Все о пенсиях в России

20.04.2024Какие выплаты положены при выходе на пенсию

20.04.2024Бессараб рассказала, как индексируют пенсию после ухода на заслуженный отдых

18.04.2024В Госдуме готовят законопроект о трудовых гарантиях для работников маркетплейсов

«Майбах» — шоферу, дом — жене, замок во Франции — России

В Совфеде разработают рекомендации, как бороться с имущественными злоупотреблениями, к которым часто прибегают беглые банкиры и неверные мужья

23.06.2023 19:08

Автор: Валерий Филоненко

«Майбах» — шоферу, дом — жене, замок во Франции — России
  © Михаил Нилов/ПГ

Нечистые на руку финансисты заранее готовят почву, выводя активы кредитных организаций за пределы страны, супруги скрывают имущество, чтобы не делиться с бывшими после развода, госслужащие прячут незаконно полученные доходы — российские суды завалены подобными делами и не всегда справедливость торжествует ускоренными темпами, а истцы своевременно получают компенсацию. По данным экспертов, доля взыскания по таким искам в стране незначительная — не более 10 процентов в год. То есть прячут много и, судя по статистике, хорошо, нередко переписывая владения на родственников или пользуясь другими ухищрениями. Как вывести жуликоватых соотечественников на чистую воду и вернуть в казну или кредиторам сворованные «миллионы-миллиарды», придумали на круглом столе в Совете Федерации 23 июня.

Долгов больше двух триллионов

Розыск активов должников-банкротов, оформленных на подставных лиц, или, как их еще называют, мнимых собственников, сегодня обозначился достаточно остро, а статистика подсказывает, что тема давно вышла за рамки дискуссии правоведов. По данным судебного департамента при Верховном суде РФ совокупная задолженность признанных банкротами лиц в 2022 году достигла 2,1 триллиона рублей, увеличившись по сравнению с позапрошлым годом в 1,3 раза.

Поэтому есть смысл включать в конкурсную массу должников также и такие активы, которые были переоформлены на третьих лиц, считает член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Артем Шейкин. Вопрос в том, как это сделать филигранно точно, не ущемив ничьи интересы.

Артем Шейкин. © пресс-служба Совета Федерации

По словам сенатора, в последнее время в практике банкротства все чаще встречаются дела, связанные с целыми схемами противоправных действий, в результате которых выводят и скрывают активы должника. «Значительное внимание привлекают вопросы, связанные с конструкцией так называемого номинального собственника, позволяющей недобросовестным должникам и конечным владельцам бизнеса скрывать активы от кредиторов, оформляя их на третьих лиц», — сказал парламентарий.

Дальнейшее изменение формы активов подставным собственником существенно усложняет процесс их розыска, а использование криптовалют и цифровых активов, которые начинают фигурировать в делах о банкротстве, только усложняют процесс, уточнил Артем Шейкин.

С другой стороны, если несостоятельность должника наступила, требуются меры, которые помогут реально удовлетворить требования кредиторов, когда реабилитация должника невозможна. Артем Шейкин отметил, что противодействие недобросовестному банкротству и выводу активов, в том числе с применением конструкции номинального собственника, должно «стать предметом законодательной работы и формирования единообразных подходов практики правоприменения».

И над ними уже идет работа. Директор департамента корпоративного регулирования Минэкономразвития Михаил Бештоев заявил, что в министерстве в процессе обсуждения находится проект закона, «который направлен на систематизацию норм и судебной практики, связанной с оспариванием цепочек сделок в процедуре банкротства».

Не все подставные плохие

По словам Олега Зайцева, председателя Национальной ассоциации специалистов по банкротству и управлению, «годами прокатывало», когда «собственник приходил в суд и говорил, что «Майбах» подарил шоферу, а дом — теще». «Если ты действительно подарил «Майбах» шоферу, ты на нем не ездишь. А шофер, как и любой другой нормальный человек, должен продать этот автомобиль и купить себе квартиру», — пояснил свою точку зрения эксперт.

Но сейчас такие хитрые схемы «прокатывают» все реже. Эксперты сошлись во мнении, что суды сегодня довольно успешно адаптируются к новым вызовам и моделям поведения правонарушителей. Так, недавно Верховный суд принял взвешенное решение, заступившись за человека, у которого украли деньги. Злоумышленника изобличили, но выяснилось, что сумму он потратил на покупку машины, а автомобиль переоформил на жену. Формально не к чему придраться, но суд постановил машину передать обокраденному гражданину, хоть она и не принадлежала преступнику.

Другой положительный пример работы с поставными лицами, на которых записано имущество, по словам Олега Зайцева, — решение арбитражного суда Московского округа признать права собственности объявленного в международный розыск и признанного банкротом совладельца Внешпромбанка Георгия Беджамова на двухэтажное здание в центре столицы, которое включили в конкурсную массу для расчетов с кредиторами.

Встречаются, правда, и перегибы. Как рассказал адвокат Валерий Застрожин, в одном из постановлений следователя о закрытии дела в связи со смертью обвиняемого, к примеру, значится, что два его замка во Франции, которые фигурировали в деле о хищениях в российской госкорпорации в качестве вещественного доказательства, следует передать в собственность нашей страны. Тему суверенитета Пятой республики в документе как-то скромно обошли стороной.

Читайте также:

• Изъятое у коррупционеров жилье предложили продавать с молотка

При этом разговор о подставных лицах, на которых переписывают активы, не должен заходить слишком далеко в карательную сферу. Некоторые благотворители, памятуя о том, что благие дела должны твориться втайне, оформляют крупные пожертвования не от своего имени. И в этом нет ничего предосудительного, считают эксперты. Также ни у кого не должно вызвать недоумение, когда российские бизнесмены переоформляют активы для обхода санкций. По-другому сегодня просто нельзя.

Поэтому нарушением Олег Зайцев предлагает считать не оформление имущества на третье лицо, а отказ выдать его для обращения взыскания. Поэтому в своих рекомендациях органам государственной власти по итогам круглого стола сенаторы постараются соблюсти баланс интересов.

Ранее «Парламентская газета» сообщала, что Правительство предложило изменить процедуру внесудебного банкротства, снизить минимальные и повысить максимальные пороги для инициации процедуры. Такой законопроект был принят в первом чтении 30 мая на пленарном заседании Госдумы. Председатель Комитета по вопросам собственности, земельным и имущественным отношениям Сергей Гаврилов отметил, что это интересное и важное решение, так как ранее считалось, что процедура будет невостребованной. «Это решение, серьезное для десятков тысяч пенсионеров, малообеспеченных, которые живут на пособия, и для большого круга лиц, для кого эта процедура связана с финансовым оздоровлением», — сказал он.