Всемирной торговой организации

 Во что вступила Россия пять лет назад

Фото из официального Twitter ВТО

После долгих переговоров, которые длились 18 лет, Россия присоединилась ко Всемирной торговой организации. Официально страна стала членом ВТО 22 августа 2012 года. С того дня минуло пять лет, после которых можно подвести предварительные итоги и понять, что принесло российской стороне вхождение в организацию.

Первым попросился Горбачёв

Эмблема ВТОБыло бы неверно полагать, что первыми в 90-х начали стучаться в двери Всемирной торговой организации отечественные либералы. Эта сомнительная честь принадлежит их идейному предтече — Михаилу Горбачёву, который, не успев занять позицию генсека ЦК КПСС, дал указание обратиться с официальной заявкой на получение статуса наблюдателя в Генеральном соглашении по тарифам и торговле (ГАТТ) — предшественнике Всемирной торговой организации. США, которые традиционно плотно контролировали все сколь-нибудь значимые международные торговые союзы, тогда отклонили эту просьбу, мотивировав своё решение тем, что Советский Союз является страной с плановой экономикой, что несовместимо с принципами свободной торговли. Видимо, тогдашнее политическое руководство страны сделало выводы, за два года превратив мощную плановую экономику в нечто, удовлетворяющее критериям США. И в 1990 году СССР смог получить статус наблюдателя в ГАТТ.

Следующий этап долгого пути к сочным плодам свободной торговли случился через три года, осенью 1993-го. Именно в то время уже новая Россия начала переговоры о том, чтобы получить полноправное членство в ГАТТ, подтвердив своё желание в 1995 году, когда правопреемницей ГАТТ стала Всемирная торговая организация. Опустим подробности, порой весьма живописные, этих переговоров, продлившихся вплоть до декабря 2011 года, когда в Швейцарии тогдашний министр экономического развития Эльвира Набиуллина поставила подпись в протоколе об окончательном вступлении Российской Федерации в ВТО. После обязательных парламентских процедур 22 августа 2012 года Россия стала 156-м членом ВТО.

Что же это за организация, куда так настойчиво стремились идеологи и руководители либеральных реформ? ГАТТ — предшественник Всемирной торговой организации, которая полностью унаследовала его принципы и идеологию, было создано в 1947 году как одна из важнейших составляющих, наряду с МВФ и Всемирным банком, нового экономического порядка в послевоенном мире, контролируемом США и их союзниками. Напомним, что в 1944 году были приняты Бреттон-Вудские соглашения, согласно которым американский доллар заменил британский фунт стерлингов и золотой стандарт в качестве мировой резервной, проще говоря, универсальной валюты.

Структура ВТО

Доминирующую роль доллара требовалось закрепить соответствующими международно-правовыми механизмами, позволяющими получать развитым странам односторонние преимущества при экспансии на рынки развивающихся государств. Разумеется, это стремление было прикрыто благовидными формулами о необходимости «бороться с протекционизмом», «поощрять конкуренцию в мировой торговле», «препятствовать дискриминации на основе справедливых таможенных тарифов» и другими не менее позитивными пунктами, которые содержатся в 60 соглашениях — основе деятельности ВТО. Однако на практике все эти договоры юридически оформляют процессы в мировой торговле, при которых развитые страны меняют простенькие технологии, машинотехническую продукцию и потребительские товары на сырье и продовольствие в слаборазвитых и развивающихся странах с громадным ценовым преимуществом, обусловленным доминирующей ролью доллара. Главенствует всё тот же многовековой принцип — бусы в обмен на золото, который европейские, а чуть позже и североамериканские рейдеры успешно использовали в контактах с туземцами.

Неудивительно, что постоянные конфликты на тему, кто кого обманывает, получая одностороннюю выгоду, страны-участницы ВТО пытаются решить в рамках так называемых раундов, которых с момента основания ВТО в 1995 году проведено уже девять. Это красноречиво свидетельствует об эффективности этой организации.

Пассивное сопротивление американским правилам игры, а также тот факт, что в последние годы Китайская Народная Республика набирает в ВТО всё больший вес, блокируя попытки США продвигать свои интересы, побудили Вашингтон организовывать альтернативные экономические партнёрства по географическому признаку — на Тихом океане и в зоне Атлантики. С приходом Трампа активность США несколько утихла, Тихоокеанское партнёрство новая администрация вообще отказалась создавать, но тем не менее влияние Вашингтона и его союзников в ВТО остаётся весьма ощутимым.

«Туполевы» на свалку, «Боинги» в небо

Какие же выгоды могла получить Россия с её разваленной в 90-х годах экономикой в этой отнюдь не благотворительной компании стран, объединённых в ВТО? Аргументы её отечественных адептов сводились к следующему: только конкуренция с западными корпорациями поможет отечественным производителям достичь мирового технологического уровня и избавиться от сырьевого характера экономики; Россия получит возможность отстаивать выгодные для себя позиции в переговорах с другими государствами, эффективно разрешая торговые споры и защищая торговые интересы; будет ослаблена дискриминация России на международных рынках и получен свободный доступ к ним.

