Соврал про банки — готовь бабки

За распространение заведомо ложной информации о кредитных учреждениях накажут рублём

Миллион рублей заплатят юридические лица, 50 тысяч — должностные и пять тысяч рублей — физические за любые недостоверные высказывания о банках. И не важно, где они прозвучат — со страниц газет, в Интернете или на собраниях граждан. Законопроект, предусматривающий административное наказание за подрыв репутации кредитных организаций, уже прошёл первое чтение.

Разорительная паника

Центробанк в прошлом году отозвал лицензии у 29 банков. Это породило панику среди вкладчиков. В Интернете стали появляться чёрные списки банков, которые якобы в скором времени лишатся разрешения. Испуганные клиенты ринулись снимать деньги со своих счетов. Что, привело к снижению ликвидности некоторых финансово-кредитных учреждений. В первом квартале 2014 года ушёл в минус каждый пятый российский банк. Совокупный убыток составил 15 441 миллион рублей.

По мнению заведующего кафедрой регулирования финансово-кредитной деятельности РАНХиГС Александра Турбанова, «панические атаки способны нанести вред не только конкретным банкам вплоть до полной финансовой несостоятельности, но и пошатнуть устойчивость всей банковской системы».

Поэтому опасность недостоверного информирования не умозрительная, а вполне реальная. В качестве самого яркого примера экономисты приводят историю с Альфа-банком, называя её «хрестоматийной». В 2004 году в газете «Коммерсантъ» была опубликована статья о том, что клиенты этого банка не могут снять деньги в банкоматах. Целые коллективы организаций, обслуживаемых банком, оставляли рабочие места и бежали к терминалам. У журналистов не было злого умысла, но издание по решению суда выплатило банку 310 миллионов рублей в качестве компенсации за причинение репутационного вреда. В 2012 году клиенты банка «Экспресс» в Махачкале, поверив интернет-ресурсам, бросились «спасать свои деньги». За один день был обналичен миллиард рублей. Банк в скором времени прекратил своё существование.

Законопроект предлагает не только штрафовать за обнародование недостоверной информации, но немедленно блокировать интернет-сайты, распространяющие лживые сведения. Впрочем, именно этот пункт проекта закона не встретил поддержки Министерства связи.

Но ущерб наносят не только СМИ или интернет-сайты. В 2008 году в Свердловской, Нижегородской областях и в Башкортостане по улицам городов разъезжали «информационные» микроавтобусы и некие люди рассказывали населению о банкротстве одного из банков. Ещё одной действенной схемой дискредитации честного имени кредитной организации является рассылка СМС-сообщений клиентам с призывом переводить средства в другие учреждения. Поймать таких лжецов за руку практически невозможно.

Штраф или тюрьма?

Доктор экономических наук, экс-зампред Банка России Александр Хандруев предупреждает о том, что давно уже необходимый закон сложно будет применить на практике. «Это всё равно, как если бы мыши решили привязать колокольчики к хвосту кота. Идея хорошая, но как привязать? — говорит эксперт. — Где проходит грань между достоверными и недостоверными сведениями. Официальные данные аудиторской проверки — это положительная информации или негативная? И кого наказывать? Счётную палату? Для хорошего аналитика не представляется сложным сделать вывод о надёжности того или иного банка, изучив официальные отчёты на сайте Банка России. Если он опубликует своё мнение, он преступник?»

Александр Турбанов считает, что функции надзора, как и прописано в законопроекте, должны быть возложены на Центробанк и правоохранительные органы. А ответственность должна быть не только административной, но и уголовной. Ведь в число пострадавших входит не только конкретный банк, но и связанные с ним организации и сами вкладчики.

«Я не сторонник ужесточения как такового. Ответственность должна быть адекватной преступлению, — поясняет Александр Турбанов, — Распространять информацию может группа частных лиц по заказу, к примеру, банка-конкурента. Штраф в три-пять тысяч рублей — ничтожная плата за ущерб, который они могут причинить банку, а сумма убытков может доходить до сотен миллионов рублей. Банкротство банка вследствие распространения заведомо ложной информации также должно предусматривать уголовную ответственность».

Среднестатистический российский клиент банка — человек, конечно, нервный. Много раз за жизнь обманутый и банками, и иными финансовыми структурами. Ввести его в состоянии паники может даже самый непроверенный слух. Тем более он хорошо знает, что новости о предстоящем банкротстве не распространяются по официальным каналам.

Опасаясь за свои кровные, вряд ли вкладчик способен мыслить в государственном масштабе, унять панику и поддержать банковскую систему личным спокойствием. А тонкий психолог всегда донесёт до него информацию под правильным соусом на собрании граждан или в социальных сетях. Замечательный во всех отношениях банк Х заслуживает доверия клиентов, несмотря на лживые уверения об отмывании акционерами денег, — что из этого хорошая ложь и плохая правда? Размытость формулировки может помешать исполнению закона.

Вопросы вызывает и запрет комментировать факты, касающиеся банков, должностными лицами органов государственной и муниципальной власти до появления официальной информации, размещённой на их ресурсах. Получается, что чиновник, сообщая достоверную информацию, всё равно будет оштрафован.

Надежда Арабкина

Просмотров 586

16.04.2014 19:31