Несырьевое будущее страны

В столице России состоялся Московский экономический форум, собравший представителей политики, науки, бизнеса и экспертов из более чем 20 стран

Несырьевое  будущее страны  
Его программной целью является выработка путей перехода к «разумной» социально-экономической политике, что на этот раз конкретизировалось в теме «Несырьевое будущее России». Открыли МЭФ-2014 его сопредседатели — директор Института экономики РАН Руслан Гринберг и президент Промышленного союза «Новое Содружество» Константин Бабкин
 
Если сказать по-простому: резюме двух дней работы форума (4 пленарных дис­куссии, 10 конференций и 32 «круглых стола») — так жить нельзя! Вывод, как ни парадоксально, совпал со свежим мрач­ным прогнозом министра экономиче­ского развития РФ Алексея Улюкаева о возможном снижении темпов роста ВВП в текущем году до 0,6 процента и увели­чении оттока капитала до 100-150 мил­лиардов долларов (60 миллиардов уже в первом квартале). Но если наша эконо­мика так опасно больна, то где же то ле­карство, которое ее спасет? Этот вопрос напрямую прозвучал во время пленар­ной дискуссии, а ответом ему стали ре­комендации МЭФ-2014 о необходимости отказа от либеральной модели развития.
 
Монетаристский блок правительства, выразил сожаление академик РАН Евге­ний Примаков, несмотря на кризис ни­чего не меняет в проводимом курсе. Не снижается ставка рефинансирования, без чего экономический рост невозможен. Прорыв в развитии можно осуществить за счет мегапроектов и ОПК, где сосредо­точен научный потенциал. В этом смыс­ле особого внимания заслуживает идея развития Сибири и Дальнего Востока — основной проект ХХ1 века, но до сих пор нет ее комплексной разработки.
 

фото1

Термин «новая индустриализация» уже давно фигурирует в общественной дискуссии, но до разработки соответ­ствующей экономической модели, не го­воря уже о конкретных проектах, дело не дошло. Радоваться можно лишь тому, что еще несколько лет назад понятие «про­мышленная политика», по признанию главы «РЖД» Владимира Якунина, счита­лось бранным, а ныне Минпромторговли взялся за подготовку ее концепции. Страны, где она наиболее ярко выраже­на, — Германия и Китай — лучше других справляются с кризисом. Возникшая си­туация в связи с событиями на Украине доказала крах российского либерально­го курса с макростабилизацией, дости­жения которого могут быть обращены в пыль одним росчерком пера, заявила первый зампред Комитета ГД по бюд­жету и налогам Оксана Дмитриева. Она уверена, что главным тормозом нашего развития служит виртуальная экономи­ка, уводящая деньги из производства, на­уки, образования, медицины.
 
Когда на пространстве бывшего СССР уничтожался реальный сектор, другие страны приступили к новейшей индустриализации в рамках шестого технологического уклада на базе NBIC (нано-био-инфо-когно)-технологий. У ее лидеров — США, Германии и Японии — благодаря конвергенции и синергии этих технологий уже в 20-30-е годы ожидает­ся резкий экономический рост, подчер­кнул иноакадемик РАН, экс-президент Киргизии Аскар Акаев. Россия еще име­ет шанс присоединиться к локомотивам новой волны мирового подъема, но для этого нужны инвестиции в развитие че­ловеческого капитала, а шире — челове­ческого потенциала. Пока не восстано­вим систему образования, продолжил его мысль первый зампред Комитета ГД по образованию Олег Смолин, Россия будет оставаться страной третьего мира.
 
Первый зампред Комитета ГД по про­мышленности Валерий Гартунг реши­тельно снизил уровень дискуссии: «Бес­смысленно говорить о технологических укладах, когда наше правительство не делает элементарных вещей». Это, по его мнению, снижение цен на энергоре­сурсы, транспортные издержки, стои­мость сырья и капитала. Директор сель­хозпредприятия «Галкинское» Василий Мельниченко, в свою очередь, адресовал упреки Госдуме, сказав, что законы не облегчают, а затрудняют работу агра­риев. Депутатам задали вопрос: какая промышленная политика прослежива­ется в принятых Госдумой законах? Ок­сана Дмитриева объяснила, что в отсут­ствие концепции правовые акты страда­ют хаотичностью, и даже долгожданный ФЗ о контрактной системе будет немно­гим лучше ФЗ о госзакупках. Выступле­ние председателя Комитета ГД по эконо­мической политике Игоря Руденского, в котором он повторил азбучную истину о необходимости выпускать высокотех­нологичную продукцию, вызвало шум в зале. Особенно не понравилась присут­ствующим его фраза «мы развалили на­уку», на что последовала реплика одного из спикеров форума относительно того, что слово «мы» распространяется исклю­чительно на конкретную часть общества, а не на всех россиян.
 
