Все о пенсиях в России

вчераКраснов: В конце 2023 года 69 тысяч россиян не получили пенсию из-за сбоя

вчераКак узнать размер будущей пенсии

два дня назадЧто потребуется для выхода на пенсию в 2024 году

«Большая химия» против пчел: кто победит?

Почему у сладкой пчеловодческой отрасли горький «химический» привкус

14.03.2023 09:00

Автор: Олег Дзюба

«Большая химия» против пчел: кто победит?
  © pxhere.com

Депутаты Тюменской областной думы предложили скорректировать требования, усиливающие меры безопасности при обработке земель пестицидами и ядохимикатами. Поправки, предложенные ими в Закон «О пчеловодстве в Российской Федерации», на первый взгляд относятся только к самой «сладкой» отрасли сельского хозяйства — пчеловодству. Фактически документ, первое чтение которого в Госдуме запланировано в весеннюю сессию, предлагает ужесточить требования к обеспечению безопасности людей и окружающей среды при проведении химической обработки и берет под защиту не только пчел, но и домашний скот и людей.

Минимум три дня, максимум десять

Согласно действующему закону, перед использованием химических средств защиты и подкормки растений необходимо не менее чем за три дня оповестить об этом жителей населенных пунктов, расположенных не далее 7 километров от границ земель, подлежащих обработке.

Санитарные правила и нормы, действующие с 2021 года, ужесточили требования к срокам, увеличив предельный срок оповещения до пяти календарных дней. Однако так поступают далеко не все фермеры и сельхозпредприятия, рассказал нашему изданию о проблеме председатель комитета по аграрным вопросам и земельным отношениям Тюменской облдумы Владимир Ковин. Пекущиеся прежде всего о прибыли представители агробизнеса  нашли лазейку, позволяющую оповещать о таких «химических» акциях всего лишь раз в сезон. Заявив о своих намерениях по весне, потом можно распылять все что угодно без разбора и оповещений все лето.

Обычно агропредприниматели, не утруждающие себя чрезмерными, по их мнению, обязательствами перед человеком и природой, ограничиваются публикацией объявления, в котором называются сроки обработки — с последних чисел мая до начала августа, указанием метода обработки и сообщения о классах опасности препаратов. В завершение содержится призыв или просьба вывезти пасеку в безопасное место, отстоящее минимум на семь километров от зоны опыления, или не давать пчелам покидать ульи.

Так что требования закона с виду соблюдены, констатирует тюменский законодатель, хотя никто еще не ответил на явно напрашивающийся вопрос, каким образом можно удержать пчел в их домиках минимум на два месяца и не погубить при этом.

Снять эту проблему и призван законопроект Тюменской областной думы, предлагающий узаконить норму, по которой подобные предупреждения должны быть даны не ранее чем за десять дней и не позднее чем за три дня до начала «химической» операции. Причем полностью исключают попытки растянуть сроки обработки на весь летний сезон, не утруждая себя новыми предостережениями.

Читайте также:

• В Госдуме предложили дать льготы пчеловодам

Для отравы все едины

Тюменщина в массовом сознании ассоциируется прежде всего с нефтяными вышками и трубопроводами. Однако область является в то же время и территорией развитого агрокомплекса, а продукция ее фермеров и сельхозпредприятий известна не только местным жителям, но даже в далеких от Сибири субъектах Федерации и за рубежом.

«Семенной картофель из Тюменщины идет даже в куда более благополучную по климатическим условиям Ростовскую область, — заметил Владимир Ковин. — Одним только рапсом, который не только масличное растение, но и медонос, занято 50 тысяч гектаров. А сколько ягодных мест на юге области! Кто ж их опылит, если не пчелы! Хотя и сельское хозяйство без химической обработки посевов обойтись не может. Но, увы, ядохимикаты не разбирают, где полезные насекомые, где вредители… И самое главное — мы забыли, что не в одних пчелах дело. Близ полей живут люди, которых и необходимо оповещать о предстоящей химобработке в первую очередь».

Тюменский депутат напоминает, что препараты 1-го и 2-го классов опасны не только для пчел, они и для людей не безвредны. Однако на практике оказалось, что аграрники исхитряются оповещать и пчеловодов, и население раз в сезон! А каждая культура имеет свои сроки и параметры проведения обработки — подкормки, прополки и так далее. Пчелам приходится несладко. Но и людям горько.

«У нас были случаи, когда сельхозпредприятия поступали вроде бы по закону, а на самом деле никому не на пользу, — вспоминает Ковин. — Особенно много шума наделал инцидент в Ялуторовском районе. Там до вызовов скорой помощи дошло, народ опасался овощи со своих же огородов на стол подавать».

В области не раз проводили круглые столы на эту тему, рассказал депутат, рассматривали массовые обращения тюменских пчеловодов. Потому когда в областную думу поступило обращение Общероссийской общественной организации «Промышленные пчеловоды России», областные законодатели и решили на федеральном уровне уточнить действующий закон. И установить не только минимальный срок оповещения, но и — главное — предельный.