Используя эти аргументы, российские переговорщики пошли на беспрецедентные шаги: по словам Юрия Болдырева, известного экономиста и общественного деятеля, самый страшный удар России нанесло даже не само присоединение к ВТО, а те односторонние уступки, которые были сделаны задолго до подписания официального протокола. Экономические потери были настолько велики, что даже президент Владимир Путин вынужден был заявить, что необходимо разобраться, кто позволил нам, не дожидаясь присоединения к ВТО, снизить по большинству позиций таможенные тарифы и пошлины до уровня предполагаемого членства в этой организации. Вопрос, конечно, риторический — новые рынки всегда привлекают крупный капитал, который обладает испытанным десятилетиями арсеналом средств — от прямого подкупа персоналий до создания массовых международных организаций, чтобы расчищать препятствия, без проблем осваивая свежие экономические пространства и нейтрализуя национальных производителей.

Так случилось и в России. Сегодня можно констатировать, что уже в первые два года после вступления во Всемирную торговую организацию отечественная экономика понесла колоссальный ущерб. Ни одна из заявленных организаторами этого действа целей не то что не была достигнута — невозможно зафиксировать даже движения в декларируемом направлении! А целые отрасли попросту были либо окончательно ликвидированы, либо их деятельность едва теплится.

Учёные Санкт-Петербургского государственного экономического университета достаточно объективно исследовали первые последствия присоединения к ВТО, несмотря на признание необходимости в целом такого шага. По их данным, в результате вступления в организацию усилились процессы поглощения отечественных производителей более сильными зарубежными конкурентами; выросли цены из-за выравнивания внутренних и мировых цен на энергоносители; максимально увеличился вывоз капитала за рубеж через российские дочерние компании крупных западных корпораций; органы исполнительной власти отказались от проведения целенаправленной и прагматичной промышленной политики; по-прежнему отсутствует возможность выхода на рынки высокотехнологичных производств; усилилась сырьевая специализация России в результате спада промышленного и сельскохозяйственного производства по причине резкого усиления конкуренции со стороны иностранных производителей товаров и услуг…

Не пора ли пересмотреть условия участия в ВТО и подумать: а так ли эта организация нужна нашей стране?

Наиболее пострадали машиностроение — объём производства упал на 14 процентов, деревообрабатывающая промышленность — спад на пять процентов, лёгкая промышленность — девять процентов, сельское хозяйство — два процента. Зато выросли нефте- и газодобывающие отрасли — в общей сложности на семь процентов, угольная промышленность — пять процентов, финансовые услуги — восемь процентов. Увеличился экспорт необработанной древесины, леса-сырца на 10 процентов из-за снижения экспортных пошлин. К 2014 году импорт мяса птицы в Россию возрос на 19 процентов, свинины — на пять процентов, а продовольственная импортозависимость, по официальным данным, составила 45 процентов.

Российское участие в ВТО окончательно поставило крест на гражданском авиастроении: в 2014 году на Казанском авиационном заводе имени Горбунова был выпущен всего один пассажирский Ту-214СР для Управления делами Президента России из всей линейки некогда славных мировых марок Ту и Ил. Забегая вперёд, скажем, что в 2016 году, когда ВТО фактически перестала действовать по политическим соображениям США, было принято решение возобновить производство отечественных пассажирских лайнеров на базе советских разработок.

Сельскохозяйственное машиностроение также было практически полностью вытеснено американскими и европейскими производителями. Существенно, как и прогнозировали неангажированные эксперты, выросли цены и тарифы, в которых значительную долю формируют сырьевые затраты. В частности, тарифы на газ и электроэнергию вследствие в первую очередь «выравнивания цен» увеличились к 2017 году на 80 процентов, притом что доходы населения упали сравнительно с 2012 годом на 10-12 процентов в сопоставимых расчетах.

Перворазрядник против Тайсона

Так что же, совсем абсурдны аргументы адептов Всемирной торговой организации? Совсем нет. Они разумны и логичны. Но только для страны с иной экономикой, отличной от российской. Сумел же Китай не только вписаться в систему ВТО, но и претендовать там на первые позиции, вытесняя, как уже было упомянуто, США со шлейфом их союзников. Но Китай, прежде чем вступать в ВТО, создал развитую промышленность и высокоразвитое сельское хозяйство, построил более 600 мощных экспортных производств, развил логистику и финансово-кредитную систему, поддерживая отечественного производителя. И воспользовался всеми преимуществами сильного игрока.

