Подводные сокровища Крыма защитят законом

Археологи ждут помощи от парламентариев

Подводные сокровища Крыма защитят законом Штурвал ФОТО: Алексей Васильев

Дно Чёрного моря усеивают остатки тысяч погибших кораблей, судов и судёенышек: греческих, римских, византийских, генуэзских, русских, турецких, английских, французских, немецких. Всё это — археологические объекты, которые интересны не только «белым», но и «чёрным» археологам. А между тем охранять их от грабителей, консервировать и музеефицировать фактически невозможно из-за «дыр» в действующем российском законодательстве.

Крым — единственный регион в России, где паспортизированы и находятся на государственном учёте 36 объектов подводного культурного наследия. Сделано это было ещё в «украинские годы», действующее российское законодательство, к сожалению, не даёт такой возможности.

«На сегодняшний день невозможно поставить на учёт ни один объект подводного культурного наследия, так как по закону он должен иметь кадастровый номер земельного участка, а подводного кадастра у нас нет, — объясняет заместитель директора Черноморского центра подводных исследований Виктор Вахонеев. — Да и самого понятия «объект подводного культурного наследия» в российском законодательстве пока не существует».

Виктор Вахонеев: «На сегодняшний день в Крыму паспортизировано 36 объектов подводного культурного наследия». ФОТО: Алексей Васильев

Деятельность подводных археологов регламентируют федеральные законы «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» и «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации», а также Водный кодекс РФ. По мнению специалистов, для эффективной работы по охране подводного культурного наследия все эти документы нуждаются в изменениях.

Согласно закону «Об объектах культурного наследия», охраной этих памятников занимаются органы исполнительной власти субъектов РФ. И в то же время по другому закону — «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» — морская акватория не является территорией субъектов. Получается, что подводные объекты остаются без охраны. И это далеко не единственные нюансы, которые ждут своего законодательного разрешения. «Фактически, музеефикация подводных объектов и мероприятия по их консервации и охране в настоящее время проводятся вне правового поля», — объясняет Виктор Вахонеев.

Задача федерального масштаба

«Мы знаем об этой проблеме, — говорит депутат Государственной Думы от Республики Крым Светлана Савченко, — и обязательно будем работать над тем, чтобы внести в федеральные законы соответствующие изменения. Это задача федерального масштаба, ведь Россия обладает богатейшим подводным наследием не только в Чёрном море, но и на Балтике, на Севере, на Дальнем Востоке.

Юридические наработки есть, в частности, у специалистов Черноморского центра подводных исследований. Кроме того, на мой взгляд, можно создать специальный федеральный орган — своеобразный аналог существующего в Крыму Государственного комитета по охране культурного наследия, но только на более высоком уровне».

«Мы несём личную ответственность перед будущими поколениями за сохранение культурного  наследия, — говорит сенатор Ольга Ковитиди. — Крымчане понимают это особенно хорошо, ведь наш полуостров является уникальным историческим памятником  под открытым небом. К сожалению, серьёзная угроза исходит от так называемых чёрных археологов, которые часто оснащены лучше государственных экспедиций. Кроме того, есть ряд вопросов, которые необходимо решить на законодательном уровне.

Удивительно, но федеральное законодательство вообще не содержит термина «подводное культурное наследие». Он есть в Конвенции об охране подводного культурного наследия, принятой ЮНЕСКО в 2001 году, но Россия её не ратифицировала. Нет определения и разграничения полномочий федеральных органов исполнительной власти и органов государственной власти субъектов РФ по охране объектов культурного наследия в отсутствие специального федерального закона, определяющего их полномочия за пределами береговой линии.

ФОТО: Алексей Васильев

Наконец, деятельность по государственной охране, сохранению, использованию и популяризации объектов культурного наследия не оговорена в перечне видов деятельности, на которые не требуется заключение договора водопользования или принятие решения о предоставлении водного объекта в пользование (п. 3 ст. 10 Водного кодекса РФ). Поскольку этот перечень имеет закрытый характер, музеефикация подводного объекта либо мероприятия по его консервации и охране в настоящее время проводятся вообще вне правового поля государства».

От «Чёрного принца» до крымской Атлантиды

В этой ситуации Ольга Ковитиди обещает найти единомышленников для изучения проблемы, а затем выступить с соответствующей законодательной инициативой. Пока же на официальном уровне «поисками сокровищ» у берегов Крыма занимается Черноморский центр подводных исследований — единственное в России государственное учреждение такого рода. В прошлом году его специалисты подняли с морского дна «сокровища «Весты» — российского парохода, затонувшего у мыса Тарханкут в 1887 году.

Среди находок подводных археологов — штурвал корабля, российская и французская посуда, английские фонари и многое другое. Но ещё важнее, наверное, тот факт, что экспедиция вновь, много лет спустя, привлекла внимание к подвигу моряков этого корабля. «Веста» прославилась на всю Россию за десять лет до своей гибели, 11 июля 1877 года, разбив в пятичасовом бою гораздо более мощный турецкий броненосный корвет «Фетхи-Буленд» — в честь того сражения на северной стороне Севастополя даже установлен памятник, а Иван Айвазовский посвятил подвигу «Весты» одно из своих полотен.

Картина Ивана Айвазовского «Бой парохода «Веста» с турецким броненосцем «Фехти-Буленд» в Чёрном море 11 июля 1877 года».

Другой большой объект, на котором специалисты Центра работают на протяжении вот уже шести сезонов вместе с археологами петербургского Эрмитажа, это крымская… Атлантида — так иногда называют затопленное античное городище Акра у берегов Керченского пролива. А на другом краю Крыма, в Евпатории, у самой центральной набережной археологи Центра обнаружили остатки нескольких кораблей, которые затонули во время того самого шторма 14 ноября 1854 года, когда погиб легендарный «Чёрный принц». Как утверждается, корабль привез в Балаклаву зимнюю одежду и жалованье английским войскам — около  200 тысяч фунтов стерлингов золотом. Куда исчезли сокровища, так и осталось тайной. Поднять их с морского дна пытались и англичане, и французы, и наш ЭПРОН (экспедиция подводных работ особого назначения), однако ничего, кроме нескольких золотых монет, на дне Балаклавской бухты найдено так и не было.

По оценкам историков, только на протяжении XIX и первой половины XX века в Чёрном море  затонуло более двух тысяч кораблей. Именно в Крыму произошла едва ли не самая страшная морская катастрофа в истории человечества. 7 ноября 1941 года в тридцати милях от Ялты немецкий самолет потопил советский санитарный транспорт «Армения». Погибли от пяти до семи тысяч человек (на «Титанике» погибли 1503 человека, на «Лузитании», торпедированной в 1915 году немецкой подводной лодкой, 1198).

Поиски судна продолжаются до сих пор, в том числе их проводили и в прошлом году силами Главного управления глубоководных работ Министерства обороны России, рассказывает Виктор Вахонеев. Обнаружение «Армении», если оно произойдёт, станет крупнейшей подводной археологической находкой на Чёрном море — крупнее и важнее, чем золото пресловутого «Чёрного принца».

Недавно Черноморский центр подводных исследований стал лауреатом всероссийского конкурса «Область добра», организованного фондом святителя Василия Великого при поддержке Государственной Думы. В этом году специалисты Центра продолжат свои изыскания на «Весте» и в «крымской Атлантиде».



Автор: Александр Мащенко

Просмотров 1363

06.03.2017

Популярно в соцсетях