Памятник как источник дохода

Реставрация в России станет видом экономической деятельности

В Минэкономразвития завершается согласование документов, которые позволят реставрации войти в Общероссийский классификатор видов экономической деятельности. Как сообщили в Союзе реставраторов России, «перспективы самые радужные» — документы (коды) могут быть приняты уже к концу года. А в Совете Федерации уже готов проект поправок на осеннюю сессию, которые должны ускорить процесс преобразования реставрации в неотъемлемую часть национальной экономики.

Реставрация выбирается из-под строительного ига

Восстановление объектов культурного наследия никогда не ассоциировалось в нашей стране с пополнением госказны. Всё было как раз наоборот: реставрация памятников всегда была связана с расходами, причём немалыми. Между тем в Италии, Испании, Франции, других странах Европы памятники традиционно работают на пополнение бюджета.

 

Сейчас ситуация кардинально меняется: впервые в истории России реставрация может стать одним из видов экономической деятельности. «Мы разработали нормативно-правовую базу, на которую необходимо опираться, чтобы попасть в Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД). У отечественной реставрации такой базы в советское время не было! И это несмотря на то, что успехи наших специалистов — Льва Давида, Бориса Подъяпольского, Петра Барановского и многих других — не только не уступали, но и превосходили достижения коллег из Европы», — отметил президент Союза реставраторов России Вячеслав Фатин.

Фундаментом нормативной работы стали ГОСТы, а «локомотивом» работы над ними выступили специалисты Центральных научно-реставрационных проектных мастерских во главе с архитектором Сергеем Куликовым и в тесном сотрудничестве с Минкультуры РФ и Росстандартом. Сегодня разработано 19 ГОСТов, которых в перспективе должно быть около 50. Именно это позволило юридически оформить реставрацию как отрасль и открыло для неё путь к попаданию в ОКВЭД. Заметим, что многими специалистами это событие воспринимается как избавление от «строительного ига»: многие годы реставрация в правовом плане дрейфовала в сторону строительной отрасли и в результате оказалась к ней «привязана». Так, средняя зарплата реставратора вычисляется, исходя из средней зарплаты строителя, помноженной на некий повышающий коэффициент (сегодня мало кто вспомнит, кем и когда этот коэффициент был установлен).

Специалисты уверены — «самостоятельность» реставрации позволит наконец-то наладить статистику. Это касается не только точного количества объектов культурного наследия, нуждающихся в реставрации, или учёта производственных мощностей (например, по производству реставрационного кирпича), но и более чувствительных материй. Например, точного определения сумм, которые тратит на реставрацию государство. «Сейчас сметы реставрационных расходов представляют собой некий вакуум. Нормативно-установленные расценки в реставрационной отрасли определены на уровне 1984 года, и для проведения «инвентаризации» расценок необходимо включение реставрации в ОКВЭД», — заявил президент Союза реставраторов России Вячеслав Фатин.

 

Эстетика как двигатель экономики

Памятник или сумма памятников формируют среду, которая привлекает  людей, способных что-то создавать. Как подчеркнул главный архитектор Центральных научно-реставрационных проектных мастерских Сергей Куликов, в такой среде происходят процессы, которые воспитывают вкус к красоте, и это напрямую влияет на экономику: «У нас в стране этому не придают должного внимания в отличие, скажем, от Италии. Известно, что эта богатейшая на памятники страна мира славится своими дизайнерами не только интерьеров, но и одежды, автомобилей. Их успех, и это подтверждают исследования, основан на том, что воспитывались мастера дизайна на эстетике своего культурного наследия. Теперь их работа приносит  огромный доход и им самим, и в бюджет страны. И в нашей стране такой потенциал есть — он огромен, но почему-то не используется».

