Когда в России подешевеет еда

Пока что на себестоимость сельхозпродукции негативно влияет низкая производительность техники

Когда в России подешевеет еда

Геннадий Кулик. Фото: Фотослужба Госдумы/Анна Исакова

Почему при рекордном урожае зерновых хлеб в стране не дешевеет, зачем государству поддерживать фермеров и когда в России можно будет говорить о настоящей продовольственной независимости, «Парламентской газете» рассказал член Комитета Госдумы по бюджету и налогам и автор недавно вышедшей в свет книги «Продовольственная безопасность: от зависимости к самостоятельности» Геннадий Кулик.

- Геннадий Васильевич, на чём в вашей работе сделан акцент?

- Работа посвящена не просто развитию сельского хозяйства России за 100 лет. Там можно найти ответы на самые острые вопросы по селу. В ней я предлагаю возможные решения современных актуальных вопросов, таких как перевооружение агропромышленного комплекса (АПК), развитие переработки сельхозпродукции, помощь малоимущим гражданам.

- Последний пункт очень интересен…

- В России 11 процентов населения находится за чертой бедности — это более 14 миллионов граждан, а когда Владимир Путин (Президент России. — Прим. ред.) только занял свой пост, таких людей было вообще 43 миллиона. Да, тенденция идёт на снижение. Но нам надо на государственном уровне внедрять свои программы помощи. И помощь эта, я уверен, должна быть точечной. Как решают этот вопрос, например, американцы? В США за чертой бедности проживают 47 миллионов человек, и там давно думают над тем, как им помочь. Например, разрабатывают программы школьного питания, обеспечивают детей молоком.

- Какие меры вы предлагаете для поддержки АПК?

 - В первую очередь — программу восстановления Нечерноземья, то есть приведение в порядок земли на западных границах России. Там в конце 1980-х годов производилось зерна, мяса и молока больше, чем сейчас. Значит, возможности для достижения результата есть. Просто мы забываем, что во время ельцинских реформ эта земля заросла лесом в 40 миллионов гектаров. И сейчас при всём желании президент и Правительство так быстро эту проблему не решат.

Например, в Краснодарском крае можно с гектара получить урожай в 60 центнеров, а в Омской области или Алтайском крае при всём желании таких показателей не будет никогда. Я согласен с тем, что нам нужно серьёзное уточнение распределения средств.

К тому времени как Владимир Путин стал главой государства, отрасль была полностью разрушена: в три раза сократилось поголовье скота, более 40 миллионов гектаров земли вообще не обрабатывалась, посевные площади сократились, а сбор зерна в 2000 году составил всего 65 миллионов тонн, но теперешние показатели нам известны — это более 128 миллионов тонн, что стало рекордом за всю историю российского земледелия.

- В книге вы пишете, что таких показателей впредь можно будет достичь, только если в равной степени поддерживать все формы организации производства…

- Это проще, чем кажется. Речь идёт о равенстве всех форм организации производства сельскохозяйственной продукции - крупных и средних предприятий, а также мелких хозяйств и личного подсобного хозяйства. Важно, что в бюджете на 2018 год была установка добавить на сельское хозяйство средств.

- При рассмотрении в Государственной Думе бюджета на три года сельскому хозяйству в 2018 году добавили 20 миллиардов рублей. Этих денег хватит на реализацию поставленных задач?

- По крайней мере, мы дали возможность регионам самим решать, в каких размерах и куда направлять субсидии. Ко второму чтению была внесена поправка о добавке на эти цели 11 миллиардов рублей. Остальные деньги пошли на инвестиционные цели, потому что сегодня нужно обеспечить и льготное кредитование всем тем объектам, которые строились с льготным кредитованием до 1 января 2017 года и после, а также компенсировать банкам средства, затраченные на строительство сельхозинфраструктуры. В 2017 году нам пришлось направить туда 57 миллиардов рублей, но даже это пока всех проблем не решает, поскольку многие объекты, которые были готовы к тому, чтобы начать их строить, пока не тронуты.

- Рассчитываете на скорое уточнение бюджета 2018 года?

- Честно говоря, да. Сельское хозяйство стало динамично развиваться, да и инвесторы видят, что государство вкладывает средства в развитие сельского хозяйства. В это же время многие крупные компании тоже приободрились и стараются производить большое количество продукции, а также финансировать своими средствами предприятия, широко использующие кредиты.

Считаю, что ресурсы, которые получило сельское хозяйство, — это результат реализации программы президента, и они сработают на увеличение производства.

- Председатель Госдумы Вячеслав Володин не раз отмечал, что процесс распределения субсидий между регионам неравномерен и больше денег получают плодородные субъекты, а другие остаются не у дел. Как, на ваш взгляд, нужно распределять средства в данном случае?

- Мы в первую очередь ждём от субъектов объяснений, насколько эффективно они могут использовать деньги. Сравнивая регионы по уровню плодородия земель, по географическому расположению и зная объёмы их производства, сейчас зачастую средства выделяют всё равно, не учитывая эти показатели.

 Мы же решили доводить средства до регионов с учётом объёмов их ВВП и потенциальных возможностей. Например, в Краснодарском крае можно с гектара получить урожай в 60 центнеров, а в Омской области или Алтайском крае при всём желании таких показателей не будет никогда. Я согласен с тем, что нам нужно серьёзное уточнение распределения средств.

- Когда можно будет говорить о российской продовольственной независимости?

- Смело и громко — тогда, когда наша продукция не будет по качеству уступать западной и станет доступной для потребителей. Кроме того, нужно развивать возделывание тех культур, которые пока нам малодоступны — сои например.

Важно также не только собирать рекордные урожаи зерна, но и иметь возможность его хранить, перерабатывать, производить макароны, муку и продавать всё это на экспорт.

- Может быть, начать со снижения цен на хлеб внутри страны для начала?

- Не нужно искать прямую зависимость от количества тонн собранного зерна и удешевления в магазине хлебобулочных изделий. Тут работают простые экономические принципы: если в стране есть инфляция и она выше, чем рост необходимых затрат на внедрение новой агротехники, то удорожание будет продолжаться, снижения цен не будет. Даже, наоборот, возможно их повышение на отдельные продукты.

К сожалению, сегодня техническая вооружённость сельского хозяйства является слабым звеном, и в ближайшие годы главные усилия будут направлены именно на то, чтобы перевооружить сельское хозяйство. Нагрузки на машины остаются высокими, а производительность у них низкая, и поэтому дорожает себестоимость продуктов.

 - Как выходить из положения?

- Считаю, необходимо объединить малые предприятия в кооперативы, чтобы фермеры тоже могли противостоять крупным магазинам и выступать на рынке, так сказать, единым кулаком. То есть именно фермеры должны заниматься и производством, и заготовкой, и хранением, и переработкой, и реализацией продукции.


Просмотров 776

04.12.2017

Популярно в соцсетях