Людям нужны сверхдешёвые кредиты

Если нет денег на покупки, экономика развиваться не может

Людям нужны сверхдешёвые кредиты  

Снизить ставки по всем видам кредитов, стимулируя тем самым потребительский бум, строже контролировать госкомпании и чиновников, не надеяться на нефть — таков рецепт выхода из кризиса члена Комитета Госдумы по финансовым рынкам Евгения Шулепова.

- Евгений Борисович, Минэкономразвития по итогам прошлого года ожидает сокращение ВВП на полпроцента. Почему так тормозим?

- Отвечу словами Владимира Путина, который считает, что причина торможения в наших внутренних проблемах, в дефиците инвестиционных ресурсов, современных технологий, профессиональных кадров, недостаточном развитии конкуренции, изъянах делового климата. Печально, что это не кажется критичным экономическому блоку нашего Правительства. Чиновники по-прежнему надеются, что цена на нефть вырастет и ситуация исправится. Но даже в этом случае России не пророчат быстрого и устойчивого роста, мы будем отставать от развитых стран.

- То есть мы ставим будущее страны в зависимость от внешних условий, на которые трудно влиять?

- Ну конечно! Наше будущее в первую очередь зависит от собственных усилий. Необходимо ставить сверхзадачи -  обеспечить темпы роста ВВП на уровне как минимум 6-8 процентов в год. И сделать это не за счёт роста цен на нефть! Только так можно мобилизовать ресурсы и значительно усилить наши позиции среди ведущих экономик мира на ближайшие  5 — 7 лет.

- Цель понятна. А как предлагаете ее достигать?

- Мировая экономическая наука давно ответила на вопрос, при каких условиях растёт рыночная экономика. Есть два основополагающих фактора, которые должны быть взаимоувязаны, - предложение и платёжеспособный спрос.

Если есть спрос, но нет предложения, наблюдается инфляция и рост импорта, поскольку люди и предприятия готовы платить любые деньги за нужные им товары. Есть предложение, а спроса нет — кризис перепроизводства, остановка и закрытие предприятий, безработица.

Чтобы нарастить предложение, нашим предпринимателям необходимы вполне конкретные вещи: доступные материальные ресурсы, энергоэффективные производственные мощности, оборотные средства, современные станки, оборудование и технологии, а также профессиональные кадры.  

Поэтому нужно кардинально упростить доступ предприятий и отдельных граждан к местным ресурсам, то есть к земле, пашне, лесе, нерудным строительным материалам. Также нужно по максимуму облегчить процедуру подключения новых объектов к инфраструктуре - воде, газу и электричеству.

- Так это вообще не зависит ни от внешних факторов, ни от цены на нефть. Это же чисто организационные вещи!

- Именно! Низкая эффективность государственного управления сегодня является главным тормозом экономического роста. К сожалению, зачастую бумаги у нас важнее людей и производственных процессов. А должно быть наоборот. Недопустимо, когда бюрократические проволочки не дают людям нормально работать и они вынуждены тратить время и деньги на получение разрешений для элементарных действий. Это наглядно демонстрирует ситуация в строительном бизнесе и производстве строительных материалов. Обеспеченность жильём у нас почти в два раза ниже, чем в европейских странах. И одна из причин — в зарегулированности доступа к земле и инфраструктуре. А меж тем строительная отрасль — это ещё один локомотив экономики.

Сегодня очевидно, что мир стоит на пороге новой технологической волны. В ближайшие годы, по многочисленным прогнозам, произойдёт революция в энергетике.  При этом опять же многие процессы в сфере внедрения инноваций зависят от качества и эффективности государственного управления. К примеру, программы обучения в госвузах, количество студентов на бюджетных местах и профили их подготовки должны исходить из потребностей новой экономики. Особый упор необходимо сделать на подготовку инженерных кадров, конструкторов, технологов, специалистов для IT-сферы. А для этого в наших школах необходимо повысить качество подготовки по математике, физике и информатике. Ещё одним источником инноваций может стать конверсия.

- Вы предлагаете опять на военных заводах кастрюли выпускать?

- Да, 30 лет назад у нас был неудачный опыт конверсии. Я в то время сам работал на Вологодском оптико-механическом заводе и руководил производством военной продукции. Помню, как нам навязывали вместо высокоточной оптики выпуск непрофильной продукции. Она получалась дорогой, то есть неконкурентоспособной по сравнению с зарубежными аналогами.

В сегодняшних условиях я предлагаю проводить конверсию с использованием современных бизнес-моделей и тех уникальных компетенций, которыми владеют наши предприятия ВПК.

