Спорщиков рассудит время

Международная жизнь

В этом убеждён российский сенатор, размышляя о выборе Украины

Слова «Украина», «украинцы» для России всегда имели особый смысл. Как бы ни стремились новые «историки» убеж­дать нас, что мы — народы, разные по духу, мышлению и обычаям, все, даже ярые противники российско-украинской интеграции, понимают, что это не так.

Сначала договариваются политики

В Советском Союзе, где проживали представители более 200 наций и народностей, на протяжении десятилетий в паспорте была графа «национальность». Так вот, такие записи в этой графе, как «русский», «украинец» и «белорус», по сути, были синонимами. Поэтому когда слышишь высказывания о том, что украинцы в СССР были ущемлены или что приглашение Украины в Таможенный союз — очередная попытка восстановить российское влияние в Киеве, то понимаешь, что делается это с одной целью — вбить клин в многовековую дружбу наших народов.

Распад Союза больно ударил по всем постсоветским независимым государствам. Истинные масштабы этой катастрофы только сейчас становятся понятны. Ведь, по сути, СССР с его 300-миллионным населением, развитыми внутриэкономическими связями был мощным интеграционным объединением, ничем не уступавшим по многим параметрам появившемуся значительно позже Евросоюзу.

Созданное в 1991 году Содружество Независимых Государств не смог­ло стать политическим преемником СССР, поскольку некоторые страны — члены СНГ с самого начала, по-видимому, рассматривали Содружество как инструмент цивилизованного развода. Да, подписывались десятки соглашений и договоров, звучали бравурные речи на саммитах СНГ. А время шло, и всё более аморфной структурой становилось наше Содружество, практически ничего не было сделано по воссозданию экономического союза наших стран. И только во второй половине нулевых годов благодаря инициативе лидеров Казахстана, Беларуси и России процесс сдвинулся с мёртвой точки.

Таможенный союз, по сути, первая наднациональная структура, при создании которой три страны добровольно делегировали часть своих суверенных прав. О том, какие реальные экономические выгоды получили государства, решившиеся войти в Таможенный союз, много сказано и написано. Точно так же всем известно о том, какие привилегии получила бы Украина, если бы приняла в итоге решение о присоединении к Таможенному союзу. Не случилось. Между тем многие промышленные предприятия Украины, включая машиностроение, атомную энергетику, ракето- и самолётостроение, до сих пор находятся в тесной кооперации со своими российскими партнёрами.

В последние годы эта кооперация уже даёт сбои. Здесь присутствует ряд объективных и субъективных факторов, но главной причиной является нестабильность наших политических отношений. Бизнес работает только в условиях ясной, а главное, стабильной политической атмосферы в межгосударственных отношениях. Сначала о чётких правилах игры договариваются политики, и лишь затем на смену им идут экономисты и бизнесмены.

Желания и действительность

Понятно, чего хочет Украина, вступая в ассоциацию с Евросоюзом. В Киеве почему-то уверены, что это будет исключительно во благо страны. Видимо, в расчёте на развитие евроинтеграции наши партнёры полагают, что в страну хлынут инвестиции, новые технологии, современное оборудование. Хорошо бы так. Но почему-то на память приходят примеры других новых членов ЕС из Восточной Европы и Прибалтики. Что-то не слышно об экономическом и финансовом буме в этих странах — новичках Евросоюза. Зато всем известно, что большая часть молодого дееспособного населения из этих государств отправилась за лучшей долей в Германию, Францию, другие развитые страны ЕС, где трудоустраивается далеко не на самые высокооплачиваемые и престижные места.

Уже сейчас значительная часть трудоспособного населения Украины работает в России и многих странах Западной Европы. После подписания договора об ассоциации с ЕС миграционные потоки с Украины на Запад резко возрастут. И по сути, Украина может повторить судьбу многих стран из числа новичков ЕС с той лишь разницей, что условия для украинцев могут быть ещё жёстче.

Похоже, что главной целью вовлечения Киева в ассоциацию с Брюсселем является желание оторвать Украину от России, не допустить укрепления Таможенного союза за счёт Киева. Ну не нужен Евросоюзу мощный конкурент в лице Таможенного союза, в котором будет ещё и Украина.

Уважая выбор соседей

Но давайте всё же исходить из существующих реалий: Украина уже подписала политическую часть соглашения об ассоциации с ЕС и совсем скоро подпишет его главную составляющую — экономическую.

Сейчас в России раздаются голоса некоторых горячих голов о будущих санкциях против Украины, многие задаются риторическим вопросом: нужно ли отпускать Украину в ЕС? Считаю такие измышления и высказывания не просто некорректными, но и политически вредными.

Во-первых, Украина — независимое государство, которое уже более двадцати лет является субъектом международного права. Поэтому вопрос «отпускать или не отпускать» вне компетенции России.

Во-вторых, о каких санкциях может идти речь? Разве Украина угрожает национальной безопасности России или других стран своим ассоциированным членством в ЕС?

В-третьих, сейчас уже бессмысленно вести разговоры о том, что ждёт Украину в связи с выбранным ею вектором развития. Чем больше мы будем её отговаривать, тем больше сторонников «западной ориентации» появится на Украине.

Из Киева сейчас идут сигналы о том, что ассоциация с ЕС не мешает развитию отношений с Таможенным союзом. Но не надо лукавить. Эксперты утверждают, что товарный поток из ЕС вытеснит с внутреннего украинского рынка большинство отечественных товаров. И что дальше? Как говорится, к гадалке не ходи, понятно, куда затем устремится этот товарный поток. Произойдёт реальный реэкспорт продукции стран Евросоюза через Украину в Россию и другие страны Таможенного союза либо беспошлинный, либо по льготным ставкам, ибо именно такой регламент до последнего времени действует для Украины в торговле с Россией.

Скажите, как любое нормальное государство с рыночной экономикой должно действовать в подобном случае? Ответ однозначный — защитить внутренний рынок и работать в правовом поле режима, общепринятого для всех стран ВТО.

Однако не следует подобные шаги России расценивать как некую месть нашим соседям. Украинские политики не скрывают, что решение Киева исключительно прагматичное, и это достойно уважения. Наверное, если бы мы раньше выстраивали наши экономические связи по рыночному принципу, то не было бы этого двадцатилетнего топтания на месте. Не было бы, по сути, застоя в наших экономических отношениях.

В любом случае мы должны уважать выбор соседей, каким бы он ни был. Если последующие годы убедят всех нас в правильности выбора Киева, мы будем искренне рады успехам братской страны и, возможно, станем внимательно изучать опыт украинской евроинтеграции. Если же это решение окажется неудачным, если сбудутся мрачные прогнозы относительно будущего Украины в ассоциации с Евросоюзом, мы не должны и не будем злорадствовать. Не будем упрекать наших партнёров в ошибочности выбранного пути. Россия всегда будет открыта для сближения с Украиной и наверняка протянет руку братской стране. Думаю, точно так же поступят и другие страны — наши союзники по евразийской интеграции. Только время даст ответ на все поставленные вопросы, только время рассудит, кто был прав, а кто заблуж­дался.

Просмотров 312

17.04.2014 18:27