Закон избавит от мучений

Неделя Федерального Собрания

Неизлечимо больным станет легче получить сильнодействующие анальгетики

На пленарном заседании Госдумы 16 декабря депутаты в окончательном, третьем, чтении приняли законопроект об упрощении доступа тяжелобольных к наркотическим и психотропным препаратам. К каким изменениям это приведёт в работе медработников, аптек, клиник, а главное — в жизни пациентов, «Парламентской газете» рассказал инициатор документа, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья, академик РАН, заслуженный врач России Николай ГЕРАСИМЕНКО.

- Николай Фёдорович, чем была вызвана необходимость внести изменения в Закон «О наркотических средствах и психотропных веществах»?

- Его чрезмерной строгостью к тем, кто этого не заслуживает, — людям с тяжёлыми и неизлечимыми заболеваниями. Для многих из них наркотические лекарственные средства — единственная возможность жить без боли. Однако при действующей пока редакции закона, с тотальным контролем этих препаратов и лиц, которые с ними работают, получение анальгетиков для тяжелобольных зачастую превращается в изощрённую пытку.

- Что вы имеете в виду?

- Например, чтобы получить сильнодействующее обезболивающее, пациент должен собрать три подписи: онколога, терапевта и главного врача. Но новый препарат просто так ещё и не выдадут, пока он не сдаст пустую ампулу или упаковку от старого.

Пять дней, в течение которых действует сегодня рецепт, для отдалённых сёл и деревень слишком короткий срок. Ведь медработникам за психотропными лекарствами нужно ехать в крупные города и областные центры. А если впереди выходные или праздники, которые у нас длятся до десяти дней, как на Новый год?

Из-за трудностей лицензирования сократилось и число аптек, торгующих наркосодержащими препаратами. В Москве, к примеру, четыре с половиной тысячи аптек, но лишь в пятидесяти из них можно по рецепту купить сильнодействующее обезболивающее. На продаже этих препаратов провизору не разбогатеть, а отвечать за несоответствующий учёт, хранение или, не дай бог, пропажу медицинского наркотического средства придётся по всей строгости закона. Это целый комплекс проблем, который требовал решения.

- Удалось ли решить эту задачу в законопроекте?

- Новая редакция Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» радикально меняет ситуацию. Удлиняется срок действия рецепта с пяти до пятнадцати дней, что позволит переждать практически любые праздничные каникулы. Не нужно будет сдавать упаковки от препаратов и использованные трансдермальные пластыри. В законе мы прописали, что их теперь запрещено требовать при выписке рецепта. Кстати, на бланке рецепта будет достаточно одной подписи врача.

Внутри лечебных учреждений ликвидируют комиссии по контролю за медицинскими наркотиками. Сильнодействующие обезболивающие можно будет хранить в сельских фельдшерских пунктах. Упростятся требования к лицензированию аптек, транспортировке и хранению наркосодержащих препаратов.

Приоритетом нового закона является доступность медицинской помощи для неизлечимо больных. После снятия всех барьеров и ограничений получить анальгетики им станет гораздо легче.

- А почему так долго пришлось ждать смену приоритета и почему он изначально не был так выстроен в 1998 году, когда принимался Закон «О наркотических средствах и психотропных веществах»?

- Время было такое — лихие 90-е. Тогда вообще поднимался вопрос, чтобы легализовать в стране наркотики по примеру Голландии. За это очень ратовали некоторые звёзды эстрады, которые вращались в околовластных кругах. Кроме того, в то время очень распространены были кражи наркосодержащих препаратов из аптек и подделка рецептов. Поэтому контроль за медицинскими наркотиками сделали почти таким же жёстким, как и за обычными.

Но ситуация меняется. Никто больше не грабит аптеки и больницы ради наркопрепаратов, а контроль за ними остаётся чрезмерным. И, к слову, от момента внесения мною законопроекта о смягчении этого контроля и смене приоритета до принятия документа в третьем чтении прошло всего девять месяцев. Это очень короткий срок для законодательной кухни: обычно уходит полтора-два года. И если Совет Федерации одобрит закон, а президент подпишет его до конца декабря, то результаты можно будет увидеть к лету будущего года.

Просмотров 395

18.12.2014 19:25