Сколько стоит воды напиться

Несмотря на то что 40 процентов поверхностных водозаборов и 17 процентов подземных в стране не соответствуют санитарным критериям, тарифы на воду, как и на всю другую коммуналку, растут

Сколько стоит воды напиться

Фото с сайта pixabay.com

ПАТЕРНАЛИЗМ В ПЕРЕКРЕСТИИ

С 1 июля увеличиваются тарифы на коммунальные услуги — в среднем по стране на четыре процента. Но у каждого региона своя «коммунальная инфляция». Самое низкое повышение заложено в Северной Осетии — 2,5 процента. В других республиках Северного Кавказа, в Тамбовской, Тверской, Калужской, Курской, Мурманской, Белгородской областях, на Алтае — от 3,2 до 3,5. В Башкирии и Кемеровской областях — уже 5,8 и 5,9 процента, а на Камчатке и в Санкт-Петербурге — 6. Как всегда впереди Москва — тарифы увеличиваются на 7,5 процента. Все прошлые годы тарифы также поднимались и, постепенно накапливаясь, сегодня выросли в разы.

Бытовое потребление воды на человекаТак, за 2000-2016 годы коммуналка подорожала в 20 раз. И миф о том, что наша минимальная по европейским меркам зарплата компенсируется дешевым жильем, окончательно растаял. Если сравнивать тарифы на электричество, холодную и горячую воду, отопление, то мы все еще счастливчики — у нас они значительно ниже. Но важны не сами по себе цифры, а наша способность оплатить их. Сравним доли затрат на коммунальные услуги в семейном бюджете: в странах ЕС они в среднем «съедают» 8-10 процентов доходов населения, в России — 17. В США квартира (вместе с парковкой автомобиля) обходится в 12,9, во Франции — 13,5, в Германии — 13,6 процента месячного дохода. При этом качество средней квартиры и качество услуг совсем иные, чем у нас.

Отсюда и вывод: экономика в западных странах организована так, чтобы доходы работающих позволяли им содержать свое жилье и семьи, а государству поддерживать социально незащищенные группы населения. У нас же большая часть работающих не способна оплачивать полную стоимость света, воды, тепла по так называемым экономически обоснованным нормам. Поэтому в начале 90-х Правительство выстроило систему ценообразования в ЖКХ по принципу перекрестного субсидирования, суть которой в том, что для одних потребителей тарифы заведомо занижены, для других — завышены. В итоге за население, бюджетные организации и село доплачивает промышленность.

Административное регулирование оправдывалось как вынужденное временное наследие плановой экономики. Это совсем не так. Она, как и рыночная в европейских странах, поддерживала соразмерность зарплат и тарифов, которые, правда, тоже не были едиными для всех. Например, электричество стоило населению вдвое дороже, чем промышленности. Но это не обременяло ни граждан, ни заводы. Перекрестное субсидирование четверть века поддерживало и продолжает поддерживать миллионы семей. Но скоро с либеральным патернализмом будет покончено: как пообещал глава Минэнерго Александр Новак — к 2022 году. Это значит, что населению придется платить за свет на 160-180 миллиардов рублей больше. Для бюджетных организаций электроэнергия подорожает на 50-60 миллиардов рублей.

ПРОТИВ ТЕЧЕНИЯ

Это касается не только электроэнергии, но и воды. Однако с объемами перекрестного субсидирования в водоснабжении разбираться, пожалуй, поздно. Скорее всего, оно самоликвидировалось без каких-либо приказов. Тарифы для населения, видимо, росли так стремительно, что догнали и обогнали индустриальные.

Подтверждение этому — Москва. Уже в 2010 году себестоимость подаваемого в квартиры кубометра воды была вдвое ниже тарифа. При такой дельте «перекрестия» уже не нужны. Интересно, что в 2010 году подача и отведение кубометра воды стоили вместе 37,7 рубля, сегодня — уже 56,5, а с 1 июля подорожают до 66,7 рубля. И, судя по извещению Мосводоканала, самые высокие тарифы установлены именно для населения, теперь оно — донор, оно субсидирует.

Действующие тарифы на воду

Разброс цен на холодную воду по стране отличается в девять раз (Шахты — 66,32, Махачкала — 7,88). По горячей воде — в 12 раз (Петропавловск-Камчатский — 350, Сочи — 225, Кемерово — 29). На водоотведение — в 14 раз (Сургут — 40,82, Махачкала — 2,86).

О калейдоскопе внутренних цен говорить почему-то не принято. Все они характеризуются общим «аршином» — низкие. По сравнению со странами ЕС наши тарифы действительно в разы дешевле. Но если сравним и средние зарплаты (3020 евро — европейская и 520 евро — наша), то убедимся, что и вода нам обходится накладнее, чем им.

