Референдум прошёл, вопросы остались

Украинский кризис

У провозгласивших независимость Донецка и Луганска впереди немало проблем

В минувшие выходные руководство Донецкой и Луганской областей Украины провело референдум о статусе этих регионов. По предварительным данным, в нём приняло участие более 70 процентов проживающего там населения. За государственную самостоятельность в Донецке проголосовали 89 процентов граждан, в Луганске эта цифра превысила 95 процентов. Референдум состоялся, но карательная операция, сопровождающаяся гибелью мирного населения, на юго-востоке Украины продолжается. О том, на какие вопросы смог ответить референдум, а какие по-прежнему остаются нерешёнными, шёл разговор на круглом столе в пресс-центре «Парламентской газеты».

Информационная победа

«Можно по-разному относиться к результатам референдума, подобные разнополярные оценки мы уже видим, но отмахнуться от факта, что референдум состоялся и волеизъявление большинства граждан Донецка и Луганска прозвучало, сегодня невозможно», — считает политолог Александр Гущин. Он назвал проведение референдума большой информационной победой, которую одержал юго-восток Украины. Это, безусловно, и победа России, которая все эти месяцы внутри украинского противостояния проводила твёрдую линию по защите населения юго-восточных регионов, подвергавшегося притеснению распоясавшихся националистов.

Призывы России остановить кровопролитие и начать переговоры, где одной из сторон будут руководители юго-востока, до сих пор игнорировались странами ЕС и США. Сегодня, когда голос населения Донецка и Луганска закреплён итогами референдума, делать это будет значительно сложнее. «С проведением референдума отношение населения к происходящему получило юридическое оформление», — считает завкафедрой теории права и сравнительного правоведения НИУ ВШЭ Владимир Исаков. Положительно относится к итогам референдума и депутат Госдумы от КПРФ, заместитель председателя Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Вадим Соловьёв, он считает их началом диалога по преодолению вооружённого конфликта на Украине. «Референдум — основа для формирования законной власти в этих регионах», — заметил Вадим Соловьёв.

При этом тема нелегитимности референдума стала главным оружием в информационной войне, которую ведут киевские власти. «Правовые огрехи при проведении референдума есть, но нельзя не учитывать, что он проводился в обстановке, когда в Славянске и Мариуполе шла операция устрашения, в ходе которой безоружных людей давили бэтээрами. При этом голосование всё же состоялось», — замечает Вадим Соловьёв. Он напомнил, что в ходе референдума народным властям в Донецке и Луганске фактически выражено доверие большинства населения. Между тем нынешние руководители страны, претендующие на власть во всей Украине, подобной легитимности не имеют. «Ведь за них не голосовал никто, кроме вооружённых бандитов с майдана», — добавил Вадим Соловьёв.

По его мнению, референдум на востоке Украины создал крайне важную правовую основу для начала переговоров с Киевом.

Пока же власти Киева предпочитают вести переговоры языком оружия.

Поиск труден, но необходим

«Противостояние на Украине надо рассматривать в широком политическом контексте. Наступление развёрнуто не столько против юго-востока Украины, сколько против России. Поэтому киевские власти усиленно подталкивают извне к обострению конфликта», — считает Владимир Исаков. Втягивание нашей страны в вооружённый конфликт, ослабление санкциями её экономики, разрушение связей России с ЕС — таковы, по его мнению, цели развёрнутого заокеанскими политиками наступления. Те, кто называет себя сегодня властью на Украине, — марионетки в этой игре.

Между тем продолжение военной операции на юго-востоке действительно делает не только невозможными переговоры с областями, не согласными с политикой Центра, но фактически ставит крест на варианте федерализации, который изначально обе стороны устраивал. «Если после Женевы переговоры о единстве Украины в рамках федерального государства были допустимы, то на референдуме речь о федерализации вообще не шла. Фактически руководители Донецка и Луганска взяли курс на создание самостоятельного государства (обращение руководства этих областей к России с просьбой принять их в состав — лишнее тому подтверждение. — Прим автора.)», — считает президент Центра системного анализа и прогнозирования Украины Ростислав Ищенко.

Таким образом, сегодня на Украине всё более актуальным становится разговор уже не о сохранении единства государства, а о формах более или менее цивилизованного развода. Безусловно, добиться международного признания Донецко-Луганской народной республики будет непросто. Но сегодня на юго-востоке Украины даже опасность оказаться в международной изоляции никого не останавливает. Люди бегут от войны.

