Ориентир для вечности

700-летие Сергия Радонежского

Взаимоотношения монашества во многих сферах мирской жизни с гражданским обществом для многих служит поводом чуть ли не раздражения: «Куда эти монахи лезут? Сидели бы в своих монастырях, а в миру им делать нечего!» Между прочим, Сергий Радонежский, оказавший огромное влияние на формирование Руси как государства, был прежде всего монахом. Итоговая встреча в пресс-центре «Парламентской газеты» в рамках Сергиевских бесед была посвящена этой тонкой теме.

Путь инока

Главный потенциал, который должен раскрыться в человеке, выбравшего монашеский путь, - молитва как путь к богообщению. Об этом напомнил игумен Пётр (Еремеев), который, будучи монахом, является и наместником Высоко-Петровского монастыря в Москве, и ректором Российского православного университета. По его мнению, целью монаха не является воздействие на общество: «Инок - человек, который выбрал иной путь - ищет молитвы, а потом всего остального. Другой вопрос: как раскрытие этого потенциала влияет на людей, его окружающих? «Ты вышел из города в пустыню, и город пришёл за тобой в пустыню» - это прописывается в житиях многих христианских подвижников».

Так было и в истории с Сергием Радонежским, вокруг которого сначала появилась монастырская обитель, а позже - город Сергиев Посад. Сам преподобный вместе со святителем митрополитом Алексием Московским стали основателями на Руси общежительного жития в монастыре - до него каждый инок старался жить обособленно, вести собственное хозяйство. Пример Сергия, который сам выполнял в своей обители самые тяжёлые работы, по сей день является примером для всех монахов. «Мы являемся наследниками огромного богатства - это лавры, монастыри, которые сегодня восстанавливаются усилиями монашествующих и при доброй помощи простых людей и государства. Но если в этих стенах не теплятся лампады и монахи не молятся, то обитель превращается в музей. Поэтому смысл восстановления монашества в Русской православной церкви не в его прагматической пользе для общества, а в поиске путей возрождения духовной жизни», - убеждён игумен Пётр.

Симфония борьбы с грехом

XIV век - время, когда люди на фоне тяжелейшей дани ханам, Орде, жесточайшей княжеской междоусобицы находили утешение прежде всего в монастырях. Сенатор Дмитрий Саблин напомнил, что во времена Сергия Радонежского монашество выполняло великую объединяющую роль. И если бы не было Сергия Радонежского, который пешочком ходил к князьям в Рязань и Нижний Новгород просить их не нападать на Москву, если бы не было всего монашеского движения, то вероятность того, что не было бы и России, крайне велика. «На мой взгляд, - заметил Дмитрий Саблин, - наша страна без православия жить не может: мы пробовали, но продержались чуть более 70 лет».

По его мнению, как семь веков назад, так и сегодня молитва и соответствующий образ жизни монахов являются «цементом» духовно-нравственного объединения народа. И это может давать результаты не только в далёкой перспективе, а уже сегодня. Парламентарий вспомнил, как год назад в рамках проекта «Заступники земли Русской» было представлено около 15 тысяч рисунков детей, в том числе украинских. «Майдан уже начался, и вначале они, да и взрослые, приехавшие с ними, возмущались: «Почему нет переводчика, почему с нами не говорят на украинской мове?» Но после того как им показали Лавру, где они приложились к мощам Сергия Радонежского, перемена была разительной: дети стали рисовать придуманную ими самими единую «укророссию». Вспоминая те моменты, Дмитрий Саблин добавляет: «Монашество - пример для всего общества как человек, не имея денег и славы, счастлив только тем, что борется со своими грехами».

Единение светской и духовной власти в стране ещё со времён Византии называют «симфонией Церкви и власти». Сегодня к этой симфонии должно присоединиться и общество - в этом уверен протоиерей Всеволод Чаплин. По его мнению, это необходимо народу, который последнее время пытаются активно убедить: гражданское общество и религиозные общины должны обязательно конфликтовать. «Но у нас другие традиции, другой исторический опыт, - говорит отец Всеволод. - Церковь и монашество не отделены от мира. Да, монастырь - особое место, христианская жизнь - иная по отношению к светским идеалам. Но ни Церковь, ни монахи себя от людей никогда не отделяли. Отшельники всегда принимали мирян, которые к ним приходили брать благословение на свершения. Так действовал и преподобный Сергий перед Куликовской битвой - ярчайший пример в нашей истории».

Удаление от мира не означает надменного отношения к окружающим. Хотя печальные примеры, когда из монашествующих людей выходили раскольники, увы, есть. «Из тех, кто гнушался браком, общением с людьми, что приводило к духовному самовозвеличиванию, выходили еретики, - напомнил отец Всеволод. - А люди, преданные Богу, одновременно являются и преданными ближним. И если нужно идти к людям, чтобы изменить их жизнь, то монахи шли, как пошёл к рязанскому князю Олегу преподобный Сергий, человек, который всю жизнь стремился услышать волю Божию и победить распри. И именно он выразил те смыслы, которые ждал народ, жаждавший воли Божией».

Пример самоограничения

В наши дни, когда вечные понятия по большей части воспринимаются как абстракция, много ли людей, для которых знать волю Божию является жизненной необходимостью? Глава Экспертного центра Всемирного русского народного собора Александр Рудаков подтвердил, что при высоком уровне гедонизма и потребительства в обществе экономические категории возводят в абсолют. «Отними у большинства людей, которых мы видим сегодня вокруг, блага земные, и они не смогут их ничем заменить. И именно монашество противостоит тому, чтобы нас превращали в тех, кто ищет всё новых и новых удовольствий и развлечений. Монах идёт по пути самоограничений и тем самым совершенствуется как личность», - считает он.

Учёные сегодня не скрывают: если все страны будут потреблять так, как это делают Америка и Европа, то ресурсы планеты Земля закончатся стремительно. «Очевидно, что человечеству нужен новый образец существования - стремление к самоограничению, которое веками практикуется в наших монастырях, - уверен Александр Рудаков. - Идёт на это монах добровольно и сознательно - из любви к людям, к Богу. Ведь самоограничение только тогда приносит пользу, когда оно добровольно. Если его нет, оно может превратить человека в зверя».

В этом смысле опыт православного монашества, которое никогда не шло путём принудительной религиозной экспансии, может быть крайне полезен для всего человечества. Возможно, поэтому память о делах Сергия Радонежского даже спустя семь столетий отозвалась в миллионах сердец россиян. Для светской мысли - это парадокс, когда человек, имевший лишь отвлечённые желания идти к Богу, становится одним из столпов мировой истории. «Святой Сергий дал ориентир нашему народу в том, что следствием устремлённости к единству с Богом является единство друг с другом. Думаю, что этот непреходящий пример каждый русский человек сегодня должен иметь перед собой как настольную книгу». Эти слова игумена (Петра Еремеева) подвели черту под всем циклом Сергиевских бесед, состоявшихся в «Парламентской газете».

Просмотров 699

25.12.2014 17:18