Россия наращивает золотой запас

Россия наращивает золотой запас

Фото REUTERS

Отчитываясь перед депутатами Государственной Думы, Эльвира Набиуллина привела как пример успешной деятельности Центробанка увеличение доли золота в международных резервах за десять лет с 8 до 80 миллиардов долларов. Показателен и реальный весовой, независимый от ценовой конъюнктуры рост — с 401,5 до 1838,5 тонны. Это на 1 января 2018 года, а до 1 июня он подрос до 1909,8 тонны. Увеличение в четыре раза впечатляет

НЕ ДОЛЛАРОМ ЕДИНЫМ

Россия подрастает вечным желтым металлом двенадцатый год подряд. По данным Всемирного совета по золоту, покупает его больше, чем все ЦБ остальных стран. Незамедлительная реакция «объективных» западных экспертов — Путин реализует план подрыва мировой финансовой системы. Напомню, 55 лет назад они в этом же обвиняли Никиту Хрущева, устроившего массовую распродажу сталинского золотого наследия, вывезя 800 тонн драгметалла за год. Поступок не самый, конечно, разумный, но на коварство не тянул. Все ЦБ приобрели в 2016 году 398,6 тонны, в 2017-м — 374,4, из которых 201 и 223,5 тонны легли в наши закрома. Потеснив слегка с начала года Китай, Россия стала пятой в мире по запасам золота.

«Мы наращиваем их, выполняя поручение президента Владимира Путина», окончательно «запугал» Сергей Швецов, первый заместитель председателя Центробанка. Значит, план такой существует и уже реализуется — Москва распродает американские облигации. Действительно, в апреле продала половину их на 47,5 миллиарда долларов. В апреле же Центробанк приобрел крупную партию драгметалла. Тоже пугающее совпадение. Давайте разбираться, что же произошло на рынке. В 2017 году мировая добыча составила 3267,7 тонны, из которых ЦБ закупили всего 374,4 тонны — менее 12 процентов. При таком спросе стоимость золота даже просела. Как видим, Россия никому не мешала. К тому же брала его на внутреннем рынке, у отечественных производителей. Из добытых ими 255 тонн ЦБ взял 223,5 — еще и для экспорта оставил драгметалл; за рубеж ушло 56,6 тонны, или 1,82 миллиона чистых тройских унций. За четыре года (2014-2017), когда нашу экономику отчаянно «разрывали на части», — 162,7 тонны. Такое вот коварство: нам — блокаду, мы им — вечную ценность.

Подсчитаем и от печки. На первое июня 2018 года в мире запасено 33 813 тонн золота. Российская доля в нем — 1909,8 тонны, менее шести процентов. Так что нам еще догонять и догонять более предусмотрительные и бережливые государства. В пятерке самых золотолюбивых, определенной Всемирным советом по золоту, вот уже полтора века лидер — США. У них 8133 тонны. Нас еще обогнали Германия (3373,6), Италия (2451,8), Франция (2435,9). Россия только начала догонять. Но, судя по темпам, скорой «металлизации» золотовалютных резервов (ЗВР) не предвидится. Доля золота в них менее 18 процентов (остальное — чужие валюты и чужие ценные бумаги, выраженные в них). Это вдвое меньше, чем в царских или советских резервах. В ЗВР США его доля 75 процентов, Германии — 70,2, Италии — 67,5, Франции — 64,9 процента. Это соотношение, как и общие запасы, многие страны не снижают. Но обозначилась новая проблемная ситуация — как репатриировать свои запасы из хранилищ США, Англии, Швейцарии на Родину. Сделать это удается не всем и не сразу — возвращение затягивается на годы, как у Германии. Турции, Венгрии, Австрии повезло больше — уже вернули свои сокровища. В западной прессе появлялись сообщения и о наших запасах в бункерах Америки, Швейцарии. Председатель Комитета Государственной Думы по финансовому рынку Анатолий Аксаков успокоил: никто не наложит руки на наше золото — оно дома.

