Дефицит бюджета оплачивают регионы

Минфин наращивает централизацию доходов

Дефицит бюджета оплачивают регионы

Фото Славы Алахова / ТАСС

Совет Федерации обсудил во вторник малоприятную особенность проекта бюджета на 2017 год и на период до 2109 года: Минфин намерен сократить доходную часть региональных бюджетов, перераспределяя налоговые поступления и ужимая поддержку из Центра.

Дотации на условиях чиновников

Что вызывает беспокойство сенаторов? В первую очередь, намерение Минфина поставит в зависимость дотационную поддержку того или иного региона в зависимость от неких условий, которые будут определять, разумеется, чиновники федерального ведомства. Необходимо пояснить, что дотации имеют особый статус сравнительно с другими формами межбюджетных отношений. Это бюджетные средства, предоставляемые субъекту федерации на безвозмездной и безвозвратной основе, чтобы покрывать текущие расходы, причём без строгой целевой привязки. Иными словами, региональные власти вольны тратить деньги по своему усмотрению на наиболее острые и безотлагательные нужды. Экономический смысл дотаций в том, чтобы выравнивать уровень бюджетной обеспеченности гражданина России независимо от его места жительства: не всем везёт быть зарегистрированными в Москве или Ханты-Мансийске с их высоким уровнем доходов в силу высокой концентрации банковского капитала или природных ресурсов, а минимальный уровень социальной поддержки государство должно гарантировать вне зависимости от этих факторов. 515 миллиардов рублей бюджетных средств в 2016 году выделено на дотации регионам: Ставропольскому краю, Крыму, Камчатке, Якутии, Дагестану… А в 2017 году сумма увеличится до 615 миллиардов рублей.

Но с одной поправкой: теперь выделять деньги по этой статье будут, если соблюдены некие условия Минфина, регулируемые соответствующими соглашениями с дотационными регионами. Такое новшество, по мнению сенаторов, недопустимо. Евгений Бушмин, заместитель председателя Совета Федерации, подчеркнул, что дотации всегда указывались отдельной строкой в федеральном бюджете, что давало региональным властям возможность гарантированно учитывать эти деньги в бюджете субъекта без всяких сложностей. Совершенно определённо высказалась и Валентина Матвиенко, председатель Совета Федерации: дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов всегда были их собственными доходами безо всяких соглашений, которые Минфин должен подписывать, когда речь идёт о других формах взаимодействия между бюджетами – субвенциях, субсидиях, бюджетных кредитах. Было решено воздействовать на Минфин, подготовив соответствующее постановление Совета Федерации и направив его в Правительство.

Одной рукой даём, другой забираем

Почему же дело дошло до признания необходимым принять Постановление Совета Федерации – практически самый мощный инструмент воздействия на Правительство по частному случаю? Ведь, кажется, и Минфин увеличил на сто миллиардов рублей сумму дотаций, а в критикуемых сенаторами условиях и соглашениях всегда можно добиться компромисса? В том-то и дело, что случай не частный, а сто миллиардов рублей в плюсе с лихвой компенсируются минусами по другим статьям региональных расходов федерального бюджета: Минфин централизует один процент налога на прибыль организаций; увеличивает федеральную долю в транспортном налоге, который идет в дорожный фонд…

А главное, резко сокращает сумму бюджетных кредитов, которые призваны освободить регионы от удушающей зависимости от обязательств по высокопроцентным коммерческим займам. А ведь в эту банковскую удавку субъекты Федерации попали по вине Центра, который спускал в регионы социальные полномочия, не подкрепляя их финансированием. По оценке того же Минфина, консолидированная задолженность составляет около 2,3 триллиона рублей, в том числе около 33 процентов (650–700 миллиардов рублей) приходится на коммерческие банки. Теперь вместо 310 миллиардов рублей бюджетных кредитов ежегодно при ставке в 1,5 процента (вместо банковских 15–20 процентов) Минфин проектирует выделять регионам 250 миллиардов рублей на три года! Таких объёмов еле-еле хватит, чтобы обслуживать основное тело банковского долга, выплачивая проценты, а речи о том, чтобы погасить его, вести не приходится.

Так что щедрость Минфина вполне объяснима: одной рукой добавляют регионам сто миллиардов, пусть и обставленных некими условиями, зато другой рукой одним махом забирают более семисот миллиардов рублей. Действия эти лежат в общей логике проекта бюджета: у правительственных финансистов главная задача – сократить его дефицит, от этого зависит оценка их деловых и профессиональных качеств. Как это скажется на экономических показателях вообще и на состоянии регионов в частности, разработчиков бюджета волнует во вторую очередь: эти цели – не в их зоне ответственности. Можно было бы согласиться и с такой ситуацией, если была бы уверенность в том, что социально-экономический блок Правительства сумеет более эффективно распорядиться централизованными доходами. Однако опыт последних лет свидетельствует, что наивно надеяться на такие перспективы: если в чём и преуспели правительственные экономисты-управленцы, так это в том, что неэффективные расходы бюджета из года в год растут. Вплоть до того, что президент Путин своим решением вынужден останавливать финансирование наиболее одиозных проектов (Особые экономические зоны).

Подобных прецедентов на региональном уровне не зафиксировано. Может быть, потому, что руководители субъектов Федерации не отделены от своих избирателей и сограждан министерскими стенами и многокилометровым расстоянием «от Москвы до самых до окраин» и первыми ощущают на себе растущую социальную напряжённость.

Просмотров 2649

29.11.2016 16:04