Все о пенсиях в России

вчераСоцпенсии по инвалидности не смогут списать за долги

два дня назадУчастники СВО и члены их семей получат новые льготы

два дня назадВоенным из новых регионов учтут срок службы в Донбассе для расчета пенсии

Максим Топилин: Скорость закупок продукции для СВО значительно повысится

В Госдуме усовершенствовали контрактную систему, чтобы российские военнослужащие получали все необходимое в полном объеме и без задержек

05.01.2023 00:00

Автор: Валерий Филоненко

Максим Топилин: Скорость закупок продукции для СВО значительно повысится
Максим Топилин © Тимур Ханов/ПГ

Принятые в последние дни осенней сессии Госдумы изменения в закон о госзакупках позволят без промедления приобретать нужные товары у единственного поставщика в интересах специальной военной операции. Кроме того, поправки дадут возможность новым регионам до конца 2023 года плавно адаптироваться к строгим российским конкурсными процедурам, предписанным 44-м законом. При этом им разрешат немного не соблюдать жесткие требования, действующие в России уже несколько лет. Также парламентарии намерены закрыть лазейки, позволяющие предприимчивым людям делать из медицинского спирта контрафактный алкоголь. Такой законопроект сейчас согласовывается с Правительством, идет юридическая донастройка документа, в первые месяцы следующего года, возможно, он уже обретет статус закона. Об этом в пресс-центре «Парламентской газеты» рассказал председатель Комитета Госдумы по экономической политике Максим Топилин 26 декабря.

— Максим Анатольевич, ваш комитет поддержал немало инициатив, помогающих бизнесу, в том числе и небольшому. Например, мораторий на проверки предприятий МСП, снискавший позитивный отклик у предпринимателей. Сохранится ли этот инструмент в следующем году?

— Это было одним из первых антикризисных решений. Правительство предложило ввести запрет на проверки компаний до конца 2022 года, а в ИT-отрасли, напомню, — до конца 2024 года. Но решение было сформулировано таким образом, что мы предоставили Правительству пользоваться этим правом исходя из экономической целесообразности. И сейчас такие решения готовятся, думаю, в ближайшее время, до начала 2023 года, будут подписаны. Должен сказать, что мораторий на проверки оказался востребованным. С одной стороны, мы прекрасно понимаем, что бизнес-структуры должны соблюдать меры безопасности, а с другой стороны — отмечаем, что в связи с новым законом о регулировании разрешительной деятельности есть масса способов обойтись от проверок.

— Например?

— Те же профилактические визиты и предупреждения. Мы ратуем за то, что бизнесу, который допускает отклонения по тем или другим причинам, нужно указывать на ошибки и необходимость исправить их, но не штрафовать. Потому что штрафные суммы существенны, что влечет за собой изъятие денег из оборота. Ведь есть такие составы, при которых нарушение штрафуется кратно или за количество людей. Достаточно серьезная финансовая нагрузка при незначительности нарушения негативно влияет на экономическое состояние компаний и к позитивному ничему не приводит. При этом проверки с точки зрения пожарной безопасности, санэпидемблагополучия, в том числе различных детских учреждений, будут продолжены.

— А может, вообще отказаться от проверок предпринимателей?

— Считаю, что в дальнейшем — мы постоянно общаемся на эту тему с Министерством экономического развития — по отдельным вопросам нужно снижать регуляторную нагрузку на бизнес. Мы же продлевали лицензии, сертификаты в ковидный год. Наверное, нужно ставить перед собой задачу с Минэкономразвития и комиссией по административной реформе и думским Комитетом по контролю в следующем году внимательно посмотреть, какие разрешительные документы в каких сферах и отраслях можно сделать бессрочными. Если правообладатель получает лицензию, он ее не будет продлевать через каждые пять лет, просто она будет бессрочной. Но надо взвесить все плюсы и минусы идеи.

— В осеннюю сессию был принят закон, ускоряющий госзакупки для целей специальной военной операции. Для чего понадобилось изменять контрактную систему?

— На самом деле 44-й закон с точки зрения процедур очень открытый и гибкий, но проведение конкурсных процедур требует времени. А для нужд спецоперации временных потерь не должно быть, как вы понимаете. Так вот, закон дает возможность органам федеральной исполнительной власти закупать продукцию у единственного поставщика. Мы это решение приняли осенью. Исходим из того, что оперативность работы федеральных органов власти повысится, как это и необходимо.

— А в принципе, саму контрактную систему, в адрес которой нередко звучит критика, собираетесь как-то радикально усовершенствовать?