Возьмём, к примеру, выпуск лидаров — оптических сканеров пространства. Они применяются во многих системах, в том числе в системах автопилотов электромобилей. А это сегодня одна из наиболее перспективных и быстроразвивающихся технологий. Совсем недавно Ford объявил о вложении 4,5 миллиарда долларов в электромобили, а Volkswagen намерен к 2025 году увеличить производство электромобилей до одного миллиона штук в год. Наш ВПК мог бы выпускать эти востребованные приборы на мировой рынок в рамках конверсии.

- А кто будет финансировать эти проекты?

- Нельзя добиться роста экономики без доступа предприятий к источникам финансирования. Например, ежегодно выделяются десятки миллиардов  бюджетных рублей на поддержку сельского хозяйства. Значительная часть этих средств идёт на компенсацию процентных ставок по кредитам и лизингу. То есть реальные деньги получают не сельхозпроизводители, а банки! Эти средства можно напрямую направить на покупку отечественной техники или строительство новых животноводческих комплексов.

Сделать это можно с помощью новых бизнес-моделей, например через вхождение в уставный капитал предприятий. Тогда государство обеспечит сохранность и целевое использование бюджетных ресурсов и получит рычаги для повышения продовольственной безопасности страны. Это наше предложение универсально и применимо для любой отрасли экономики.

Одновременно эта мера активизирует развитие в нашей стране фондового рынка — второго мощного источника финансирования модернизации промышленности. Перспектива привлечения государственных средств через продажу части акций подвигнет множество крупных компаний заняться подготовкой к выходу на биржу. А это требует повышения прозрачности деятельности и финансовой дисциплины, развития корпоративной культуры, в целом способствует развитию управления. В итоге такие компании станут привлекательны и для частных инвесторов.                     

- Евгений Борисович, представим, что все ваши предложения по развитию производства получили реальное воплощение, предприятия заработали на полную мощность. И допустим, военный завод выпустил миллионы лидаров. Кто их будет покупать? 

- Лидары и другую высокотехнологичную конкурентоспособную продукцию нужно продавать на мировом рынке. Следовательно, необходима поддержка экспорта. Но нужно поддерживать спрос и внутри страны. Решить проблему могут сверхдешёвые кредиты для населения. У нас в отличие от западных стран не удовлетворён спрос на многие базовые вещи. Мы отстаём по количеству автомобилей в расчёте на одну семью и среднему возрасту автопарка. Уступаем по обеспеченности жильём, его состоянию и оснащению элементарными удобствами.

Вспомните, когда в 2015 году на несколько процентов была снижена процентная ставка по ипотеке с государственной поддержкой, это значительно активизировало спрос на жильё и фактически позволило спасти строительный рынок. Убеждён, что процентные ставки по кредитам в нашей стране серьёзно завышены. К примеру, чистая прибыль Сбербанка в прошлом году по сравнению с 2015 годом увеличилась вдвое и достигла полутриллиона рублей. Поэтому ставки нужно снижать! Но чтобы не допустить инфляции, сверхдешёвые кредиты надо использовать обдуманно и аккуратно в комплексе с мерами по стимулированию предложения.

Кстати, к базовому потреблению относятся и услуги государства. Именно они определяют качество жизни. Нам остро не хватает хороших дорог, современных спортивных комплексов, детских садов, школ, больниц… Нам много чего нужно! И при этом срочно! Спрос есть, денег в регионах нет.

Поэтому необходимо пересмотреть межбюджетные отношения в пользу регионов и муниципалитетов. Например, передача только одного налога НДФЛ в полном объёме на уровень муниципалитетов способна в разы увеличить их инвестиционные программы. Эти деньги пойдут на строительство новых объектов, которые, как правило, осуществляют местные предприниматели. Такая мера способна за несколько лет преобразить наши города, в которых сегодня живёт большая часть населения России.

Кроме того, нужно совершенствовать механизмы работы государственных и федеральных целевых программ. Регионы и муниципалитеты тратят огромные усилия, чтобы попасть в программы, но при этом не имеют никаких гарантий получения средств. Условия программ, сроки и суммы их финансирования ежегодно меняются. Считаю, что с помощью целевых программ следует финансировать только уникальные комплексные проекты федерального масштаба. А относительно простые задачи, такие как строительство детских садов или школ, можно решить на местном уровне, если у муниципалитетов будет достаточно средств.

Госзаказ и госзакупки — это тоже очень мощный рычаг поддержки спроса, если деньги получают местные производители, а не различного рода посредники и компании, зарегистрированные в офшорах.

Также спрос может поддержать регулирование деятельности крупных государственных и частных компаний, наших монополий. К ним вообще много вопросов! Например, часто именно они разгоняют инфляцию, повышая тарифы и цены на свою продукцию. Эти факты должны жёстко пресекаться антимонопольными службами.


Просмотров 2585

08.02.2017

Популярно в соцсетях