Поэтому и обвинение — дескать, из-за низких тарифов россияне безалаберно и расточительно относятся к воде, — безосновательно. Хотя статистика, казалось бы, подтверждает этот вывод: в России бытовой расход воды в сутки на человека действительно больший. Но такой аргумент не убеждает. Тарифы на электроэнергию в этих странах тоже существенно выше российских. Тем не менее и немцы, и французы, и англичане расходуют ее в разы больше, чем мы.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ

На планете, две трети которой занимает водная гладь, безумно мало питьевой воды. Из 1,4 триллиона кубокилометров пресной — только 2,5 процента (всего 35 миллионов кубокилометров). Доступно же современному землянину лишь 10 процентов этих запасов — почти все остальное «упаковано» во льдах и айсбергах Антарктики, а также — Арктики и горных ледниках. Питьевой воды трагически не хватает и одновременно активно растет потребление ее — удвоилось за последние 10-15 лет.

Структура потребления воды (в %) в 2012 году: в мире, в России

Россия обладает 20 процентами мировых запасов питьевой воды. Это стоки миллионов рек, озера, перечень которых открывается главной кладовой мира — Байкалом. Есть у нас и подземные пресные воды, и свои айсберги. Всё есть, и на взгляд других стран — даже в большом избытке. Нельзя упрекать нас в том, что мы злоупотребляем этим избытком. Если с начала XXI века водопотребление в мире удвоилось, то у нас оно упало на 30 процентов — с 90 миллиардов кубометров до 60-63 миллиардов кубометров в год. Произошло это не от хорошей жизни: объемы реальной экономики (промышленных и сельскохозяйственных производств, площади поливных и орошаемых земель) сократились почти наполовину. Реально же отчасти благодаря моральному и финансовому давлению, ускоренному повышению тарифов расходы воды уменьшились в быту. Но на хозяйственно-питьевые нужды идет лишь 16-17 кубометров из 100 извлекаемых. Много ли на них сэкономишь?

Судя по показателям удельного потребления (расход воды, обеспечивающий жизнедеятельность, на душу населения), Россия находится в ряду стран, начинающих экономическое развитие. Здесь мы «достигли» своего уровня 1940 года. Расход воды на единицу валового внутреннего продукта (в м3 на 1000 рублей), по данным Международной комиссии по водным ресурсам, таков: Франция — 0,7, Германия — 0,8, США — 1,3, Канада — 1,4, Россия — 2,4.

НАПРАСНО ПРОЛИТАЯ ВОДА

Однако если экономики мира наращивают водопотребление и его эффективность, то Россия уменьшает и то, и другое. Грубо говоря, мы больше льем (теряем), чем пьем (используем с толком). Так, по последним официальным данным, в 2015 году из всех источников изъято (добыто) 62,5 кубокилометра воды. Ее потери при транспортировке составили 8 км3, в орошаемом земледелии — 4,8 км3, в системе централизованного водоснабжения (в ЖКХ) 3 км3. Получается, мы «пролили» 15,8 км3 (а это — 25 процентов!).

Примерно столько уходит в стране на хозяйственно-бытовые нужды. Скорее всего, потери будут включены в себестоимость продукции (в ЖКХ — услуг) и покупатели, сами того не подозревая, все компенсируют. Водопользователи «покупают» кубометр холодной воды у государства за 0,4-0,5 рубля, а поставляют его населению в среднем за 28-30 рублей. Причем мы фактически оплачиваем не воду, а ее очистку, транспортировку, распределение и возвращение назад в природу.

Такой коммунальный круговорот требует дорогих современных технологий — импортных технологий, которыми отечественный ЖКХ не располагает. Доктор экономических наук Иван Грачев оценивает стоимость модернизации, обновления комплекса в 2,5-3 триллиона рублей. В Правительстве России считают, что эти средства ЖКХ получит после либерализации — то есть существенного роста — тарифов. В этом же убеждена и доктор экономических наук, профессор Высшей школы экономики Алла Фридман. По ее мнению, государство должно регулировать реформу тарифной системы, учитывая доходы населения. Для этого необходимо постепенно сокращать объем коммунальных услуг, предоставляемых по низким фиксированным ценам и наращивать поставки их по свободным тарифам. Правда, называет она это не либерализацией, а рационализированием водопотребления.

Реализацией такого сценария Правительство занялось еще в 2012 году — установив социальные нормы потребления коммунальных услуг. Введены двойные тарифы — низкие в пределах нормы и повышенные «за перерасход». Как успокаивал зам главы Минстроя Андрей Чибис, пределы будут такими, чтобы 80 процентов россиян укладывались в них. Но сами нормы водопотребления Минстрой утвердил в 2015 году приказом, который был зарегистрирован Минюстом как обязательный нормативный акт для расчетов. В месяц каждый прописанный в квартире (доме) человек пользуется: туалетом — 118 раз, умывальной раковиной — 107, мойкой на кухне — 95 раз, принимает душ — 25, ванну — 4 раза. Еще 31 раз берет воду для стирки, уборки, мытья полов.

Конкретизированы в приказе и нормы расхода: ванна — 200-300 литров при температуре воды 37 градусов, душ — 100-200 литров, смыв унитаза — 6 литров. При соблюдении норм расход воды составит около 140 литров в сутки или 4,2 кубометра в месяц.

