Сим-карта без паспорта? Нет проблем!

Социум

Покупатель рискует только деньгами, прочие граждане — своей безопасностью

Аналог нашей поговорки «Голь на выдумку хитра» есть и в других языках, но звучит она не так убедительно. Что такое по сравнению с нашей «голью» английское «Бедность — мать изобретательства»? Или немецкое «Нужда научит кусать кислое яблоко»? Так себе — вялое обозначение некоего поведения в сложных обстоятельствах. У нас же предполагается явно заковыристое действо, перед которым хоть шляпу снимай. Даже если на выдумку хитра отнюдь не голь, вполне себе соображающая, как нащупывать прорехи в запретах. В том числе — в законодательных.

Простой пример: в стране уже полгода действуют поправки в Закон «О связи», запрещающие уличную (то есть «с рук») продажу телефонных сим-карт и их оформление без предоставления удостоверяющих личность документов. Помнится, когда законодатели обосновывали эти запреты, даже у махровых либералов не возникало возражений. Сим-карта в паре с мобильным телефоном, с помощью которой можно не только звонки осуществлять, но и выходить в Интернет, — инструмент серьёзный. В криминальном смысле, конечно, особенно если карта активирована анонимным пользователем и его следов, в случае чего, потом не найдёшь. Почему же их всё-таки продают? И не где-нибудь в тёмном переулке, без лишних глаз и свидетелей, а совершенно открыто, организованными группами, в самых что ни на есть людных местах?

Ответы, казалось бы, лежат на поверхности. Во-первых, если есть предложение, значит, есть и спрос. Далеко не все граждане, стало быть, готовы покупать мобильные номера по процедурам, оговорённым законом. А во-вторых, если карты продают так, как их запрещено продавать, вполне вероятно, что в плюсе, помимо торговцев, остаётся кто-то ещё.

Кто же?

…Разгар рабочего дня, площадь столичного Белорусского вокзала, точнее, выход из станции метро «Белорусская»-кольцевая. Тут и там мелькают в толпе чернявые парни со стопками сим-карт всех ведущих мобильных операторов.

- Почём сим-карты? — спрашиваю первого попавшегося чернявого по-узбекски, полагая, что карты липовые.

На несколько секунд продавец теряет дар речи, но контакт, можно сказать, установлен. «Своему», возможно, он врать не станет.

- 200 рублей, брат. Любая. Все с Интернетом и с деньгами на счету!

- Паспорт нужен для оформления?

- Ничего не нужно, вставляй в телефон и будет работать.

- Ты уверен?

- Клянусь тебе, брат!

Хоть и не совсем удобно манипулировать телефоном в толпе, всё же вынимаю свою карту и вставляю взятую наугад левую. Судя по пришедшему СМС-сообщению, в котором мобильный оператор поздравляет некоего Илью Сергеевича за подключение к Сети, карта действительно работает.

Отдаю продавцу 200 рублей и ухожу, распираемый любопытством. Кто же такой благодетельный «Илья Сергеевич», избавивший меня от необходимости покупать сим-карту по паспорту? А главное, в чём фишка этих продаж, если за те же деньги такую же карту можно приобрести в нескольких метрах отсюда, в павильоне мобильного оператора?

Дома проверяю левую карту ещё раз, пытаясь осуществить с неё звонок. Чернявый, конечно, обманул, что на карте есть деньги. Ну да ладно. Перевожу с электронного кошелька 100 рублей. Есть «контакт», включая мобильный Интернет!

День, другой, третий… Претензий к связи не возникает, хотя на всякий случай добавляю ещё 100 рублей.

Выгода торговцев вроде очевидна — продать «пустую» карту за 200 рублей. Какая-никакая, но копеечка. Правда, мелковатая, учитывая, что за подобную реализацию можно налететь на штраф до пяти тысяч рублей. Что-то здесь не так.

Через несколько дней покупаю у «моего» узбека ещё одну левую карту. Но экспериментирую с ней по-другому — кладу на счёт сразу 1000 рублей. Эксперимент удаётся: через час карта блокируется неизвестным мне лицом.

Соль этого трюка в том, что, коль скоро карты оформлены на «Илью Сергеевича», фактически он и является владельцем счёта, который клиент пополняет своими деньгами. Дальнейшее — дело техники. Если счёт прирастает сколь-нибудь увесистой суммой, «Илья Сергеевич» карту блокирует, затем получает новую с тем же номером и вновь запускает её в оборот. Если же на счету «копейки», карта, как рыболовный крючок, ожидает более крупной поклёвки. Как только она (в денежном выражении) происходит, «Илья Сергеевич» говорит клиенту «до свидания».

Конечно, ему нет дела до того, что с работающей сим-картой (не дай бог, конечно) можно натворить что-нибудь серьёзное. Ведь «Илья Сергеевич», как выражаются в его кругах, не при делах. Не при делах и прочие творцы и участники подобной реализации мобильного товара. Закон не запрещает оператору или его дилерам передавать такому вот «Илье Сергеевичу» столько телефонных номеров, сколько он запросит. Главное, чтобы паспорт был.

Кроме того, закон не предусмотрел такую мелочь, как запрет на передачу (или продажу) зарегистрированных сим-карт третьим лицам. Так что и к «моим» узбекам не придерёшься.

Что касается покупателя легализованного «Ильёй Сергеевичем» и мобильными операторами товара, он лишь рискует своими деньгами. Но что этот риск по сравнению с возможностью превратиться в инкогнито? Особенно если телефон становится орудием преступления.

Просмотров 29825