Топилин рассказал, как могут вырасти реальные зарплаты россиян в 2024 году

Создавать высокооплачиваемые рабочие места и достигать технологической независимости собираются, поддерживая технологические компании и креативные проекты

01.01.2024 00:00

Автор: Евгения Филиппова

Топилин рассказал, как могут вырасти реальные зарплаты россиян в 2024 году
Максим Топилин. © Игорь Самохвалов/ПГ

Поддержать креативные идеи российских дизайнеров и инженеров, сделать невыгодным производство паленого алкоголя из медицинского спирта и отрегулировать работу «наливаек» в жилых домах — об этих и других инициативах, над которыми депутаты планируют работать в 2024 году, рассказал в интервью «Парламентской газете» председатель Комитета Госдумы по экономической политике Максим Топилин.

- Максим Анатольевич, с чем пришла наша экономика к концу года? Как она себя чувствует в условиях санкций?

- Наша страна — не единственная, которая попадала под санкции Соединенных Штатов Америки и Европы, таких было много. Но, пожалуй, впервые в истории наша страна показывает в условиях такого санкционного давления достаточно серьезный рост экономики. В 2023 году валовый внутренний продукт вырос больше чем на 3 процента, обрабатывающие отрасли промышленности — на 7 процентов.

Рост реальных заработных плат — то есть среднее значение, скорректированное на уровень инфляции, эквивалент материальных благ и услуг, которые может позволить человек, — составил около 8 процентов. Такого не было, наверное, с нулевых годов, когда начали реализовывать первые национальные проекты. Тогда экономика росла очень быстро, но это было связано с нефтяной конъюнктурой, теперь же мы делаем упор на реальные сектора экономики.

К тому же рост зарплат — это очень хорошо, но здесь надо найти баланс с повышением производительности труда. Пока ее уровень оставляет желать лучшего, и ее надо наращивать, в том числе через повышение квалификации, новые технологии, цифровизацию, перераспределение рабочей силы.

И, конечно, нельзя сказать, что все уже сделано, все хорошо. Впереди очень много работы. Необходимо реализовать задачу, которую поставил президент, — обеспечить технологический суверенитет.

- Что именно надо сделать?

- Предстоит развивать многие отрасли. Это беспилотники, которые нужны в первую очередь, понятно, для выполнения задач специальной военной операции, но не только. Их используют в сельском хозяйстве, других отраслях. И для этого приняли специальную программу. Это поддержка отечественного автопрома — нужно обеспечивать производство легковых авто, сельхозтехники в условиях ограничений поставок комплектующих. И на это в бюджете на 2024 год добавили около двадцати миллиардов рублей. Это все, что связано с выпуском лекарств, которые заменили бы иностранные аналоги. И Министерство здравоохранения занимается тем, чтобы серьезно упростить допуск на рынок новых российских препаратов.

Стоит задача произвести тысячу самолетов до 2030 года, заместить иностранные «боинги» и «эйрбасы». Есть дорожные карты внедрения новых технологий. В целом финансирование программы развития промышленности вырастет в 2024 году на триста миллиардов рублей.

Но нужно понимать, что это не должны быть только бюджетные вливания. Надо выходить на международные рынки, а для этого наши самолеты должны быть лучше с точки зрения летных качеств, затрат топлива и так далее. Поэтому одновременно нужна поддержка экспорта. Парламент провел два форума: Россия — Африка и Россия — Латинская Америка, и мы видим, что у этих стран есть заинтересованность.

- А какие законы о технологическом суверенитете приняли и готовите?

- Приняли целый пакет законов. Упростили приобретение программного обеспечения для государственных нужд. Теперь его можно купить на большую сумму, чем раньше, просто выбрав нужное в электронном магазине. Это позволяет поддержать наших производителей ПО деньгами из федерального бюджета.

