Не в деньгах счастье?

Точка зрения

Во всех опросах работа Министерства образования признаётся неэффективной

Притом что расходы государства на образование растут год от года, удовлетворённость населения его качеством стремительно снижается. Причина этого - некомпетентность чиновников Министерства образования и неэффективность использования бюджетных средств. Собственно, это и является главным итогом года в этой сфере: денег на образование мы тратим больше, чем, скажем, три года назад, а эффект… Об эффекте - ниже.

Любопытная статистика была продемонстрирована недавно на Совете по образованию и науке при председателе Государственной Думы: доля бюджетных расходов на образование с 2011 года существенно выросла, достигнув в консолидированном бюджете рекордной суммы более чем в три триллиона рублей, а удовлетворённость граждан качеством образования за тот же самый период стремительно снижалась, достигнув своего трёхлетнего минимума. Или вот ещё пример: в традиционных опросах ВЦИОМ Министерство образования традиционно признаётся гражданами самым неэффективным в Правительстве РФ, а министр за работу получает твёрдую «два», не дотягивая даже до «тройки с минусом» и имея самую плохую репутацию даже среди традиционно непопулярных министров социального блока. Опять же при беспрецедентных расходах на образование.

С расходами при этом ситуация не вполне однозначная, мягко говоря. То есть, с одной стороны, триллионы руб­лей, которые сейчас идут на образование - это больше по объёму, чем весь бюджет страны на тот момент, когда Владимир Путин начал поднимать эту отрасль. Только на прошлой неделе я насчитал, кажется, четыре независимых друг от друга экспертных доклада, подготовленных Общероссийским народным фронтом, общественным движением «Обрнадзор», НИИ интеллектуальной собственности и независимой экспертной группой, которые объединяло одно - претензии к качеству освоения и расходования бюджетных средств в сфере образования. Самая категоричная из претензий звучала как приговор: 80 процентов закупок в сфере образования носят сомнительный и коррупционный характер. С таким подходом к освоению бюджета не хватит вообще никаких денег, даже если на нужды образования потратить вообще все средства федерального бюджета, забыв о других направлениях.

Однако подавляющее большинство граждан судят об эффективности (или в нашем случае - о неэффективности) реализации профильным ведомством политики в сфере образования не по тому, как тратятся деньги, а по тому реальному эффекту, который имеют действия Минобрнауки. И тут проблем столько, что их не помогают закамуфлировать даже 400 миллионов рублей - астрономическая сумма, потраченная Министерством образования на собственный пиар и спасение репутации ведомства. Основных проблем, вызывающих шквал критики и недовольства граждан в отношении Минобрнауки, видится четыре.

Первая - это провал ведомства в тех сферах, которые традиционно ближе всего к обычным людям: качество школьного образования, реформа высшей школы, ЕГЭ и так далее. Здесь беда куда ни ткни. Сигналом о проблемах школьного образования стала необходимость резко снижать нижнее пороговое значение баллов ЕГЭ по русскому и математике, чтобы до трети школьников в некоторых регионах просто не остались без аттестатов.

Похожий приговор деятельности Минобрнауки в этой сфере вынес и глава Рособрнадзора Сергей Кравцов: значительный процент сдававших ЕГЭ по истории не смогли ответить даже на простейшие вопросы по предмету. Причина такого падения качества образования, скорее всего, заключается в варварской политике, которую ведомство Ливанова последовательно проводило в отношении педагогических вузов, закрывая, реорганизовывая, сливая их и массово вешая на них клеймо «неэффективных».

Однако большинство граждан в такие тонкости вряд ли углубляются, ставя министерству «неуд» за общее падение грамотности школьников, которое можно наблюдать невооружённым глазом, просто загрузив десять случайных личных страниц «ВКонтакте».

Что касается вузов, то претензии ректорского сообщества, связанные с безобразно проводимой реформой высшей школы и так называемым сокращением вузов, которое пока, судя по всему, выливается исключительно в создание большой коррупционной схемы, оборачиваются куда более резонансными претензиями родителей абитуриентов.

В устроенной ведомством информационной вакханалии, когда части вузов накануне приёмной кампании ставят клеймо «неэффективный», другой части запрещают приём, у третьей - начинают отзывать лицензию, а про четвёртую понятно, что она работать будет всегда, потому что наладила торговлю дипломами и откупится от любой проверки и инспекции, у выпускников школ встаёт закономерный вопрос: куда идти учиться в этой ситуации? Так, чтобы вуз окончить и диплом получить до того, как у него отберут здание, общежитие, а потом и лицензию.

Вот примеры. Известный всем МАРХИ и легендарные Строгановка с Литературным институтом подвергались прессингу в рамках «мониторинга эффективности», а ключевой для отрасли Московский горный университет вообще прекратил своё самостоятельное существование, несмотря на то что был трижды эффективным, в том числе по версии самого министерства.

Вторая большая проблема связана с системным торпедированием наиболее популярных инициатив в системе образования. Речь и о едином учебнике по истории, которого до сих пор нет, и неизвестно, когда он будет, и о зачем-то понадобившейся министерству отмене золотых медалей в школах и красных дипломов в техникумах, и об уничтожении ста рабочих специальностей, и о сопротивлении ведомства Ливанова введению льгот для поступающих в вузы детей-сирот.

В итоге золотые медали для школьников и льготы для детей-сирот были возвращены Государственной Думой по инициативе «Единой России». Единый учебник истории всё равно будет создан, сколько бы министерство ни срывало сроки, потому что это президентское поручение.

Третья причина непопулярности ведомства Ливанова - это враньё. Про ЕГЭ я уже упоминал выше. Однако основная проблема с Единым госэкзаменом не в том, что он теперь стоит ровно в четыре раза дороже, а проходит так же безобразно и со всеми теми же проблемами.

Проблема в том, что нам активно (и за наши же деньги) из каждого утюга рассказывают, что ЕГЭ прошёл честно, притом что каждый знает, как было на самом деле в школе у их детей, племянников, внуков и так далее: как проносили и пользовались мобильниками, как осуществляли «помощь» учителя и закрывали глаза наблюдатели, как организовывался ЕГЭ-туризм и прочие виды поддержки особо нуждающихся и платёжеспособных.

Разрыв между реальностью и тем, что рассказывают чиновники ведомства, - катастрофический. И не только в том, что касается ЕГЭ, но и других сфер образования - высшей школы, техникумов, продлёнки, наконец. Те же претензии, скажем, к зарплатам вузовской профессуры. Министр рассказывает о цифрах и суммах, которые ни один кандидат наук, доцент или старший преподаватель в условной Смоленской области в месяц не получал никогда даже близко. Подобное враньё распространяется и по другим проблемам.

Например, с продлёнкой, про которую Ливанов говорил, что она бесплатная, в тот момент, когда вся страна за неё уже две недели как платила.

Четвёртая причина - это понимание того, что основными достижениями в сфере образования (да и вообще - сохранением этой сферы как таковой) Россия обязана президенту страны, а никак не Министерству образования, действия которого зачастую имеют совершенно иной вектор.

Вот и выходит, что проблемы образования не в бюджете, а счастье - не в деньгах. И если в ближайшее время подход Минобрнауки к работе не изменится, мы так и будем наблюдать снижение удовлетворённости граждан качеством образования при сколь угодно значительном повышении ассигнований на его нужды.

Просмотров 308

25.12.2014 20:14