На 1 июня 2018 года в мире запасено 33 813 тонн золота. Российская доля в нем - 1909,8 тонны, менее шести процентов. Так что нам еще догонять и догонять более предусмотрительные и бережливые государства»

«Дома» — это Москва, улица Правды, построенное еще перед войной хранилище Госбанка. В нем сокровищам надежнее и покойнее, чем российской валюте на иностранных счетах. Вспомним, как западные банки замораживали иранские, и не только иранские, международные резервы. Мировая экономика пугает не меньше, чем геополитика. Известный американский аналитик Джеймс Рикардс, недавно выпустивший нашумевшую книгу «Золотой запас. Почему золото, а не биткоины — валюта XXI века?», пытается убедить в неминуемом крахе мировой финансовой системы. Фактически все вложения ничем, кроме «честного» обещания, не обеспечены, и от них ничего не останется при первой же грозе. Одно-единственное остается спасение: вкладываться в золото — в монеты и слитки.

«Рынок бумажного золота в 100 раз больше, чем рынок физического золота. Это означает, что из сотни людей, которые считают, что обладают золотом, 99 будут не правы. А только один из них сможет получить его, когда начнется паника», — пишет Рикардс.

Предупреждает и директор по исследованиям центра GoldCore Марк О’Бирн: «ЦБ мира за последние десять лет занимались беспрецедентным денежным экспериментом, последствия которого еще предстоит увидеть».

Смягчить эти последствия сможет реальная ценность — золото. Но, по словам О’Бирна, за эти же десять лет его разведанные запасы уже съедены на 85 процентов. Солидарно с ним агентство «Блумберг»: в 2019 году будет достигнут пик добычи и к 2025 году она снизится на 500 тонн. К счастью, этот сценарий не для России. По запасам ресурсов в недрах она вторая в мире после Австралии. Притом что огромные территории еще не исследованы. К почти шести тысячам уже известных кладовых, несомненно, добавятся новые. Так что нашим промышленникам еще до пика идти и идти. Пока они не достигли и советского уровня добычи. В 1990 году он составил 330 тонн — на 75 тонн больше, чем в 2017-м.

Намерение Центробанка пополнять золотой запас, дифференцировать ЗВР — хороший стимул развития отрасли. Золото, приобретенное им в апреле, оплачено, по мнению экспертов, не долларами от продажи американских облигаций, а новенькими, только что отпечатанными рублями. Такая эмиссия не несет инфляционных рисков, считают они. Союз печатного станка и драги ускорил бы модернизацию золотодобывающей промышленности, подготовку сырьевой базы для нее. По одной из целевых программ к 2020 году предстояло ввести в разработку 50 крупных месторождений, благодаря которым годовая добыча выросла бы на 50-60 процентов. К сожалению, этого не произойдет, хотя несколько крупных рудников и приисков выйдут в эксплуатацию. Из-за кризиса почти остановлена программа поисковых и геологоразведочных работ. С 2021 года же, предупреждает председатель Союза старателей России Виктор Таракановский, их бюджетное финансирование вообще прекращается…

Труд отдельных старателей не ушел в прошлое. Более того, серьезно обсуждается законопроект о вольном приносе золота / Фото КОММЕРСАНТЪ

ИСТОРИЯ С ОТКРЫТЫМ ФИНАЛОМ

О том, что в России много золота, известно с давних времен. Еще в V веке Геродот писал: в Рифлейских (Уральских) горах золото в огромных количествах. Но первый промышленный рудник «Первоначальный» был запущен только в 1745 году под Екатеринбургом. Через 100 лет драгметалл пошел с Ленских приисков. Россия стала основным производителем золота, но оно не принесло ей благополучия. Перед Первой мировой войной она вывезла в Англию и Францию около 70 процентов своего золотого запаса (только в Лондон 500 тонн). По известным причинам он так и не вернулся из чужих столиц.