Россия же вступила в ВТО в другом качестве и в другой группе — развивающихся и слаборазвитых стран с сырьевым в той или иной степени характером экономики. Можно было рассчитывать на успех, если была бы проведена необходимая подготовка: рассчитаны и приняты адекватные условия налогообложения; создана и развита система госзаказа и лизинга; принята собственная система стандартов и норм, под которую подстраивались бы западные конкуренты (а не наоборот); предусмотрена, наконец, налоговая сетка, позволяющая на равных соревноваться с мировыми производителями.

Самый страшный удар России нанесло даже не само присоединение к ВТО, а те односторонние уступки, которые были сделаны задолго до подписания официального протокола.

«Как, скажите, я могу конкурировать с турецким, скажем, производителем клубники, — говорит Павел Грудинин, директор подмосковного совхоза имени Ленина, — если он свободно может взять кредит на развитие производства под два процента, а я — в лучшем случае под субсидированные 6,5 процента, а вообще-то — под 20-25 процентов. А ведь очень часто экспортёры за рубежом полностью или частично освобождаются и от налогов, ведь они сохраняют рабочие места и ввозят прибыль».

Аналогичная ситуация практически во всех отраслях промышленности и сельского хозяйства. Можно было бы выравнять шансы, использовав повышенные таможенные пошлины, — но нельзя, правила ВТО не позволяют. В итоге результат прогнозируем, как схватка матёрого Тайсона с перворазрядником, который к тому же может действовать только одной рукой, второй — отсчитывает налоги. И что удивляться агрегированным потерям, которые эксперты аналитического центра «ВТО-информ» оценили за годы членства в ВТО в разрезе бюджетной поддержки (потери доходов федерального бюджета — прим. ред.) в 871 миллиард рублей, а с учётом мультипликативного эффекта — в 12-14 триллионов рублей.

Не было бы счастья…

Подчеркнём, что выше речь шла в основном о первых двух годах, когда Россия действовала по правилам ВТО, что называется, в чистом виде, безо всяких ограничений. И результаты несколько отличаются от тех радужных картин, которыми соблазняли депутатов, сенаторов и высшее политическое руководство России приверженцы радостей «свободной торговли» и «честной конкуренции» в рамках ВТО. Получилось всё ровно наоборот. А лучшую оценку тому, что представляет собой торговая организация и насколько она свободна и объективна в принимаемых решениях и правилах игры, дали события вокруг Украины и их последствия.

Если после того, как Россия отразила грузинскую агрессию и Тбилиси решил «отомстить», наложив вето на вступление нашей страны в ВТО, США мгновенно поставили Саакашвили, тогда главу Грузии, на место — вето было отменено в считанные недели, а позже и вовсе отправили Мишико в вольное плавание, то с Украиной получилось иначе. Видимо, стратеги из аналитических центров США пришли к выводу, что пятидесятимиллионная Украина как агрессивный противовес России — более перспективный и выгодный бизнес, который в конечном итоге принесёт больше профитов звёздно-полосатому флагу.

Страны ВТО

И несмотря на положения ВТО о честной и беспрепятственной торговле, Вашингтон ввёл санкции, которые затем усиливал год от года вместе со своими союзниками-вассалами из ЕС. Да, Россия подала жалобу в Генеральный совет ВТО на неприкрытую дискриминацию и препятствование той самой свободной торговле и конкуренции, о приверженности которой любят поговорить либералы всех стран и национальностей, оглядываясь на Вашингтон. Бесполезно, реакции не последовало.

Между тем санкции, ограничивающие проникновение и действия на российском рынке западных корпораций, принесли великолепные результаты. Во многом схожие с теми, что прогнозировали сторонники вступления в ВТО. Прилично выросло сельское хозяйство: нет нужды в импортной свинине и курятине, урожаи зерновых бьют постсоветские рекорды. За границу, включая Китай, продаём продовольствия на 18 миллиардов долларов. Воспрянуло машиностроение: его сельскохозяйственное направление не только увеличило поставки в отечественные хозяйства, вытесняя «Диры» и «Урсусы» с российских полей, но и расширяет географию экспорта.

Начали взлетать, как уже говорилось, отечественные самолёты, новейшие автомобили ВАЗ стали возвращаться в Европу. Примеры можно продолжить, но вывод очевиден — не пора ли пересмотреть условия участия в ВТО и подумать: а так ли эта организация нужна нашей стране? Ведь Россия, на 95 процентов обеспеченная природными ресурсами и не потерявшая научно-технический потенциал, самодостаточна и участвует в гораздо более демократичных и независимых торгово-политических структурах — от Таможенного союза до Шанхайской организации сотрудничества и формирующегося евразийского экономического пространства. Зачем же выбирать наихудший вариант из всех возможных?



Автор: Юрий Скиданов

Ещё материалы: Владимир Путин

Просмотров 2567

22.08.2017

Популярно в соцсетях