Эксперт рассказал, что будет с ценами на российскую нефть

Эксперт рассказал, что будет с ценами на российскую нефть

ФОТО: ТИМУР ХАНОВ / ПГ

К падению нефтяных котировок привёл сбой механизма хеджирования на бирже, который произошёл из-за пандемии коронавируса, заявил в комментарии “Парламентской газете” ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Михаил Беляев. По прогнозу эксперта, цены на нефть Urals могут вернуться на комфортный для России уровень в ближайшие два месяца.

В понедельник стоимость майского фьючерса на нефть американской марки WTI рухнула до 0,01 доллара за баррель, после чего ушла в отрицательную зону и достигла отметки минус 55,33 доллара за баррель.

“Обычно механизм хеджирования (то есть заключения противоположной сделки на продажу такого же количества нефти по той же цене) позволяет в любом случае сохранить свои позиции. Если вы проиграете по одному контракту, то выиграете по другому. При этом поставка нефти требуется только по одному контракту из двух. И раньше можно было выполнить поставку по одному контракту, а по второму заплатить небольшую биржевую разницу. Этот механизм работал, — сказал Михаил Беляев. — А тут, в условиях пандемии коронавируса, этот механизм дал сбой. Потому что выяснилось: физический спрос упал. Он сократился и в США (что мы видим по индексу нефти WTI), и в Китае. Таким образом, сжался как спрос по реальным поставкам нефти, так и по вот этим фьючерсным контрактам. Всё сошлось, и система обвалилась. По-биржевому это называется “корнер”, то есть угол, тупик. Но из него есть быстрый выход, и мы уже видим, что нефть начинает дорожать”.

Беляев отметил, что внутренние цены устроены таким образом, что они “как пешки на доске — назад не ходят”. “Если уж они закрепились на каком-то уровне, то максимум снижения, на который можно рассчитывать, — 10%, не больше. Внешние цены на внутреннюю ситуацию в нашей стране влияют очень слабо, — считает Михаил Беляев. — И потому, что нефтяники занимают монопольное положение на рынке, и потому, что, как они говорят, цена сырой нефти в конечном продукте составляет 7 — 10%”. Поэтому колебания сырой нефти не особенно влияют на цены конечного продукта, полагает экономист.

При этом он заметил, что есть и более оптимистичный момент. “То, что упало, — это котировки по техасской нефти. Ведь здесь играют роль не только биржевые, “бумажные” цены — всё упирается также в реальный хозяйственный оборот. Техасская нефть наткнулась на сокращение спроса в США и в Китае”, — сказал эксперт. “Российская нефть Urals потребляется внутри нашей страны и есть экспорт. Мы в основном ориентированы на Китай. А Китай уже начинает подниматься, выходит на свои прежние уровни потребления — и это будет влиять на цены на нашу нефть в оптимистическом ключе. Нам есть, куда продавать по тем ценам, которые были до кризиса”, — добавил Михаил Беляев.

Он также призвал понимать, “что нефть разная — и рынки разные”. “Хотя мы и склонны мешать всё в одну кучу, но тем не менее это разделение определяет принципиально разные позиции и перспективы. То есть ситуация у нас такая: оптовые промышленные поставки нефти вернутся к прежним объёмам, когда Китай выйдет на докризисный уровень потребления, — пояснил Беляев. — А поскольку он развивается достаточно динамично, это будет, я думаю, через месяц-два. Китай вытянет цены на нефть Urals на тот уровень, который будет если и не комфортным, но привычным для нас”.

Говоря о цене на бензин, Беляев отметил, что нельзя однозначно сказать, что бензин подорожает, но то, что он не подешевеет, — это совершенно точно. “А если и подешевеет, то на такую незначительную величину, которая потребителю будет незаметна”, — добавил экономист.

Просмотров 3596

22.04.2020 16:26