Приднестровский сценарий означает для России очень непростой выбор. Не секрет, что нашей ошибки в этом вопросе за океаном ждут с нетерпением. Верным решением, по мнению Ростислава Ищенко, стала бы договорённость России и ЕС относительного единого подхода к происходящему на Украине.

Кто вступит в диалог

В документе, отражающем официальную реакцию Москвы на проведённый референдум, выражена надежда, что «практическая реализация итогов референдума пройдёт цивилизованным путём без рецидивов насилия, через диалог между представителями Киева, Донецка и Луганска». При этом отмечается, что посредничество таких авторитетных организаций, как ОБСЕ, приветствуется. Но кто из здравомыслящих украинских политических сил может поддержать этот диалог? «Такие политики на Украине, безусловно, есть, только они находятся не в Киеве», — утверждает Ростислав Ищенко. По его мнению, сейчас эти силы загнаны в подполье или находятся среди непризнанных народных политиков юго-востока. По мнению депутата Вадима Соловьёва, силой, выступающей за сохранение Украинского государства с учётом интересов русскоязычного населения, могут быть избранные от Компартии депутаты Рады. Нельзя скидывать со счетов и влияние на ситуацию украинских олигархов. Один из них, глава бизнес-группы «Метинвест» Ринат Ахметов, уже призвал украинскую власть прекратить антитеррористическую операцию на юго-востоке. Экономические интересы вокруг Донбасса действительно достаточно серьёзные. Если к власти придут новые политики, олигархам со своими капиталами придётся расстаться. Потому они пытаются управлять процессом, нежели ждать его исхода. При таком много­образии интересов наладить диалог между сторонами будет непросто. Впрочем, наверняка успешным он может стать в случае, если в основу будущих решений будет положено волеизъявление граждан, прозвучавшее на референдуме. Значит, референдум был проведён не зря.

Плебисцит и международное право

Международное сообщество, главным образом США и Евросоюз, не желает признавать итоги референдумов на юго-востоке Украины. Почему?

В международном праве существует противоречие между принципом нерушимости границ государства и принципом самоопределения. Отсюда проистекают различные толкования того, являются ли прошедшие на Украине референдумы по самоопределению легитимными или нет.

В Уставе ООН подчёркивается, что «территория государства не должна быть объектом военной оккупации, явившейся результатом применения силы в нарушение положений Устава» и что «территория государства не должна быть объектом приобретения другим государством в результате угрозы силой или её применения». В связи с этим не должны признаваться законными какие-либо территориальные приобретения, явившиеся результатом угрозы силой или её применения. Референдумы в Донецкой и Луганской областях проходили в условиях применения силы, но не внешней, а со стороны киевской хунты, пришедшей к власти в результате незаконного вооружённого переворота (к тому же с опорой на националистов).

В свою очередь, принцип самоопределения неоднократно получал своё подтверждение в документах ООН, в частности, в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 года, Пактах о правах человека 1966 года, Декларации о принципах международного права 1970 года. В Декларации принципов Заключительного акта СБСЕ особо подчёркнуто право народов распоряжаться своей судьбой.

В иных документах ООН выражено главное нормативное содержание принципа самоопределения. Так, в Декларации о принципах международного права 1970 года сказано: «Создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним, или установление любого другого политического статуса, свободно определённого народом, являются формами осуществления этим народом права на самоопределение». При этом право национального самоопределения не исчезает, если нация образовала самостоятельное государство или вошла в состав федерации государств.

Международное право не даёт определения, при каких условиях проводимый в стране референдум о самоопределении является легитимным. Не имеет значения, проголосовало ли за самоопределение 50 процентов плюс один голос населения или 99,9 процента. Утверждения о том, что решающую роль играет конституция страны или голосование всего населения страны, что называется, от лукавого: в международном праве всё решает прецедент, а таковых в истории последних 23 лет предостаточно. Как хорошо известно, на референдуме о сохранении Советского Союза за проголосовали более 75 процентов населения единой страны, притом что определённые силы говорили тогда, что речь идёт не о роспуске СССР, а о доверии Горбачёву или Ельцину. Что не помешало Ельцину после голосования заявить, что всё-таки 25 процентов были против СССР. Тем не менее страну развалили в соответствии с планами заокеанских «партнёров», нарушив все принципы международного права. Были похожие ситуации с аннексией ГДР и с самостоятельностью Косова. Соответственно, коли был прецедент, перестанем разводить демагогию по поводу «нелегитимности» референдумов востока Украины.

Анатолий Любомудров

Просмотров 378

15.05.2014 19:00