Юань теснит доллар. Рубль в выигрыше

ЦБ Китая показывает пример валютного регулирования

Начало недели принесло информацию из Пекина: Народный банк Китая ослабил курс юаня к доллару до 6 6,940, что стало минимальным показателем с ноября 2010 года. А всего месяц назад, 20 июня, тот же Народный банк поднял курс национальной валюты на 0,52 процента, достигнув максимума с начала года. А в январе 2016 юань был официально снижен до 6,65 за доллар…

Неважно, сильна или слаба валюта

Этот перечень взлётов-падений юаня можно продолжать долго, но проще обозначить суть такой политики главного регулятора китайской денежно-финансовой системы: Народный банк Китая прагматично не придерживается догмы-фетиша о том, что национальная валюта должна быть крепкой, а её девальвация невозможна, ибо может привести к инфляции. Если конъюнктура мирового финансового рынка диктует необходимость ослабить юань — Китай делает это, и наоборот — если есть возможность привлечь, к примеру, спекулятивные вложения в крепнущий юань — курс его повышают. Результаты этой политики наглядно отражаются на состоянии экономики Китая, которая неизменно растёт, выдерживая плановые темпы в  6,5 -7 процентов в год, несмотря на определённые трудности.

Чем сейчас вызвано резкое снижение курса юаня? Бесспорно, необходимостью поддержать отечественный экспорт в тот момент, когда доллар укрепляется по причине того, что валютные спекулянты и «портфельные инвесторы» перебрасывают свои средства из евро и выводят активы из экономики Великобритании. Китай до упора отрабатывает последствия выхода Лондона из Евросоюза. Крепнущий доллар, во-первых, обуславливает снижение нефтяных котировок, а во-вторых — снижает экспортную и внутреннюю конкурентоспособность американской экономики. Подсчитано, что с учётом объёма китайского экспорта — около 2 триллионов 300 миллиардов долларов в 2015 году — каждый процент падения юаня может увеличить экспорт примерно на одну десятую процента. Разумеется, за счёт других крупнейших экспортёров — США, Евросоюза, стран Юго-Восточной Азии, что и произошло в прошлом году: китайский экспорт в США увеличился на 3,4 процента, а  американский импорт упал на 6,5 процента. КНР уже превзошла США по объёмам внешней торговли, вытеснив американские товары с рынков развивающихся стран, и продолжает укреплять позиции: следующая цель, как заявил известный китайский экономист, в недавнем прошлом заместитель министра коммерции КНР Вэй Цзянго, — вывести юань на вторую позицию в мировой финансовой системе.

 А снижение нефтяных котировок по причине роста курса доллара к основным мировым валютам позволяет Пекину закупать и закачивать в хранилища гораздо больше сырой нефти, необходимой Китаю для того, чтобы вдвое увеличить ВВП к 2020 году, одновременно модернизировав топливный баланс и оздоровив экологию через сокращение потребления угля. Не случайно колебания юаня в основном приходятся на стыки кварталов и полугодий  — июнь, январь — это отражает плановый характер китайской экономики с её жесткой привязкой ко времени, начиная с долгосрочных плановых пятилеток.

И России будет полегче

Какие последствия управляемая девальвация юаня может принести России? В долгосрочном плане — самые положительные. Китай является стратегическим дружественным партнёром для нашей страны, с которым Россия намерена сформировать единое евразийское торгово-экономическое пространство, как было подтверждено в ходе недавнего визита Президента России в Пекин. Но есть и сиюминутные материальные выгоды. Оборот внешней торговли между нашими странами сократился в прошлом году на тридцать процентов: падение цен на нефть и западные санкции ограничили платёжеспособность российских потребителей китайской продукции. Между тем, КНР закрывает потребности отечественного потребительского рынка по очень многим позициям — от продовольствия до одежды, обуви, лекарств, автомобилей, электроники. И в этом смысле сотрудничество с Китаем позволяет российской экономике безболезненно переносить санкции США и их союзников, отказавшись, в свою очередь, от западного продовольственного импорта.

Подешевевший юань — это возможность закупать гораздо больше китайских товаров и продовольствия, а также оборудования и станков, что, несомненно, нарастит товарную массу и уменьшит инфляцию без ужесточения денежно-кредитной политики. То, что должен был бы делать российский Центробанк -  управлять курсом рубля, основываясь на информационных технологиях и комплексно анализируя мировую финансовую систему с целью наращивать производство и сокращать инфляцию, — косвенным образом через механизм экспортно-импортных операций делает Народный банк Китая, помогая российской экономике. Разумеется, не альтруистично. Пекин вышел на первое место среди покупателей российской нефти, получая свыше одного миллиона баррелей в сутки, и обеспечивает себе задел на будущее, участвуя в освоении богатых приполярных месторождений

углеводородов. Это, понятно, не нравится США: и действующий президент Обама, и оба кандидата в президенты будущего едины в своих оценках — Китай надо ограничивать, а юань — сдерживать, «правила мировой торговли должны устанавливать США, а не такие страны, как Китай». Только вот мощь у США  уже не та. На некоторые страны третьего мира еще худо-бедно влиять может, строить европейских союзников тоже пока получается, а Китай — не по Сеньке шапка.


Просмотров 1726

18.07.2016

Популярно в соцсетях