Почему кукуруза гниёт на полях

Российским аграриям нужна новая современная техника, чтобы собрать и сохранить урожай

Почему кукуруза гниёт на полях

Геннадий Кулик. Фото: ПГ

Почему Правительство не может обеспечить село дешёвыми кредитами? Чем государство должно помочь фермерам? И когда банки будут охотнее принимать землю в залог? Об этом «Парламентской газете» рассказал член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Геннадий Кулик.

- При всём внешнем благополучии так ли уж безоблачно складывается ситуация в аграрном секторе?

- Первое и главное: Россия подтвердила своё полноценное участие в клубе государств, гарантировавших собственную продовольственную независимость. Если делать общую оценку, то итоги 2017 года подтверждают — направления, принципы и методы поддержки сельского хозяйства определены правильно. Хорошим показателем являются итоги развития зернового производства. По данным официальной статистики, валовый сбор зерна в прошлом году составил 134,1 миллиона тонн, увеличившись по сравнению с прошлым годом более чем на 10 процентов. Оглядываясь на длинную историю российского земледелия, подчеркну: подобного урожая и близко не убирали в стране даже во времена освоения целины и включения в оборот новых земель сельхозназначения. А таких лет, когда Россия собирала свыше 100 миллионов тонн зерна, за всю историю было всего 11. И это говорит о том, российские аграрии восприимчивы к рынку, они научились работать по новым технологиям, используя более урожайные сорта зерновых культур, умело реализуя возможности, которые предоставляют им погодные условия.

- А по другим производствам? Ещё совсем недавно звучало немало экспертных оценок, в том числе и ваша, что далеко не все направления отечественного АПК развиваются так же динамично. Отстаёт и серьёзно животноводство, в частности, мясо-молочная сфера.

- Здесь произошли интересные изменения, но остались старые болячки. Нормально развивались свиноводство и птицеводство. Да и население помогает, выращивая птицу на продажу и для своих нужд. А вот поголовье крупного рогатого скота и овец во всех формах хозяйствования ненамного, но сократилось, хотя и меньше, чем в предыдущие годы. Но при этом производство продукции животноводства увеличилось, и впервые есть маленький рост производства молока за счёт повышения продуктивности молочного животноводства на триста килограмм на каждую корову.

Российские аграрии восприимчивы к рынку, они научились работать по новым технологиям, используя более урожайные сорта зерновых культур, умело реализуя возможности, которые предоставляют им погодные условия.

Успешно реализуется президентская программа развития мясного скотоводства. За 11 месяцев 2017 года увеличилось производство говядины на два процента. Пустячок вроде бы, немного, но обозначилась перспектива, что обнадёживает.

- Выходит, голодными россияне не останутся и беспокоится не о чем?

- Голода не будет, но есть проблемы, вызывающие очень большое беспокойство. Сократилось производство сахарной свёклы, овощей картофеля, подсолнечника. По картофелю и овощам — понятно. Граждане, а именно они в основном занимаются этими отраслями, снизили, производство. Но это тем более настораживает. На первый взгляд все понятно: деревня стареет, люди из неё уходят. Но ведь и вчера уходили. И потому в основном, что социальные условия жизни в деревне сильно отставали от городских. Не спорю, сегодня многое делается для того, чтобы нивелировать разрыв в социальном стандарте жизни между городом и деревней, но как выясняется, недостаточно.

- Значит, кадры, по-прежнему решают всё?

- Кадры и техника. По существу ничего не сделано для технического перевооружения села. Вроде бы и техника поступает, она действительно более современная и производительная, но это только половина правды, ситуация гораздо серьёзнее. Когда Правительство говорит, что направляет сельхозпроизводителям деньги для модернизации техники и ещё при этом обещает снизить цены на неё, то это иллюзия. На самом деле стоимость техники растёт, и далеко не каждый аграрий может позволить себе её купить. Причём сегодня в аграрном секторе техники списывается значительно больше, чем покупается.