Рецепт экс-министра финансов Поль­ши, профессора Козминского университе­та Гжегожа Колодко был краток: борьба с коррупцией. «Еще одно поколение назад многие советские технологии были луч­шими в мире, — напомнил он, — а сегодня у вас ничего, кроме нефти и «калашни­кова», нет. Поддержите человеческий ка­питал и научные разработки». Запустить собственную технологическую базу, по­кончить с коррупцией, повысить уровень системы образования — тезисы выступле­ния директора Института проблем глоба­лизации Михаила Делягина.
 
Короче, ни одного сторонника либе­ральной доктрины, которая видит в государстве служителя глобальному бизнесу, а не человеку и обществу, на форуме за­мечено не было. Тем не менее, россий­ская экономика уже двадцать с лишним лет развивается не так, как ей нужно, а исходя из потребностей мирового рынка. Ему же требуются от России две вещи — поставлять сырье и служить рынком сбыта для его товаров. Директор Инсти­тута нового индустриального развития, первый вице-президент Союза промыш­ленников и предпринимателей Санкт-Петербурга Сергей Бодрунов констати­ровал, что отечественная экономика до сих пор не оправилась от двух мощных деиндустриализационных ударов (нача­ла 1990-х и 2000-х) и сейчас нуждается не просто в косметических переменах, а в системной промышленно-технологической революции. За счет неэквива­лентного обмена Россия ежегодно теря­ет 30-40 миллиардов, в целом спонсируя мировую экономику на 100 миллиардов долларов ежегодно, продолжил тему по­мощник Президента РФ, академик РАН Сергей Глазьев. Чтобы выйти из этого порочного круга, следует изменить эко­номическую политику, целеполагание и инструменты.
 
Не было бы счастья, да несчастье по­могло, — затронул он тему санкций За­пада. Они вынуждают изменить проводи­мую экономическую политику. И прежде всего заняться импортозамещением, при­чем не в примитивном виде сборки го­товых изделий из иностранных комплек­тующих, что просто подсаживает Россию на импорт технологий и оставляет интел­лектуальную ренту за рубежом, а в со­вершенно ином формате — наращивать свою технологическую базу, переносить технологии целиком путем закупки ли­цензий и воспроизводства лучших реше­ний с опорой на собственный научно-тех­нический потенциал.
 
Воспрепятствование экспорту энерго­носителей не станет для нас фатальным, полагает Глазьев. Избыток производства нефти, газа, а также металлов позволит заняться переработкой сырья внутри страны, что приведет к снижению цен на внутреннем рынке. Если, конечно, заработают механизмы конкуренции и контроля за ценообразованием. По­этому с точки зрения антимонопольной политики, очень важно принять закон о ценообразовании и ценовой политике.
 
Что касается финансовых санкций, то они дают возможность построить вну­тренний механизм кредитов и сделать шаги к переходу на расчеты в рублях и использовании их в качестве внутренне­го и международного инструмента. Все это служит созданию механизма «длин­ных» денег и внутренних источников кредитов для производства. Тогда мож­но будет увеличить их долю в экономике с сегодняшних 40 процентов от ВВП до 80-100. Рыночный фундаментализм раз­мывается, ободрил Глазьев участников форума. Его аргумент — проведение ли­беральной экономической политики не позволяет достичь 6-процентных темпов роста, которые требуются для решения поставленных В. Путиным в майских указах 2012 года амбициозных целей. А спрос за них есть, заверил он.
Тема санкций по-разному преломи­лась в высказываниях экспертов. Рос­сийские оптимистичны. Е. Примаков и М. Делягин считают, что в случае «на­казания» Россия может переориентиро­вать поставки углеводородов с Запада на страны Дальнего Востока. Избрать вектором развития Сибирь и Восток уже давно призывает глава Движения разви­тия, председатель Наблюдательного со­вета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов…
 
Переход от неолиберального курса к новой социально-экономической стра­тегии не только назрел, но уже и пере­зрел. Органичное соединение рынка и госрегулирования, инициативы частного собственника и социальных начал на ба­зе развития традиционных несырьевых отраслей материального производства и современных высокотехнологичных сфер экономики… Ну кто чему здесь может оппонировать? А никто и не оппонирует, но уж больно сильно за почти четверть века российская экономика вросла в ли­беральную модель.
 
Участники форума настроены рассматривать Евразийский экономический союз как основной геоэкономический и геополитический приоритет России и добиваться пересмотра условий ее участия в ВТО. И это предложение уже не кажется излишне радикальным. МЭФ-2014 еще раз обратил внимание руководства страны на проблемы нынешнего экономического курса и поставил вопрос о необходимости его изменений.
 
Людмила Глазкова
Просмотров 4748

09.04.2014 15:56