В трёх рукопожатиях от Чехова

В этом году исполнится 100 лет со дня открытия дома-музея писателя в Ялте

В трёх рукопожатиях от Чехова

Фото: Christie's/Public domain

Помните теорию шести рукопожатий? Так вот, я нахожусь всего в трёх рукопожатиях от Антона Павловича Чехова. Я пожимал руку старейшей сотруднице дома-музея писателя в Ялте Алле Васильевне Ханило, а та — сестре классика Марии Чеховой. Кстати, если продолжать двигаться по этой головокружительной дорожке, то и Лев Николаевич Толстой всего на одно рукопожатие дальше. Авторы «Войны и мира» и «Чайки» были друзьями и не раз встречались в Крыму.

Сегодня писатель работал бы в «красной зоне»

В этом году 29 января исполняется 161 год со дня рождения Антона Павловича Чехова, а ещё через два с небольшим месяца — 9 апреля — грядёт вековой юбилей дома-музея писателя в Ялте.

Страдавший туберкулёзом Чехов поселился в Ялте по совету врачей в 1898 году. Он купил небольшой участок в Верхней Аутке и построил там двухэтажный дом с мезонином, который Александр Куприн назвал «Белой дачей».

«Белая дача» Чехова в Ялте. Фото: Алексей Васильев

В Ялте Чехов прожил с 1899 по 1904 год и сочинил «Три сестры» и «Вишневый сад», «Даму с собачкой» и «Невесту», «На святках» и «В овраге». При этом он не только писал, но и трудился как врач. Если бы Чехов жил сейчас, он наверняка работал бы в «красной зоне» с больными коронавирусом. К этому предположению подталкивает его биография: во время холерной эпидемии он работал земским врачом, обслуживал 25 деревень, открыл на свои средства в Мелихове медицинский пункт, принимая множество больных и снабжая их лекарствами. В Крыму, будучи сам болен туберкулёзом, работал в Попечительстве о приезжих больных. В то время очень многие чахоточные приезжали в Ялту почти без денег только потому, что были наслышаны о Чехове, который помогает устроиться всем просителям.

В последний раз Чехов ночевал в своём ялтинском доме 30 апреля 1904 года. На следующий день он уехал для врачебных консультаций в Москву, а оттуда — на немецкий курорт Баденвейлер, где и умер 2 июля 1904 года.

«Белую дачу» по завещанию получила Мария Павловна. Де-факто она превратилась в импровизированный чеховский музей фактически сразу же после смерти писателя — сюда приезжали сотни людей со всей России, чтобы поклониться памяти классика.

Табличка на входной двери дома. Фото: Алексей Васильев

Кстати «Белая дача» — самое крупное хранилище подлинных чеховских предметов в мире. Коллекция насчитывает более 16 600 единиц основного фонда и 7 300 научно-вспомогательных материалов

Де-юре «Белая дача» обрела музейный статус 9 апреля 1921 года. В этот день председатель Ялтинского ревкома, бывший учитель Михаил Шабулин выдал Марии Чеховой охранную грамоту, в которой говорилось: «Ввиду исключительного внимания российского пролетариата к трудам и литературным заслугам умершего писателя Антона Павловича Чехова, дачу его на Аутской улице взять под своё наблюдение в целях полной сохранности и неприкосновенности внутреннего размещения обстановки, в которой писатель провёл свои последние года».

Сестра классика обманула фашистов

В 1927 году «Белая дача» пережила разрушительное Ялтинское землетрясение, когда, по воспоминаниям Марии Павловны, многие дома на Южном берегу «превратились в пыль». После этого чеховский дом долго ремонтировали. Ещё более трудные испытания пришлись на годы фашистской оккупации. В чеховском доме поселился немецкий майор Бааке. Квартирмейстеры, которые искали для него жильё, хотели занять кабинет писателя и его спальню, но Мария Павловна воспротивилась. Для убеждения оккупантов она прибегла к хитрому ходу, выставив на видном месте открытку с изображением знаменитого германского драматурга Герхарта Гауптмана. Немцы решили, что он тоже бывал у Чехова, и согласились не занимать главные мемориальные комнаты. Майор Бааке поселился в столовой и, надо отдать ему должное, за время оккупации из дома не пропал ни один предмет. Красная армия освободила Ялту 16 апреля 1944 года. В ночь перед освобождением в чеховский сад попали четыре бомбы, одна из которых разорвалась в трёх метрах от окна кабинета писателя.