Оставшееся в России золото почти полностью было захвачено в Казани полковником Владимиром Каппелем (500 тонн) и отправлено в Омск адмиралу Колчаку. После различных перипетий около 300 тонн его в конце концов вернулось государству. Советской власти пришлось заново создавать золотодобывающую отрасль буквально на пепелищах. Есть все основания отметить ее столетие. С января по июль 1918 года Совнарком принял несколько декретов и постановлений, определивших структуру отрасли. Основные из них — постановление о создании Комитета по драгметаллам и декрет о национализации золотопромышленных предприятий.

Вопреки идеологическим принципам советская власть не только не запретила частную добычу, но всячески поддерживала ее. Доктор исторических наук Лариса Сапоговская, много лет изучавшая историю отечественной золотопромышленности, опубликовала интересные документы тех лет. Один из них (март 1928 года, начало пятилеток) — постановление Совнаркома «О финансировании частных золотопромышленных предприятий». Власть предлагала им беспроцентный кредит на десять лет в размере 70 процентов всех затрат на постановку дела. Согласитесь, таким условиям был бы счастлив малый и средний бизнес сегодня. Активно развивалось старательство. Оно пропагандировалось как «сталинское задание». Старателям предоставляли статус промышленных рабочих, многие льготы и привилегии — повышенное обеспечение продуктами, товарами, лечение, путевки в санатории и дома отдыха. Среди них появились орденоносцы и Герои Социалистического Труда.

В артелях и по договорам драгметалл искало более 120 тысяч человек. Это не считая «инициативников» — людей, занимающихся вольным приносом золота. Его принимали без лишних вопросов и оплачивали по общим условиям. Особо отмечу, в золотопромышленных районах велась жесткая и жестокая борьба с бандитами, вымогателями, перекупщиками и расхитителями. Для скупки действовала разветвленная система касс, уполномоченных. С 1931 года заработал «всесоюзный прииск» — Торгсин. Принимаемые драгметаллы, ювелирные изделия, драгоценные камни оплачивались продуктами, товарами, лекарствами. «Прииск» сдал 227 тонн золота. Им СССР расплатился за десятки крупных индустриальных предприятий. За предвоенные пятилетки в индустриализацию вложили 2,7 тысячи тонн драгоценных металлов. Они выручали страну с первых месяцев революции. Уже в 1918 году Максим Литвинов, будущий нарком иностранных дел СССР, смог закупить в Лондоне (несмотря на экономическую блокаду) крупную партию сельхозмашин, металлоизделий, хлопка, угля. Известна сделка с Англией и Швецией на 200 миллионов рублей (в золотых слитках) в обмен за 1000 паровозов.

По плану ГОЭЛРО оборудование получили нефтяная промышленность, Волховская и Каширская электростанции. Блокада блокадой, а бизнес бизнесом. Англия построила суда для возрождаемого Черноморского флота, Германия — военные самолеты.

По Брестскому договору Москва была вынуждена отправить 98 тонн золота — не дошли до Берлина, перехватила Франция. Эстония получила по Юрьевскому договору десять тонн, Латвия и Литва по Рижскому — по 3,5 тонны. Все распределение золота шло через Политбюро. Контроль и учет были такими строгими, что маршруты движения золота смогли проверить и через 50-70 лет. При Сталине продано 1430 тонн золота, и после него — от Хрущева до Горбачева — 8191 тонна. Проследить судьбу золотого запаса и добытого золота за 1990-1998 годы, наверное, никому не удастся, да и вряд ли кому-то даже захочется разбираться с нею. По усредненным оценкам, его количество около 1500 тонн.

СВОБОДА ДО ПОЛНОГО БЕСПРЕДЕЛА

Сокрушительный удар по золотопромышленной отрасли нанесли Михаил Горбачев и Борис Ельцин.