Уже в феврале тюменский законопроект получил положительный отзыв Правительства России. Не обошлось, правда, без замечаний, отметил Ковин, но практически все они носят технический характер. Принципиальных возражений нет.

Проблема не только российская

В последние годы по всему миру зафиксировано уменьшение численности пчел. Этот тревожный процесс наблюдается во многих странах, и, к сожалению, он не обходит Россию.

«Факторов, влияющих на это, много, но одна из главных причин объясняется бесконтрольным использованием пестицидов и ядохимикатов, — пояснил нашему изданию заместитель председателя Комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Олег Лебедев. — Между тем пчелы — это не только мед и другие продукты этой древнейшей отрасли. Пчелы напрямую влияют на урожайность и, опыляя растения, ощутимо влияют на показатели хозяйств. В относительно недавнем прошлом любой колхоз или совхоз непременно заводил пасеку».

Доказано, напоминает депутат, что без содействия этих полезных насекомых крестьяне теряли по меньшей мере пятую часть плодовитости фруктовых деревьев. Применительно же к другим культурам, например к клеверу, специалисты говорят о влиянии соседства с пасекой даже на стопроцентное увеличению отдачи поля».

Олег Лебедев © Игорь Самохвалов/ПГ

Бесконтрольность в увлечении пестицидами и агроядохимикатами в первую очередь губит пчел. Но препараты, которыми крупные хозяйства и фермеры опыляют поля своих сельхозкультур, например рапс, насекомыми не ограничиваются, а попутно истребляют диких животных и птиц.

«Эту проблему нельзя сводить к бедам одних только пчеловодов, — считает Олег Лебедев. — Химикаты попадают в водоемы, загрязняют пляжи… По сути дела речь о нарушении прав граждан на окружающую среду. К сожалению, мы сталкиваемся с ситуацией, когда аграрники попросту игнорируют интересы пчеловодов. Найти справедливости в суде отнюдь не просто — возможности агропредприятий и отдельных пчеловодов просто несравнимы: с одной стороны крупный агрохолдинг, а с другой — пасечник с десятью ульями».

По его словам, ситуация все же не такая уж и безнадежная. Самому депутату года  полтора назад пришлось заниматься ситуацией в Ростовской области, где пчеловоду все же удалось выиграть дело и добиться компенсации от влиятельной сельхозфирмы. Так был создан прецедент, на который теперь вправе ориентироваться суды в других регионах, уверен Лебедев.

«Горькая» проблема

Инициативу Тюменской облдумы одобрили все четыре пчеловодческих союза, действующие в России. На проходившем в конце минувшего года в Вологде круглом столе, собравшем более двухсот представителей «сладкой» отрасли со всего северо-запада страны, включая Мурманскую область, этот законопроект получил абсолютную поддержку. За его принятие выступает и Комитет Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды, подчеркнул Олег Лебедев.

Актуальность внесенного тюменцами законопроекта подтвердили и в палате регионов. По словам первого зампредседателя Комитета Совета Федерации по аграрно-производственной политике и природопользованию Сергея Митина, документ призван защитить интересы и безопасность как пчеловодов и пчел, так и людей, живущих близ полей, подлежащих «атаке» пестицидами и ядохимикатами.

«К сожалению, сегодня негативных примеров формального подхода к извещению жителей семикилометровой зоны о предстоящей химической обработке сельхозкультур долго искать не приходится, — отмечает сенатор. — Так, в Ставропольском крае, борясь с грызунами, опылили поля такими препаратами, что с последствиями разбирается и Генеральная прокуратура, и Росприроднадзор, и Роспотребнадзор».

Сергей Митин © пресс-служба Совета Федерации

Впрочем, даже при условии одобрения документа российским парламентом проблема грамотного и разумного применения «достижений» большой химии остается. При всей заманчивости мечтаний о полном переходе к «зеленым» технологиям в ближайшие годы рассчитывать на них не приходится.

«Чтобы обработкой посевов, плантаций, садов и прочих сельхозугодий занимались подготовленные и грамотные специалисты, а не кто угодно, — заявил нашему изданию председатель Союза пчеловодов России Валерий Капунин. - Химические средства защиты растений — своеобразное «оружие массового поражения». Существовавшая многие годы система «Сельхозхимии» действовала вполне эффективно. Многие негативные последствия бесконтрольности при использовании химсредств были при ней просто невозможны».

Эксперт прямо говорит о личностном факторе, который в аграрном секторе нередко выходит на первый план. По его наблюдениям, пчеловоды способны находить общий язык с соседями и коллегами по агробизнесу и избежать эксцессов, для классификации которых иной раз и слов не подберешь.

Ситуацию Капунин проиллюстрировал такой жизненной историей: «На Алтае произошел случай, когда некий фермер не поладил с соседом-пчеловодом. Договориться конфликтующие стороны не смогли, и считающий себя правым аграрий решил разобраться с недругом по своему немудреному разумению, то бишь с использованием последних достижений техники. Загрузив ядохимикатами купленный незадолго до конфликта квадрокоптер, он поднял беспилотник над пасекой и щедро опылил отравой владения соседа. Пчелы погибли, но доказательств злого умысла найти не удалось…»