Газпром и Центробанк опровергают законы экономики

Прибыль монополии упала в 2,25 раза, выплаты 17 членам правления выросли до 2 миллиардов

Законы экономики, может быть, и объективны, но несовершенны, хорошо бы их подправлять время от времени. К такому выводу приходишь, проанализировав две новости  прошлой недели из самых верхов российской экономики.

Народ  работает плохо, получает много

Сначала в очередной раз порадовала Эльвира Набиуллина, председатель ЦБ РФ. На парламентских слушаниях она высказала серьёзные опасения, что инфляцию могут разогнать слишком высокие выплаты работникам. По её словам, зарплаты начали расти слишком быстро, опережая рост производительности труда. А это, как изящно выразилась Эльвира Сахипзадовна, «создаёт инфляционные эффекты». Спору нет, такая зависимость может прослеживаться. Но откуда, на основе каких данных главный банкир сделала такие глобальные выводы? Официальная статистика рисует совершенно другую картинку: валовый внутренний продукт (всё, что произвела экономика) за 9 месяцев упал всего на 0,7 процента, а реальные доходы населения за тот же период стали меньше на 8,3 процента. Так что всё обстоит ровно наоборот: люди работают, не получая адекватную производительности оплату труда, их доходы падают кратно быстрее ВВП.

Но что же всё-таки поддерживает  инфляцию, несмотря на все усилия Центробанка, ведь она должна стремиться к нулю в ситуации, когда абсолютное большинство населения получает меньше денег и не способно поддерживать высокие цены? Ответ прост: денежно-кредитная политика ЦБ РФ, который при запретительной ключевой ставке в 10 процентов лишает реальный сектор экономики возможности развиваться. Что происходит на конкретном предприятии, у которого нет денег, чтобы поддерживать производство? Сокращается его объём. Сокращение объёма повышает себестоимость единицы продукции и, соответственно,  его оптовую и розничную цены, раскручивая инфляцию.  Такую объективную зависимость цены от объёмов производства изучают на первых курсах экономических факультетов и у нас, и за рубежом со времён, наверное, Генри Форда, который организовал массовое конвейерное производство «жестянки Лиззи» (Форда-Т) и обошёл всех конкурентов благодаря низкой себестоимости.  Жаль, что Форд не занимался банковским бизнесом. Тогда, наверное, его опыт учитывали бы и в нашем ЦБ.

Миллиардеры на убытках

Впрочем, рискну предположить, что, рассуждая о том, что инфляция провоцируется опережающим ростом выплат, Эльвира Набиуллина имела в виду вполне конкретные платёжные ведомости собственного ведомства, а также Газпрома. Напомню, что "Парламентская газета" уже писала, как руководители ЦБ повысили доходы по месту службы в размерах, значительно превышающих уровень инфляции, что выглядит несколько нелогично и крайне неэтично в беднеющей стране, а с экономической точки зрения как раз и создаёт те самые «инфляционные эффекты», которых опасается Набиуллина.

Но и Центробанку, оказывается,  далеко до высших управленцев  государственной корпорации «Газпром»: доходы 17 членов правления монополии, как сообщает ТАСС, выросли за 9 месяцев  сравнительно с аналогичным периодом 2015 года на 22,3 процента и составили 2 миллиарда 128 миллионов рублей, что эквивалентно сумме 10 тысяч годовых пенсий среднего россиянина. И всё бы ничего, если бы такие выплаты базировались, как требует глава ЦБ, на промышленном росте и, соответственно, увеличившейся прибыли. Так нет, вопреки экономическим законам, согласно которым материальное вознаграждение прямо зависит от роста производительности труда, газпромовские миллиардеры увеличили выплаты на фоне абсолютно провальных убыточных показателей. Чистая прибыль вверенной им компании, по информации ТАСС, за тот же период упала в 2,25 раза, со 170 до 75 миллиардов рублей, прибыль от продаж снизилась в 2,8 раза, а добыча газа – на 9 процентов. Повышать себе зарплату и, более того, наращивать премии с убытков – это что-то уникальное в экономической практике, тем более рыночной, в которой, как известно, главенствует принцип, в простонародном изложении звучащий грубовато: «как потопаешь, так и полопаешь». Правда, есть у газовиков и показатели со знаком плюс: рост внутренних цен на газ для конечных потребителей. В 2016 году, по данным Минэкономразвития, он составил 4 процента, а в 2017 году – и того меньше, обещают всего 3 процента, во что, правда, верится с трудом. Конечно, не двузначные числа роста зарплат газовых начальников, но платить за газ будут все. Так что хватит на новые рекорды по доходам для правления Газпрома. Вопреки экономическим и нравственным законам.



Автор: Юрий Скиданов

Ещё материалы: Юрий Скиданов

Просмотров 8592

18.11.2016

Популярно в соцсетях