Если в 2010 году нагрузка на зерновой комбайн составляла 327 гектаров, то в 2016 году она увеличилась до 425 гектаров, на кукурузоуборочный с 817 гектаров до 2500 гектаров, на картофелеуборочный в 1,9 раза, и так по всем направлениям АПК, связанным с земледелием. В этом наша трагедия, с которой дальше шутить нельзя. Потому что по состоянию на первое декабря 2017 года во многих регионах России не были завершены уборочные работы. В полях, например, неубранной оставалось почти 20 процентов кукурузы.

- Даже горожанину ясно, что всё помёрзнет.

- В том и дело! А ведь это зерно, урожаем которого мы так гордимся. В Новгородской, Псковской, Ярославской, Костромской областях на ту же дату не были убраны от 10 до 15 процентов площадей зерновых культур. В Республике Мордовия — шесть с лишним процентов, в Алтайском крае, Республике Бурятия — более семи процентов. Вот где остались и хлеб, и кукуруза, и другие продукты. Ситуация не просто подсказывает, а буквально кричит, что сегодня решающим, главным условием поддержания объёмов производства, а также их наращивания является техническое оснащение села. Если этого не сделать, нас ждут большие неприятности. Тем более что погодные условия на российской территории меняются непредсказуемо.

- Никто, кроме экспертов, не видит надвигающейся опасности?

- Могу констатировать, что такой уже давно оправдавший себя в мировой практике опыт технического перевооружения, как продажа техники в лизинг, используется в России плохо. Более того, на государственном уровне он в последние годы практически не поддерживается, и уставной капитал Росагролизинга не увеличивается.

Около 20 миллионов гектаров земель сельхозназначения не используется.

Я обращаюсь к Правительству: аграрии не просят бюджетных денег. Дайте кредиты на приобретение сельхозтехники и пополните уставные капиталы тех организаций, которые готовы и знают, как заниматься лизингом сельхозтехники. Это особо важно для малого бизнеса, о развитии которого так много говорится. По всем итогам и показателям прошедшего года темпы роста малого бизнеса в аграрной сфере оказались значительно выше, чем в целом по отрасли: рост 2,5 процента, и, уверен, по итогам декабря он ещё приподнимется за счёт увеличения производства животноводческих продуктов. Это даже выше, чем средний показатель по экономике, что подтверждает: направление взято правильно. На долю фермерских хозяйств приходится более 30 процентов производства зерна, 27 процентов подсолнечника, растут доли картофеля, овощей, овцеводства. Очередь стоит за грантами из будущих фермеров, желающих начать своё дело. Для них надо найти деньги где угодно, из любых отраслей забрать, потому что реализация их планов решает огромное количество проблем: от занятости и жилья до вклада в продовольственную безопасность страны.

- Но разве сегодня для россиян существует проблема взять кредит? Скорее, наоборот, как его вернуть?

- Для агрария существует. Когда он приходит в банк за кредитом, у него требуют залог. А у любого агрария нет никаких активов, кроме земли. Но её банки считают активом второстепенным, ненадёжным. И берут в залог неохотно, так как сама система законодательно построена таким образом, что банку приходится под него собственные средства выводить в резерв, отвлекая их из коммерческого оборота. Четыре года идут бесплодные дебаты по законопроекту об особенностях залога земель сельхозназначения. И это притом что сами банки признают: 76 процентов кредитов в Евросоюзе выдаются под залог земли, остальные под гарантии других финансовых организаций. Даже иностранцы считают, что российская земля недооценена.

А ведь земля — главный ресурс, только осознать это пока мы ещё не в состоянии. По реформе Ельцина — Гайдара, земля была разделена на доли, но по разным причинам сложилось так, что около 20 процентов граждан, которые были включены в список на получение земельной доли, ею не распорядились. Земля осталась ничейной и первой заросла лесом. Сегодня никто не отрицает наличия таких невостребованных долей. Однако для того, чтобы их передать в собственность муниципалитетов, нужно идти в суд и там решать вопрос изъятия. А суд справедливо отправляет истцов на поиски владельцев участков. Их ищут уже почти два десятка лет и не могут найти. И хотя принят закон о принудительном изъятии земли, ничего не меняется. В результате около 20 миллионов гектаров земель сельхозназначения не используется.

Просмотров 1375

01.02.2018 12:13

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...