Нефтяные цены готовятся к скачку

События в Китае стимулируют спрос на «чёрное золото»

Ушедшая неделя изобиловала событиями, раскручивающими валютно-нефтяную интригу. Сначала ряд «словесных интервенций» провели отечественные ньюсмейкеры, имеющие отношение к нефти. Речь шла о якобы достигнутых договорённостях с Саудовской Аравией о сокращении нефтедобычи. Эр-Рияд, правда, не подтвердил существование таких соглашений.

Чего стоит договор?

Однако в середине недели, как сообщило не всегда корректное в точности формулировок агентство Блумберг, Саудовская Аравия, Катар  и не входящие в ОПЕК Россия и Венесуэла договорились заморозить объём нефти, добываемой этой четвёркой, на уровне 11 января текущего года. То есть примерно 10,2 миллиона баррелей для Саудовской Аравии и примерно 10,9 миллиона — для России. Если это так, то, бесспорно, подобное соглашение весьма выгодно для нас, ведь отечественные нефтяники достигли практически максимума производства и наращивать добычу сколь-нибудь существенно уже не могут.

На фоне этих событий нефть выросла почти на 10 процентов, достигая в моменте цены в 36,15 доллара за баррель смеси Брент, соответственно, доллар падал до 74,5 рубля. Можно только предполагать, насколько обогатились отечественные и международные валютные спекулянты, обладающие инсайдерской информацией. Однако радовались они недолго: после сообщений о том, что Иран, рвущийся после санкций на мировой рынок нефти, приветствовал эти договорённости, но не присоединился к ним, стало ясно, что предполагаемая заморозка котировок весьма условна и неустойчива. В самом деле, «честное слово», — а документальной фиксации соглашения не было, судя по отсутствию информации о таковой, — не самая надёжная гарантия. Если даже члены ОПЕК,  едва договорившись о квоте суточной добычи в 30 миллионов баррелей, на следующий день её превышают на полтора миллиона, то что говорить о неких устных обещаниях?  Да и Иран неоднократно заявлял, что намерен нарастить добычу и экспорт нефти как минимум до досанкционных полутора миллиона баррелей в сутки (и как раз на прошедшей неделе отправил 4 миллиона тонн нефти в Европу). Пока из Тегерана не поступало сообщений о том, что эти планы изменились. К тому же геополитическое соперничество, в том числе и на рынке углеводородов между Ираном и Саудовской Аравией, не лучший спутник совместных действий: Тегеран и Эр-Рияд, отчаянно демпингуя, бьются  за европейский рынок.

Все эти факторы и предопределили провал к пятнице нефтяных цен до 33,5 — 34,5 доллара за бочку после двухдневного бурного роста. Словом, «устная интервенция», которую, похоже, отечественные либерал-экономисты из властных кругов записали в арсенал экономических методов, оказалась малоэффективной. Хотя и надо отдать должное — это новинка в пиаровских операциях: организовать встречу в Катаре, сделать вид, что достигнута серьёзная договоренность,  убедить хозяев агентства Блумберг (которые тоже поигрывают на биржах) распространить информацию по свету с комментариями, что все остальные страны-нефтедобытчики во главе с Ираном вот-вот присоединятся к заморозке, дорогого стоит.

Котировки балансируют в сторону повышения

С середины прошлого года в фундаментальных процессах, которые предопределили падение нефтяных котировок, пока ничего не изменилось: по-прежнему ОПЕК не снижает добычу, Вашингтон наращивает экспорт на фоне увеличения запасов сырой нефти и нефтепродуктов, информации о росте китайской экономики нет. Почему же цена нефти замедлила падение и в последний месяц не выходит из коридора 32-35 долларов за баррель?

Валютно-сырьевые спекулянты — а именно они в основном определяют на биржах цену нефти, заключая короткие и длинные фьючерсы, — выжидают. Причина — ряд признаков, которые свидетельствуют о том, что к концу года, а может быть, и значительно раньше, нефтяные котировки достаточно бодро устремятся вверх: возрастёт спрос на нефть для китайской экономики. Дело в том, что КНР, поддерживая рост валового внутреннего продукта, в январе увеличила до 8 триллионов юаней лимит на внутреннее кредитование. Это означает, что потребность в топливе для создания новых мощностей возрастёт.

Одновременно Китай, занимающий пятое место в мире по добыче нефти (и второе по её потреблению) начал закрывать нефтедобывающие установки с объёмом добычи примерно 200 тысяч баррелей в сутки. Совокупность этих фактов позволяет предполагать с высокой степенью вероятности, что спрос на нефть со стороны КНР может возрасти на два-три миллиона баррелей минимум, которые один только Иран удовлетворить не сможет. Правда, покупать эту нефть Пекин будет либо за юани, либо за евро, так как Иран категорически отвергает доллары — «деньги Иблиса (дьявола)», так что на валютные котировки прямого влияния подобный ход событий не окажет.

Так что Китай вольно или невольно играет в пользу российской экономики: ведь если ожидаемый рост экономики КНР станет реальностью, цены на нефть могут вырасти до 60-70 долларов, а каждый доллар роста котировок, напомню, закрывает бреши в отечественном бюджете.


Просмотров 5331

19.02.2016

Популярно в соцсетях