В июле 1989 года Михаил Горбачев отменил все запреты на вывоз драгметаллов и драгоценных камней через таможенные границы. Из России сразу же хлынул нерегулируемый поток драгоценностей. Борис Ельцин предоставил право добывать золото всем юридическим лицам, физические свободно обходились безо всяких разрешений. Ключевой принцип его политики — разгосударствление золотодобывающей промышленности. Отрасль рассыпалась на глазах. В 1990 году ее определяли 14 крупных региональных предприятий. В 1994-м их стало более 600. Лицензию на операции с золотом получили 164 банка. Они скупали до 80 процентов добываемого металла. Результат свободы, переросшей в беспредел: в 1991 году извлечено из недр 330 тонн золота, в 1994-м — 140. Это по отчетам, а сколько фактически — никто уже не узнает. Промышленники указывали в отчетах только количество металла, записанное в лицензии. Сколько его действительно дали — утаивалось. По мнению экспертов, на черный рынок уходило ежегодно не менее 40-50 тонн. С июля 1997 года банки получили разрешение на экспорт драгоценностей.

«Золото внутри страны было малоликвидным. Правительство, его дилеры оказались менее способными игроками на мировом рынке, чем их коммунистические предшественники. Это признают все специалисты. Шла массовая распродажа и массовое расхищение золота», — пишет Лариса Сапоговская.

Неизбежный вывод: в 90-е годы банки, прибегая к иностранным заимствованиям, спешили закупиться все дорожающим золотом и активно вывозили его. Затем и спрос, и цены на него снизились, и начались большие сложности с валютными зарубежными займами. Коммерческие банки затоварились драгметаллом и занялись активной распродажей. Приобрести его в России могла единственная структура с большими средствами — Центробанк. И хорошо, что он выручил и банки, и компании-производители — больше было некому и других денег не было.

Некоторый порядок в добыче и обращении драгметаллов навел принятый в 1998 году Закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». Его принимали в очень сложной обстановке, спешно — жизнь требовала. Теперь она требует существенной корректировки документа. Очевидны два подхода к ней — усиление государственного регулирования и госконтроля или ослабление их. Борьба сторонников противоположных подходов определила судьбу закона о вольном приносе золота, которая ведется уже больше десяти лет. Суть: разрешить физическим лицам искать драгметалл на заброшенных приисках, непромышленных залежах, отвалах. С закрытием сотен предприятий тысячи людей остались без работы. Если им разрешить добывать золото на участках, неинтересных для промышленников, то и население будет трудоустроено, и источник доходов появится у многих, и государство получит немалое количество золота дополнительно.

У этой идеи немало сторонников — поддерживает ее часть министерств и ведомств. Группа членов Совета Федерации попросила депутатов Госдумы провести второе чтение законопроекта (первое состоялось еще в 2011 году). Недавно Комитет по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям рассмотрел законопроект о вольном приносе золота и большинством голосов отклонил его.

«Не совсем так. Прежде всего, он не подготовлен для обсуждения, — прокомментировал решение комитета его глава Николай Николаев. — Во-вторых, Правительство готовит очень похожий законопроект. На наш взгляд, разумнее объединить документы. Предлагаем создать рабочую группу для разработки мер по борьбе с незаконной добычей золота и для защиты окружающей среды. К сожалению, страна очень неэффективно распоряжается природными ресурсами. По нашим расчетам, доходы от их теневого использования превышают триллион рублей. Значителен и неучтенный оборот золота. Официальные его оценки расходятся в сотни раз. Значит, государственные структуры не знают масштаба проблемы. У комитета хороший опыт сотрудничества с Правительством. Совместно подготовили несколько законопроектов, и они приняты по лесным, водным, земельным вопросам. Вместе будем работать и по улучшению правовых норм, определяющих использование природных ресурсов. Инициатива о вольном приносе золота, убежден, опрометчива — не стоит поощрять золотую лихорадку. Мы, если помните, с трудом справились с нею в 90-е. Убежден: она не поможет трудоустроить тысячи человек в бывших заготовительных районах. Нам нужно восстановить прежние небольшие рудники и прииски. Это единственное решение».

Председатель Союза старателей России Виктор Таракановский называет примечательные цифры: «За всю свою историю человечество добыло 192 тысячи тонн золота. Каждая десятая из них — российская. Россия по-прежнему считается одной из самых богатых драгоценными металлами стран. Но будем помнить: ум дороже золота».

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Автор: Леонид Левицкий

Ещё материалы: Анатолий Аксаков

Просмотров 2806

02.08.2018 14:03

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...