— Контрактная система постоянно совершенствуется. Напомню, в середине 2021 года были приняты глобальные изменения в контрактной системе, прежде всего, чтобы сделать ее максимально прозрачной. Я не скрою, что мы ее корректируем там, где невозможна публичность. Хотя как раз это и было целью предыдущего реформирования. Сейчас мы от этих правил отступаем по объективным причинам. Сейчас ключевая задача состоит в том, чтобы ввести контрактную систему на новых территориях РФ. Потому что совершенно понятно, что жесткие правила для подготовки документов в электронном виде проблематично ввести в одночасье на новых территориях.

— Ну да, сейчас там не до этого.

— Не только поэтому. Если Донецкая и Луганская народные республики последние восемь лет двигались по законодательному обеспечению в сторону Российской Федерации и отходили от законодательства Украины, то в Херсонской и Запорожской областях полностью жили в законодательстве Украины. Оно другое, не имеет требований, которые существуют у нас. Поэтому в последние пленарные заседания осенней сессии мы как раз подготовили изменения в законодательство о конкурсах, которые позволяют новым регионам более плавно и комфортно для себя жить по 44-му закону, по конкурентным процедурам, но при этом немного не соблюдать те жесткие требования, которые действуют в России уже несколько лет. С 1 января 2023 года территории получат послабления, чтобы в течение следующего года подстроиться, наладить всю систему. Потом посмотрим, как это заработает, будем думать, как действовать дальше. Надеемся, что годичного переходного периода будет достаточно, чтобы наладить работу в этом направлении.

— Борьба с контрафактным и фальсифицированным алкоголем — еще одна проблемная тема, которая благодаря стараниям депутатов и сенаторов стала одной из приоритетных в уходящем году. Каких результатов удалось добиться?

— Напомню, в прошлом году было много отравлений метанолом. Поэтому мы внесли законопроект, который был принят в первом чтении. Мы предлагаем увеличить до 15 лет уголовную ответственность изготовителей фальсифицированной водки, если от нее погибло два и более человека. Необходимо пресекать это на корню. Исходим из того, что максимум в феврале следующего года постараемся принять этот закон.

Читайте также:

• За незаконную продажу этилового спирта предлагают карать строже • Контроль за метанолом предлагают передать Минпромторгу

— Вы также предлагаете передать функции регулятора производства метанола Минпромторгу. Минздрав не справляется?

— Инициативу мы подготовили вместе с сенаторами. Сейчас регуляторика в этой сфере довольно архаичная. Всегда возникал вопрос: почему раньше тема была закреплена за Минздравом? Потому что это законодательные конструкции начала 90-х годов. На мой взгляд, нужно их менять. Минпромторг ранее предлагал ввести лицензирование, но на том этапе сказали, что это избыточно, потому что, с одной стороны, метанол — это яд, а с другой стороны — старое регулирование. Поэтому сейчас в Министерстве промышленности и торговли думают об этом вместе с нами. Так всегда — кажется, что простые вопросы, а когда начинаешь вскрывать нюансы с точки зрения регулирования, картина становится сложнее.

— На одном из круглых столов в качестве превентивной меры, чтобы люди не травились метанолом, предложили его подкрашивать. Если он и по цвету, и по запаху будет отличаться от питьевого спирта, все будут знать — это яд. Инициатива прижилась?

— Ответ экспертов такой: метанол в этом случае невозможно будет использовать при тех стандартных технологиях в производстве, в которых он используется по своему назначению. А у нас сегодня производство метанола и без того находится не в таком позитивном состоянии, как это было в допандемийный период. Потому что большую часть метилового спирта мы экспортировали в Европу. Сейчас окно возможностей находится под вопросом.

— В последнее время часто слышатся призывы завинтить гайки и в отношении медицинского спирта. С чем это связано?

— Дело в том, что сегодня в законах остаются лазейки, позволяющие создавать на основе медицинского спирта контрафактный продукт. Мы видим это по данным МВД, поступают сигналы от Росалкогольрегулирования. Это связано с возможным использованием оптовых закупок по линии отдельных структур. Называть их не буду. Мы подготовили законопроект вместе с коллегами из нашего комитета и комитета по контролю. Работали долго над ним. Как мне представляется, мы сейчас нашли то решение, которое позволит эти дырки в законодательстве закрыть. Думаю, в первые дни января с Правительством мы согласуем поправки. Остались отдельные нюансы. Потом будем законопроект вносить в Госдуму. Это позволит нам достичь серьезных результатов с точки зрения борьбы с контрафактом.

— Ранее законодатели предлагали сделать медицинский спирт подакцизным. Эта инициатива с вашим законопроектом как-то связана?

— Такой вариант тоже обсуждался, но он не был поддержан Министерством здравоохранения. Потому что для них это является неким увеличением цены, поэтому решили от этого отказаться. А мы, как я уже сказал ранее, попытались найти другое решение.