Деньги в стране есть, надо уметь их потратить

Министр Силуанов на ПМЭФ критично отозвался о финансовой политике при Кудрине

Маленькой сенсацией, могущей, однако, иметь большие последствия, я назвал бы высказывание министра финансов Антона Силуанова о финансовой политике «тучных лет» при Алексее Кудрине, возглавлявшем тогда ведомство.

Куда потратить — на заводы или школы?

Произошло это в первый день работы Петербургского международного экономического форума в ходе панельной дискуссии на тему «Особенности бюджета как инструмента экономической политики». Андрей Макаров, председатель Комитета Госдумы по бюджету и налогам и модератор дискуссии (кстати, блестяще, на мой взгляд, её проведший), задал Антону Силуанову вопрос, не завидует ли он Алексею Кудрину, в бытность которого министром финансов профицит бюджета достигал 10 процентов, и чтобы он ему, Кудрину, смог бы сказать. Ответ прозвучал такой: «Если с нынешних позиций оценивать ситуацию прошедших лет, всё становится на свои места… Нынешние условия стимулируют проводить те реформы структурные, которые раньше просто откладывались, а чего проводить реформы, если нефтегазовых денег поступает всё больше и больше… С деньгами, как говорится, каждый сможет, вы без денег попробуйте…». Напомним, именно при Кудрине начали выводить сверхдоходы от экспорта сырья в американские долговые обязательства вместо того, чтобы вкладывать в развитие отечественной экономики, в том числе и в структурную перестройку, развивая высокотехнологичные и конкурентные на мировом рынке отрасли, обеспечивающие независимость от импорта и экономическую самостоятельность России.

Случись так — и, возможно, на упомянутой панельной дискуссии обсуждали бы совсем другие темы, а не искали ответ на вопрос о том, как сформировать сбалансированный государственный бюджет с тем, чтобы его средства развивали экономику и повышали социальные стандарты граждан. При этом Андрей Макаров просил выступавших конкретно сформулировать, что их предложения дадут простым гражданам — пенсионерам, рабочим, учителям… Увы, таких ответов практически не было, хотя совершенно ясно одно — лучше вряд ли будет.

Скажем, открывший дискуссию Антон Силуанов откровенно сказал, что, по его мнению, главная проблема — бюджетный дефицит. Его отсутствие даст сигнал крупным западным и отечественным инвесторам — в российской экономике уменьшились риски и снова появилась возможность беспроблемно зарабатывать. Появятся инвестиционные ресурсы, начнёт расти экономика. Бездефицитный бюджет благотворно скажется на уровне инфляции, доступности банковских кредитов, возможностях кредитовать промышленность и село. Тогда можно будет и развивать социальные программы, повышать уровень жизни населения. А пока надо оптимизировать социальную поддержку, переходя к точечным её вариантам для наиболее нуждающихся групп населения.

Только вот, чтобы достичь бездефицитного состояния, необходимо улучшить собираемость налогов, сократить госрасходы, уйти от «серых зарплат»… Всё правильно, но не совсем конкретно: кто же, какие социальные слои заплатят за реформы и бездефицитный бюджет.

Были и другие точки зрения: Татьяна Голикова, председатель Счётной палаты, вспоминала, как в кризисном 2008 году в тяжелейших финансовых условиях по инициативе Владимира Путина повысили пенсии и отказались сокращать расходы на медицину. В результате повысился потребительский спрос и уже через полгода экономика пошла в рост.

А если поискать рубли?

Но так ли всё сложно с деньгами, их нехваткой, которой обосновывал необходимость ужесточить социальную политику на вчерашней дискуссии министр Силуанов? Денег в экономике хватает, считает банкир Андрей Клепач. Правительство предлагает снижать дефицит бюджета, заморозив зарплаты бюджетников и индексацию пенсий. Это не только усилит социальную напряжённость, но и ограничит возможности страны для развития вследствие падения уровня жизни населения. Другой шаг — урезать социальные статьи бюджета, которые и так мизерны сравнительно с западными: к примеру, расходы на медицину в США составляют 15-18 процентов бюджета, в Европе — 8-10, а Россия тратит на здоровье своих граждан 3,5 процента плюс 1 процент за медицинские услуги доплачивают сами россияне. Минимум на 1,5 процента надо повышать социальные бюджетные траты, считает Андрей Клепач. Где деньги? Их можно найти в банковской системе, в которой депозиты населения увеличиваются почти на два триллиона в год, предприятий — на триллион. Ресурсы эти оказываются не востребованными в виде кредитов в реальный сектор экономики: слишком высока процентная ставка, которую диктует Центробанк. Можно жить и работать при бюджетном дефиците с тем, чтобы через некоторое время перейти к его снижению, сделал вывод банкир.

Но мало найти деньги. Надо уметь их истратить. А с этим у Правительства, судя по выступлению Татьяны Голиковой, дела обстоят не совсем хорошо. Данные Счётной палаты с 2008 по 2015 год свидетельствуют, что государство вложило в экономику около 6 триллионов рублей в виде прямых инвестиций на сооружение объектов в рамках федеральных адресных инвестиционных программ. Результат оказался неожиданным: показатели исполнения каждый год падали примерно на пять процентов, подрядчики размещали неизрасходованные средства (дебиторскую задолженность) в коммерческих банках! На начало 2016 года около 3,3 триллиона рублей, (что с лихвой перекрывает нынешний бюджетный дефицит), таких государственных средств без движения лежали на депозитах! А ведь эти расходы, добавлю от себя, планировали в Минфине и Минэкономразвития. «Деньги в государстве есть, — заключила Татьяна Голикова, — но нет эффективных институтов управления этими деньгами». Это определение подтвердил и Александр Бречалов, сопредседатель Общероссийского Народного Фронта, оценив уровень неэффективности бюджетных расходов в 20 процентов! При таком показателе компенсировать бюджетный дефицит не удастся никакими новыми налогами и сокращением госрасходов…

Какой вывод из дебатов? Зарабатывать Россия может и умеет. А тратить — нет. Ресурсов, в том числе и финансовых, в стране хватает. Но распоряжаться ими, на мой взгляд, можно было бы и эффективнее, переступая через догмы и узковедомственные интересы, будь то необходимость любыми путями удерживать дефицит бюджета или бороться, невзирая ни на что, с инфляцией.


Просмотров 1008

17.06.2016

Популярно в соцсетях