Стране нужна деофшоризация экономики и национализация элит

Так считает первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Владимир Гутенев, размышляя о приоритетах экономического развития и законотворчестве 

Стране нужна деофшоризация экономики и национализация элит  
Среди наиболее важных законов уходящего 2016 года — проект федераль­ного бюджета на 1917-й и плановый период 2018-2019 годов. Бюджетная политика на ближайшую трехлетку прежде всего нацелена на стабиль­ность и удержание низкой инфля­ции. Ее снижение до четырех про­центов благоприятно скажется на макроэкономических показателях. Конечно, избыточно жесткая эмис­сионная политика в условиях де­фицита бюджета чревата сжатием потребительского спроса, что явля­ется тяжелым фоном для развития экономики.
Законодатели часто реагируют на возникающие вызовы, но мы все больше и больше стремимся их пред­упреждать. Вот пример. Президент страны выдвинул сложную задачу диверсификации оборонно-промыш­ленного комплекса. Пик заказов по оборонному заказу придется на 2018­2019 годы, а затем начнется уменьше­ние объемов производства. И выручка от увеличения масштаба экспорта все равно не покроет его. Речь не о кон­версии 90-х, когда высокотехнологич­ные предприятия делали сковородки и кастрюли. Доля гражданской высо­котехнологичной продукции должна составить не менее 30 процентов к 2025 году. Уже сейчас целый ряд кор­пораций ставят еще более амбици­озные цели. Ростех намерен достичь этого уже к 2020 году, а еще через пять лет выйти на 50 процентов.
Средства, выделяемые Фондом развития промышленности на реализацию проектов по отраслямВажно, чтобы предприятия имели в том числе и финансовые возможно­сти модернизировать производство и были конкурентоспособными в вы­пуске гражданской продукции. Здесь среди препон — порочная система це­нообразования ГОЗ, так называемая «20 плюс 1». На то, что предприятие делает своими силами, рентабель­ность может быть 20 процентов, а на получаемое от субпоставщиков по кооперации — всего лишь один про­цент. Это выводит общую рентабель­ность лишь на 3-4 пункта. При таком условии невозможно проводить тех­перевооружение в нужных объемах, платить высокую зарплату наиболее квалифицированным сотрудникам, финансировать опережающие заде­лы научно-исследовательских и поисковых работ. Подобные же риски формирует такая нагрузка на пред­приятия ОПК, как прежняя система мобилизационных мощностей и мобресурсов. Это тоже ложится на се­бестоимость.
Наша экономика готова к серьез­ному росту, что видно по отдельным ее сегментам. Стоило пару лет назад Минпромторгу ввести стимулирую­щие меры для сельхозмашиностро­ения в виде субсидий, и даже на падающем рынке отрасль почти на треть увеличила объем производ­ства. Достаточно было Минпромтор­гу предложить в фармпроизводстве инициативу «третий лишний» (когда при наличии двух отечественныхпроизводителей зарубежным поставщикам нет места на нашем рынке, а при наличии только одного допускается их участие в целях конкуренции), как произошла серьезная локализация с полным трансфером технологий. Сейчас опережающими темпами идет импортозамещение еще и в производстве медтехники. Такие примеры есть в авиа- и двигателестроении. Они говорят о том, что завершается цикл структурных изменений экономики, в том числе и благодаря мерам экономического стимулирования.
Считаю стратегической задачей создание условий для дальнейшей деофшоризации экономики и национализации политических и экономических элит. К счастью, политика санкций и двойных стандартов, разгром международного права наконец открыли глаза многим на реальную картину вещей. Вижу, как меняется ментальность у тех предпринимателей, кто считал, что «тихая гавань» и запасной аэродром находятся далеко от родных берегов. 
30 процентов к 2015 году должна быть доля высокотехнологичной гражданской продукцииБолее того, крупные европейские компании, которые раньше не хотели инвестировать на территории России или делали минимальную локализацию, ограничиваясь только дилерскими и гарантийными сетями, встав перед альтернативой — потерять российский рынок или искать варианты сотрудничества, пошли по второму пути. Они стали создавать в нашей стране производства полного цикла.
Главное, что начали действовать механизмы поддержки. На 1 декабря 2016 года Фонд развития промышленности подписал с Центром развития ядерной медицины свой сотый договор займа на 500 миллионов рублей. За время его работы на 29 без малого миллиардов государственных рублей удалось привлечь 86 миллиардов частных инвестиций — втрое больше. Это и новые рабочие места, и 63 миллиарда рублей налоговых отчислений к 2021 году, что в два раза превысит вложения.
Резервов по использованию таких механизмов сотни. Они верифицированы в Минпромторге и готовы к реализации. Если бюджет выделит дополнительные средства, то можно ожидать не только выхода на среднемировые темпы роста, но и на 7, 8, 9 процентов. Еще один локомотив развития экономики — использование возможностей ЦБ для поддержки крупных инвестиционных проектов, в том числе для выкупа облигаций, допустим, Внешэкономбанком в целях финансирования отобранных инфраструктурных или импортозамещающих проектов. 
 
Записала Людмила Глазкова
 
Фонд развития промышленности подписал с Центром развития ядерной медицины свой
сотый договор займа  на 500 миллионов рублей                        Фото РИА «НОВОСТИ»
Фонд развития промышленности подписал с Центром развития ядерной медицины свой сотый договор займа  на 500 миллионов рублей Фото РИА «НОВОСТИ»

Просмотров 1386

30.12.2016

Популярно в соцсетях