В спальне писателя. Фото: Алексей Васильев

«Мучительные три зимы дали себя знать — холод, голод, страх… Продавала вещи, платья, бельё и покупала дрова мешками. Перенесла брюшной тиф. Мой музей изрядно пострадал от бомб, особенно сад. Чудом живы остались», — рассказывала Мария Павловна о периоде оккупации в одном из писем вдове писателя Ольге Книппер-Чеховой.

В июне 1944 года Марию Павловну наградили за сохранение чеховского литературного наследия орденом Трудового Красного Знамени. А вскоре, в 1946 году, на работу в дом-музей поступила Алла Ханило, которая и рассказала мне эту историю.

Мария Чехова оставалась директором музея до последнего дня своей жизни — 15 мая 1957 года. Алла Васильевна Ханило тоже работала в музее в качестве консультанта до самой смерти в 2019 году.

«Парламентская вишня» в чеховском Крыму

В день рождения Чехова на «Белой даче» открылась уникальная выставка из художественного собрания дома-музея. Она представлена в формате короткометражного фильма и доступна к просмотру на сайте музея и его страницах в соцсетях. «Выставка призвана раскрыть необычную сторону «Белой дачи», — рассказала «Парламентской газете» директор Крымского литературно-художественного мемориального музея-заповедника, в состав которого входит чеховский дом, Лариса Ковальчук. — Посетители узнают её и как художественный музей с богатым наследием. Особое место в ней занимают работы Исаака Левитана, близкого друга Чехова. В музее находятся восемь произведений художника. Одно из них, «Стога сена в лунную ночь», Левитан создал незадолго до своей смерти — в последний приезд в Крым в начале 1900 года и расположил напротив письменного стола Антона Чехова».

Вишня «парламентской газеты». Фото из архива Александра Мащенко

К юбилею музея сотрудники готовят научное издание, посвящённое истории ялтинского дома Чехова, где впервые представят редчайшие документы и фотографии из фондового собрания. Кроме того, откроется тематическая выставка «Музею — быть!» Начнёт работать и созданный благодаря национальному проекту «Культура» мультимедиа-гид по «Белой даче» с использованием технологии дополненной реальности.

Чехов был не только писателем, не только врачом, но и садоводом. «Если каждый человек на куске земли своей сделал бы всё, что он может, как прекрасна была бы земля наша!» — мечтал классик, разбивший у себя на «Белой даче» замечательный сад. «Парламентская газета» решила внести свой скромный вклад в воплощение этой чеховской мечты. Теперь у нашего издания есть своё, «именное дерево» в вишневом саду в Крыму, в расположенном в Голубом Заливе парке-музее деревянной скульптуры «Возрождение. Вишневый сад». «Парламентскую вишню» там посадил собственный корреспондент издания на полуострове Александр Мащенко. Скоро весна, столетие чеховского музея и… садовые работы.

Чеховские места в Крыму:

Ялта. До постройки собственного дома Чехов жил на даче Фарбштейна, в гостинице «Россия», на даче Бушева «Стратеиз», на даче Иловайской «Омюр» и в гостинице «Марино».

Гурзуф. Здесь у Чехова была дача у моря, которая сейчас входит в состав Крымского литературно-художественного мемориального музея-заповедника.

Гаспра. Чехов приезжал туда навещать жившего в имении графини Паниной Льва Николаевича Толстого.

Феодосия. Впервые Чехов побывал в городе в июле 1888 года — жил на даче издателя Суворина, посетил художника Айвазовского.

Севастополь. Чехов бывал в Георгиевском монастыре и в Херсонесе, а также на севастопольских гастролях МХАТа.

Просмотров 2106

29.01.2021 00:00