 

В России много исторических городов, которые не утратили своей неповторимой прелести. Это Кострома, Кинешма, Нерехта, Гороховец, который может пополнить список Всемирного наследия ЮНЕСКО, отдельные районы Рыбинска, Ярославля, Омска, Новосибирска, Иркутска с его неповторимым деревянным кварталом. Список можно продолжать. Есть и города с более «молодой» архитектурой, но уже с зарекомендовавшей себя культурной эстетикой  (например, Хабаровск), и незаметные и многим пока неизвестные «жемчужинки», которые развиваются по лекалам курортных местечек той же Италии и Испании. «При помощи реставраторов создаётся комфортная среда проживания, развивается сфера услуг — гостничный бизнес, точки питания и так далее. В этой связи сохранение памятников культуры — это, безусловно, экономическая деятельность. При сохранении подлинности памятника реставрация стимулирует экономическое развитие», — убеждён Сергей Куликов.

Создание комфортной среды проживания является пунктом одной из действующих госпрограмм. И с этой точки зрения реставрация должна была стать частью национальной экономики давно — в этом убеждён сенатор Сергей Рыбаков. Именно так, по его мнению, можно «отвязать» реставрацию от «стройки» и тем самым решить массу проблем. Например, то, что конкурс на реставрацию проводится по тем же правилам, что и на проведение строительных работ. «Мы в Совете Федерации уже подготовили текст соответствующих изменений и будем продвигать его в осеннюю сессию. Очевидно, что критерии конкурса на реставрацию должны отличаться. Для стройки главное — срок и цена, а для качественной реставрации это не может являться доминирующим критерием по определению. Сейчас у нас разыгрывается конкурс, и уже до конца года нужно сдать проект работ. Если при возведении здания «с нуля» это возможно, то высококачественный реставрационный проект разработать за 3-5 месяцев нереально — об этом знает любой профессионал! Например, раскопки показывают, что здание охватывало большую территорию, чем предполагалось. А это уже другие объёмы работ, другие расходы, надо изменять проект, техзадание… Никто не говорит о том, что реставрировать стоит вечно, но такая «гонка» явно не идёт на пользу делу сохранения памятников», — сказал Сергей Рыбаков и напомнил, что в советское время проекты реставрации некоторых памятников готовились от 3 до 5 лет.

 

Ответственность за проект может стать персональной

Другая проблема заключается в том, что сегодня лицензии на реставрационную деятельность имеют большое количество организаций, в которых может не быть ни одного архитектора-реставратора. Соответственно, такие конторы нанимают субподрядчиков на проведение научных исследований и разработку архитектурных решений, то есть на те работы, по которым и проводился конкурс! Именно поэтому законодатели предлагают ограничить количество работ, которые можно отдавать на субподряд (например, не более 40 процентов от всего объёма реставрации), или запретить нанимать посредников на профильные направления. Ещё одно связанное с этим существенное изменение, предлагаемое профильным комитетом Совета Федерации, — ввести персональную ответственность конкретных реставраторов за исполнение проектов. Такой механизм сейчас активно обсуждается в среде архитекторов, а в археологии это уже частично решено (открытый лист на раскопки выдаётся не юрлицу, а конкретному археологу). «Если реставратор подписал проект, то именно он должен получать и славу в случае успеха, и санкции в случае ошибки. Как врач, который лично отвечает за результат операции», — уверен Сергей Рыбаков.

 

Также предлагается наделить Минкультуры правом проводить свою экспертизу реставрационных проектов — сегодня они направляются на общую для всех госэкспертизу, хотя участие в ней требует от реставраторов массы формальных требований, никак не связанных непосредственно с реставрацией. Кстати, изменить порядок экспертной оценки проектов реставрации впервые предложили сами реставраторы. И сегодня сообщество «хранителей памятников» довольно активно предлагает корректировки в законодательство. Одно из последних — координировать действия реставраторов и властей так, чтобы восстанавливаемые памятники уже являлись частью заранее продуманных туристические маршрутов. «Если бы мы так поступали, то мы могли бы добиться хорошего эффекта. Пример Выборга, где впервые реализуется концепция комплексного сохранения исторической части города, в этом плане показателен — все стараются проехать его транзитом по пути в Финляндию, так как пространство культурного наследия там пока не обустроено. Хотя памятники выборгской земли, включающие в себя объекты сразу трёх эпох, уникальны и наверняка привлекут в будущем тысячи туристов», — убеждён президент Союза реставраторов Вячеслав Фатин.


Просмотров 3773

29.08.2016

Популярно в соцсетях