Приняли закон о технологических компаниях, чтобы они могли воспользоваться различными мерами поддержки. Правительство уже утвердило критерии, которым они должны отвечать, и думаю, уже скоро будут приняты решения об их льготном кредитовании и других возможностях.

А все территории наших новых регионов — Донецкой и Луганской народных республик, Запорожской и Херсонской областей — стали свободной экономической зоной до 2050 года. Сегодня там уже 60 резидентов, которые будут инвестировать в развитие территорий. Они должны создать около 37 тысяч дополнительных рабочих мест.

В январе-феврале планируем принять закон о креативных индустриях. Пока его рассмотрели в первом чтении. Он направлен на поддержку различных творческий идей от дизайнерских решений до IT-проектов.

- Еще немного о зарплатах. Вы назвали цифры 2023 года, а на сколько может вырасти реальная оплата труда в 2024 году?

- Осторожно оценивая, можно назвать объективную цифру 4—5 процентов. Велика вероятность, что больше. Но для этого требуется перераспределение рабочей силы. Дело в том, что сейчас у работодателей возникают сложности с привлечением людей в разные проекты, в том числе туда, где предлагают высокую зарплату. Но я не согласен с тезисом, что не хватает рабочих рук. Просто нужно постоянно заниматься переобучением, переквалификацией, перераспределением кадров внутри отраслей. Это лучше, чем дожидаться, пока люди потеряют работу, потому что их профессии станут невостребованными. Надо работать на опережение. Как раз для этого, кстати, мы приняли новый закон о занятости. Теперь в службу занятости можно обратиться, даже имея работу, чтобы пройти переобучение, найти место с лучшими условиями.

- В комитете также занимаются регулированием алкогольного рынка. Например, в 2023 году все пивоварни обязали войти в специальный реестр и соблюдать требования к оборудованию. Что-то еще планируете менять?

- Важно проследить, как будут работать уже принятые нормы. Они касаются не только пива. А, например, медицинского спирта. Проверяющие органы обнаружили, что его производят гораздо больше, чем требуется для изготовления лекарств и других подобных нужд. Большой поток шел через ветеринарные клиники. И мы приняли закон, который позволяет покупать медицинский спирт только организациям или ИП, у которых есть лицензия на фармацевтическую или медицинскую деятельность.

Сейчас прорабатываем с Минздравом и Минфином еще одну тему. Медицинский спирт не облагается акцизом, а это означает, что он многократно дешевле, поэтому недобросовестные участники рынка ищут все новые лазейки, чтобы использовать его для производства нелегального алкоголя. Мы рассматриваем возможность начать облагать медицинский спирт акцизами. Но железное условие — из-за этого не должны подорожать лекарства, содержащие спирт. И мы ищем подходящую конструкцию. Один из вариантов — компенсировать производителям лекарств суммы акциза. Тогда и не будет нелегальных каналов сбыта, и цены на лекарства не вырастут.  

В 2024 году должны принять закон о регулировании так называемых «наливаек» — маленьких кафе в жилых домах, где разливают алкоголь ночью. Важно разделить добросовестных представителей общепита и тех, кто нарушает все возможные правила. Нельзя и допустить повторения истории с сидром «Мистер Сидр», которым отравилось столько людей. Это был вообще никакой не сидр, и производители качественного напитка даже жаловались, что понесли репутационные потери. Поэтому нужно запретить употреблять термины и названия алкоголя, которые не имеют ничего общего с содержимым бутылки. А пивные напитки должны производить только те, кто делает само пиво. Все это уже заложено в законопроект. В середине января мы планируем еще раз обсудить подходы и приступить к его подготовке ко второму чтению.

Будем продолжать регулировать рынок алкоголя, преследуя две цели — сохранение здоровья наших граждан, чтобы они не травились нелегальным алкоголем, и обеление рынка, чтобы повысить сбор акцизов.

Читайте также:

• Сенатор Перминов рассказал о шагах России к технологическому суверенитету

Правда за нами