Урезать национальные парки не разрешат

А лесную реформу планируют завершить за три года

Урезать национальные парки не разрешат

Фото: Юрий Инякин / ПГ 

Парламентарии доработали законопроект о порядке​ приватизации земельных участков в населённых пунктах, которые находятся в границах заповедников и национальных парков. Жителям таких посёлков разрешат распоряжаться своей землёй, но менять границы особо охраняемых природных территорий будет запрещено, рассказал «Парламентской газете» председатель Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев.​

- Николай Петрович, Госдума 22 декабря собирается рассмотреть во втором, ключевом, чтении законопроект, который разрешает приватизировать земли в городах и посёлках, находящихся на природных территориях. Что в нём изменилось по сравнению с первой редакцией и как новые правила повлияют на права граждан?

- Около двух миллионов человек живут в населённых пунктах, которые располагаются в границах особо охраняемых природных территорий, в том числе, национальных парков. Примеров масса: город Себеж в Псковской области, Тункинский район в Бурятии, «Русский Север» в Вологодской области. Но законодательство было сформировано таким образом, что живущие там граждане​ не могут владеть своей землёй, оформлять её в собственность, передавать в наследство. ​Поэтому была очень важная задача: с одной стороны — обеспечить права этих людей, а с другой — ни в коем случае не снимать с территорий охранный режим.

Считаю, что нам удалось найти золотую середину. Когда мы принимали законопроект в первом чтении, за этим последовало​ постановление Государственной Думы, в котором были определены направления его доработки. В частности, шла речь, что​ нельзя менять границы, сокращать площади особо охраняемых природных территорий. Кроме того, право владеть своей землёй должно касаться​ не только национальных парков. Было бы несправедливо, если бы мы решили проблему тех, кто живёт в населённых пунктах в границах нацпарков, а проблемы людей, которые живут в таких же посёлках в границах соседней особо охраняемой природной территории — нет. Поэтому было решено, что действие закона должно распространяться на все населённые пункты на территориях любых особо охраняемых природных территорий, кроме заказников. Но там посёлков практически нет, и в будущем важно, чтобы в заказниках люди не жили.

Кроме этого, законопроект касается только тех населённых пунктов, границы которых уже поставлены на учёт в ЕГРН. И мы строго прописали необходимость согласования всех видов деятельности, их изменения с министерством природных ресурсов — региональным или федеральным. Надеюсь, что до Нового года законопроект будет принят.

- Вы с коллегами предложили реформировать лесную отрасль, сделав её максимально прозрачной. К какому году, по вашим прогнозам, удастся этого добиться? И что можно сделать уже в первый год действия реформы?

- Думаю, что потребуется где-то три года. Мы прорабатывали реформу на протяжении двух с половиной лет в рамках Национального лесного форума, который проходит под эгидой Государственной Думы, совместно​ с Правительством и Советом Федерации. ​ Старт реформы стал возможен благодаря поручению, которое дал президент по итогам совещания по декриминализации лесной отрасли. Недостатки в этой сфере очевидны — они связаны со злоупотреблениями, чёрными лесорубами, несовершенством контроля.

В первом чтении законопроект, который должен реформировать лесную отрасль, уже принят. Это начало глобальных перемен в этой сфере, и думаю, что следующий год должен будет пройти именно под эгидой реализации реформы. Например, в следующем году можно было бы реализовать целый ряд пилотных проектов, зарегистрировать всех участников отрасли, все пункты складирования, отгрузки, переработки древесины в единой информационной системе, чтобы можно было чётко прослеживать все этапы прохождения древесины. Важно будет анализировать правоприменительную практику и возвращаться к этим нормам, чтобы оперативно реагировать и исправлять возможные ошибки.

- Ваш Комитет занимается также вопросами собственности, в том числе, правами дольщиков. С 1 июля 2019 года действует правило, при котором дольщики уже​ не отдают деньги за будущую квартиру напрямую​ застройщику, а переводят их на специальный счёт в банке, который потом и рассчитывается с застройщиком. Насколько эффективно заработал новый механизм?

- Реформу долевого строительства мы начали три года назад по поручению президента. ​Сейчас около 50 процентов домов для дольщиков​ строятся по новому закону.​ Надеюсь, что в следующем году уже будет процентов 70. Можно сказать, что реформа свершилась. Теперь в принципе невозможно, чтобы дольщик​ оказался обманутым.​​

Читайте также:

• В России появится «деревянная» ипотека • Кто сможет получить 450 тысяч рублей на погашение ипотеки • Апартаменты не приравняют к квартирам

Но не надо забывать о второй части реформы — решении проблем уже существующих обманутых дольщиков. Здесь тоже есть серьёзные результаты. Благодаря позиции и президента, и председателя Государственной Думы, были скорректированы законодательные акты, выделены деньги. ​ За период чуть больше года было выделено порядка 90 миллиардов рублей, а всего с 2017 по 2020 год приняты решения о восстановлении прав 44 тысяч обманутых граждан. Семь тысяч граждан получили квартиры, а 13 тысяч — компенсацию. По многим объектам приняты решения о достройке домов и выделены деньги, то есть люди получат своё жильё в следующем году.

- Сколько граждан ещё ждут разрешения своей ситуации?

- Пока вопрос решён примерно на четверть.  Думаю, понадобится ещё два-три года, чтобы завершить всё строительство. Но многое зависит от финансирования. Нас очень беспокоит, что в бюджете на предстоящие три года есть провал — пока на 2022 год запланирован всего один миллиард рублей. Это, что называется, ни о чём. На следующий год деньги есть, на 2023 запланирована большая сумма, а вот на 2022, к сожалению, она недостаточна. В следующем году, когда будем рассматривать бюджет,​ добьёмся, чтобы средства были выделены.​

Просмотров 3039

22.12.2020 00:00

Пример