Что же — вполне европейский размер, можно постараться и укладываться в него. Но, как выяснилось, это показатели для квартир со счетчиками. Там, где их нет, платят гораздо больше

НЕ ПЛЮЙ В КОЛОДЕЦ

Председатель Комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Галина Хованская подготовила законопроект об отмене коэффициентов, повышающих тарифы. Их неоправданность и жестокость очевидны. Холодная вода для семьи из трех человек, проживающих в квартире без счетчика, после введения «стимулов» подорожала в 2016 году с 552 до 2422 рублей в месяц (в 4 раза).

Удельный вес проб из питьевой сетиКазалось бы, приборы учета нужны нам самим, чтобы снижать свои расходы. Но чем больше мы будем экономить, тем быстрее будут повышаться тарифы. Так, убедительно подтвердило «теорию» антитарифное противостояние с собственным населением администрации Новосибирской области, которая повысила коммунальные расценки сразу на 15 процентов: на холодную воду и водоотведение — на 20, на горячую воду — на 15, на отопление — на 14,9 процента. Чиновники объяснили через СМИ, чем вызвано такое радикальное решение: после установки большинством жителей счетчиков водопотребление снизилось — коммунальные организации остались без денег. Руководители местной антимонопольной службы сочли скачок тарифов экономически обоснованным и законным. Тогда новосибирцы начали добиваться справедливости на митингах. Их поддержал Общероссийский народный фронт…

Для россиян, пользующихся централизованным водоснабжением, оно будет дорожать и дорожать. Забеспокоились и те, кто сам себе коммунальщик. В прессе появились сообщения о введении платы (сборов, налогов) за колодцы и артезианские скважины. Трудно сказать, насколько обоснованы эти слухи. Вполне возможно, что Минфин действительно задумался о той бесплатной воде, которой пользуется почти треть населения. Но успокоим сельчан и дачников: по Закону «О недрах» их колодцы и скважины не облагаются никакими видами сборов и пошлин. Но при условии: вода не должна использоваться в коммерческой деятельности — только в личном хозяйстве…

ТЫ ТО, — ЧТО ТЫ ПЬЕШЬ

Впрочем, за спорами о ценах, тарифах, соцнормах из внимания выпала более важная и острая проблема — качества воды, которую мы пьем, и той, которую возвращаем в водоемы. Статистика крайне удручающая. И не только потому, что коммунальщики плохо очищают ее перед распределением по сетям.

40 процентов поверхностных водозаборов и 17 процентов подземных не соответствуют санитарным критериям
Заглянем в «колодец», из которого пьем. Эксперты утверждают: 40 процентов поверхностных водозаборов и 17 процентов подземных не соответствуют санитарным критериям. Если более подробно: 12 процентов водных объектов относятся к чистым, 58 — к умеренно чистым, 13 — к загрязненным, 13 — к грязным, 4 — к очень грязным.

Директор Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян отмечает: 40 процентов водопроводов не оборудованы должными системами очистки, около 50 процентов россиян пьют воду, не соответствующую стандартам.

Наше неуважение к воде не в том, что мы много тратим ее на себя. Еще три тысячи лет назад гидротехнические сооружения, «сработанные рабами Рима», подавали в имперскую столицу миллион кубометров воды в сутки — по 500 литров на человека. Москвич использует ее сегодня вдвое меньше. Беда в том, что возвращаемые нашей столицей стоки превратили Москву-реку в крупнейшего загрязнителя Оки, а значит, и Волги. Не отстает и «вторая столица». Она сбрасывает в Неву неочищенными 20 процентов стоков. На каждого из нас приходится более 370 кубометров загрязненных стоков, в которых содержится 170 килограммов токсических веществ.

Реки буквально замучены нашей деятельностью, потеряли свое чудесное умение — самовозрождаться и самовосстанавливаться. Беда буквально нависла над Волгой. Из нее забирается более 38 процентов воды и сбрасывается 40 процентов всех сточных вод России. Токсическая нагрузка на ее экосистему в 5 раз выше, чем в других речных бассейнах. Четверть века эксплуатируется недостроенное, недозаполненное Чебоксарское водохранилище. Его задумывали как оздоровительное море для великой и когда-то могучей русской реки. Пока оно только приумножает волжские беды.

Вот уж действительно стоит стон над великими русскими реками… Недавно, напоминая о Годе экологии, сайт «ZENUN. Интересные факты» опубликовал десятку самых грязных рек России. Все они еще на нашей памяти были красой и гордостью Отечества: Волга, Обь, Енисей, Иртыш, Кама, Исеть, Лена, Печора, Ока, Томь. Встает вопрос: будет ли что пить нашим потомкам?

Обсуждайте эту статью в нашей официальной группе на «Одноклассниках»!


Автор: Леонид Левицкий

Просмотров 3763

13.06.2017

Популярно в соцсетях